Подавать горячим

Москва, 15.09.2008
«Эксперт Юг» №19 (25)
VI Открытый джазовый фестиваль Black Sea в Сочи взял курс на патриархов жанра. Однако усиленное звёздное окружение прорвал-таки молодой коллектив A’capella ExpreSSS, за поп-музыку которого почему-то не стыдно

Джазовые музыканты до сих пор не решили, радоваться или нет тому, что джаз как массовое искусство умер. Профессионализм джазменов с десятилетиями лишь набирает обороты, теряя при этом аудиторию, настроенную на to be easy. Низкий рейтинг джаза — отнюдь не российская привилегия. Кирилл Мошков, редактор журнала и портала Jazz.ru, провёл социологическое исследование на родине джаза и выдал красноречивую формулу: «Самая небогатая, самая обособленная и самая низкооплачиваемая часть шоу-бизнеса Америки» (2006). А потому всем, кто всё же рискует в последние два десятилетия продвигать джаз на отечественных широтах, остаётся быть реалистами. Каковыми можно считать и организаторов сочинского фестиваля.

Почти весь этот джаз

У истоков фестиваля в 1993 году стоял композитор Юрий Саульский, который своим авторитетом обеспечивал как господдержку, так и высокий уровень съезжавшихся сюда наших и зарубежных музыкантов. После смерти мэтра в 2003 году директором становится и остаётся по сей день его соратник Борис Ягудин — художественный руководитель Сочинской филармонии. В реалистическом взгляде на шоу-бизнес администратору главной курортной площадки страны — Зимнего театра — не откажешь. В этом году ему удалось осилить почти все составляющие успешного концертного проекта. Во-первых, составить оптимальную программу: наряду с откровенным поп-джазом, горячим мелодизмом присутствовал джаз интеллектуальный, да и вообще всяческий фьюжн. Во-вторых, программу удачно распределили на два дня: в день первый интригу обеспечили патриарх отечественного джаза Вячеслав Горский с группой «Квадро» и вокальный коллектив A’capella ExpreSSS, составивший классикам контраст своим более лёгким Voice Message’ем. Анонсированная в превосходных степенях (с некоторым перебором) певица Дебора Браун была оставлена на второй день — в качестве экзотического бонуса. Её аутентичный джазовый вокал звучал в сопровождении старейшего биг-бэнда страны — оркестра имени Олега Лундстрема, чьи музыканты даже несколько перетянули одеяло на себя: их соло были куда более виртуозны, чем партии певицы.

Фестиваль, собравший полный зал Зимнего театра, заставил пожалеть лишь о том, что программа не была более насыщенной по количеству участников, как это наблюдалось в предыдущие годы. И ещё ей явно недоставало актуальных направлений джаза 2000-х, которые любопытно скрещиваются практически со всеми музыкальными стилями.

Ужатая ретроспектива

Случайно это или нет, но вся конструкция нынешнего Black Sea тянет на модель джазового фестиваля вообще. В её основе — охват короткой истории джаза и обязательный выход в современное измерение. Ведь, с одной стороны, работающие музыканты представляют сегодня несколько поколений и, соответственно, стилевых течений, с другой стороны, сама аудитория расслаивается на возрастные и вкусовые микрогруппы, каждой из которых можно предложить свой «потребительский пакет». Джаз — музыка, которая не может существовать вне памяти жанра, он живёт бесконечными интерпретациями и мутациями, заложенными в нём его собственной импровизационной природой. Это подтверждает любой концерт, невозможный без оглядки на корифеев и постоянного жеста их преодоления, а также творческая неистощимость таких долгоиграющих «мутантов» стиля, как, скажем, Майлс Дэйвис или Pat Metheny Group.

Ретроспектива неплохо удалась на Black Sea. А вот джазовое «сегодня» получилось едва уловимым.

Миссию открыть программу фестиваля возложили на джаз-бэнд Dixie Friends (Ростов-на-Дону), «фирменным» репертуаром которого является новоорлеанский джаз — самые что ни на есть истоки. Правда, в своём несколько хулиганском амплуа, начали они всё же донской казачьей песней «Всадники-други» — в джазовой интерпретации, конечно. Вкус весёлого ретро не покидает на их выступлениях. Тут и классический для новоорлеанского джаза состав инструментов (туба, банджо и др.), и грязновато-хриплое интонирование приглашённого вокалиста и трубача, итальянца Алекса Туччи. Раскованная сценическая манера артистов, как и их не очень стройный, но искренний вокал, напоминает киномюзиклы полувековой давности. Dixie Friends воскрешает ту эру джаза, когда он был народной городской музыкой Америки — так и не став таковой для Европы — с жаркими нотами карнавала.

Осень патриархов

Абсолютный контраст этому «детскому» периоду составляет программа Вячеслава Горского. Он менял свой музыкальный почерк вместе с самой историей современного джаза, начиная с 1970-х, времени восходящего cool’а и симфоджаза, слияния джаза и рока. Горский ввёл в наш инструментарий джаз-фьюжн. Романтический бэкграунд тех лет — пожалуй, отличительная черта его композиторских и интерпретаторских поисков. Помимо известных поклонникам композиций 1970–1980-х, когда музыкант ещё работал в «Арсенале» с Алексеем Козловым, прозвучали и новые вещи. Композиция «Паруса фантазий» из последнего альбома «Янтарное аллегро» возвращает нас к Горскому — элегическому мелодисту. А в «Сальсе летнего вечера» узнаваем почерк Горского-интеллектуала: танцевальный исходник обрастает такими вариациями, что этой сальсой впору озвучивать игру гроссмейстеров, а не телесные ажитации. Свежую кровь в ретроспективу влили звуки композиции в духе нью-эйдж и джаз-психоделии — «Лотос моего сердца» с индийскими мотивами. В полном составе «Лотос» исполняется с аутентичными восточными инструментами (дудук, бамбуковая флейта и др.) и голосом — текст поётся на иврите, фарси, армянском и других, пожалуй, равно экзотичных для русско-европейского слуха языках. В Сочи пришлось ограничиться электрической гитарой, неплохо имитировавшей тембры указанных духовых, роялем и ударными, на которых Артём Фёдоров то и дело впадал в шаманский транс.

Государственный джазовый оркестр имени О. Лундстрема снова подтвердил свой статус лучшего биг-бэнда страны. То, что он ещё и старейший в мире (ему 74 года), и занесён в Книгу рекордов Гиннесса, непомерно усиливает груз ответственности — но с ним справляются и музыканты, и нынешний руководитель оркестра Борис Фрумкин, значительную часть своей музыкальной карьеры сделавший в Германии. Прекрасный пианист Фрумкин объединил эти две роли в своём выступлении. Играли разное — всё в том же ключе «по волнам памяти», от Гершвина до Майлса Дэйвиса — и играли хорошо. Не обошлось без эффектных соло — ударных Владимира Журкина, саксофона Ивана Волкова, трубы Юрия Парфёнова (знаменитое соло в «Дервише») и др. Горячий темпоритм просто подбрасывал Бориса Фрумкина в его прыжке на отдельных эффектных кодах…

Взятие Зимнего — меньшинством голосов

Вокал никогда не был сильной стороной российского джаза. Обыватель до сих пор за джазовую певицу принимает Ларису Долину и в счастливом неведении готов дорого платить за живой голос с симпатичными квазиджазовыми модуляциями. То, что определяющим в джазовом пении является в первую очередь физиология голосового и артикуляционного аппарата, продемонстрировала Дебора Браун — певица весьма среднего профессионального уровня, но органичная в своём амплуа. Многие годы она работает в Европе, а на родине, в США, почти не известна. С оркестром Олега Лундстрема она выступает с конца 1970-х годов, олицетворяя в СССР, а теперь в России и СНГ, исконно-джазовую манеру пения. В узнаваемой афроамериканской фактуре она исполнила ряд джазовых стандартов, немного попела скэтом (свободные звукоимитации). Всё это — очень легко, артистично, но не более того.

Именно дефицит собственных джазовых голосов заставляет критиков и публику с особым пристрастием присматриваться к новым звездам на затмившемся небосклоне. Больший успех наших джазовых вокальных коллективов в сравнении с солистами во многом объясняется традиционно развитой у нас — во всяком случае, до распада Союза — хоровой культурой пения. Несколько лет назад престижную премию Vokal Total (Австрия) взял секстет Man Sound с Украины (понятно, что школа их пения была поставлена ещё в годы СССР), а в 2003 году этой премии удостоился молодой коллектив A’capella ExpreSSS. Их успех был закреплён в 2004 году премией CARA Awards (учреждена Современной ассоциацией акапельного пения). Диск Magic Moment тогда признали «Лучшим джазовым альбомом». Следующий альбом, Voice MeSSSage, записан в 2006 году уже на студии Universal Music (после Игоря Бутмана — это всего лишь второй контракт компании в России с джазовыми музыкантами).

Стилистика A’capella ExpreSSS — по преимуществу джазовая, но насыщена различными внедрениями — R&B, acid, блюз. У них отличный бит-боксинг: имитация музыкальных инструментов — духовых, ударных, струнных — была продемонстрирована фестивальной публике как в процессе «сборки», так и в ансамблевом исполнении. Этот жанр сегодня занимает серьёзные позиции в хип-хоп-культуре — существуют международные чемпионаты по бит-боксингу, обычно объединяющие под одной крышей ещё и рэп, и брейк-данс. Но истоки его — всё тот же джазовый арсенал. A’capella ExpreSSS эксплуатирует стилевые тренды клубной, молодёжной субкультуры, не выходя при этом за рамки респектабельного камерного пения. На Black Sea зал горячо встретил и вокальную интерпретацию классических хитов Моцарта (начали с самого узнаваемого — симфонии соль-минор № 40), и новое звучание бессмертного Yesterday. И исполнил с певцами хором популярную джазовую песенку о Джеке.

Последний интерактивный ход, когда солисты разделили зал на четыре части и дирижировали вступлениями «партий», безусловно, оказался самым выигрышным в покорении и без того драйвующей публики. Популярные стратегии плюс высокое исполнительское мастерство — союз, который никак не даётся отечественной поп-индустрии, но коллектив A’capella ExpreSSS демонстрировал его играючи. Такая музыка одинаково хорошо слушается и в качестве table jazz — как сопровождение фэшн-показов, светских раутов, где нишу сейчас устойчиво занимает германская группа De Phazz, — и в концертном звуке.

Если Black Sea будет двигаться чуть энергичнее вслед за джазом в его новом синкретичном обличии, фестиваль станет более привлекательной площадкой для зарубежных и российских коллективов. Но для этого организаторам придётся изыскать более солидные финансовые ресурсы. Иначе джаз, который рекомендуется подавать горячим, неминуемо потеряет в аудитории — ведь ни радио, ни телевидение его не продвигают. Его место сегодня — в живом концерте.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№19 (25) 15 сентября 2008
Инвестиии в туризм
Содержание:
Впечатляющий результат неоконченной работы

Анализ крупнейших инвестиционных проектов региона показывает, что в ближайшую пятилетку ЮФО имеет все шансы стать округом с самой быстрорастущей экономикой. Правда, золотой дождь инвестиций прежде всего выпадет на и без того благополучных территориях

Реклама