Недоперегрев

Экономика и финансы
Москва, 29.09.2008
«Эксперт Юг» №20-21 (26)
Говорить о перегреве всей экономики ЮФО было бы некорректно. Его локальные признаки отчасти прослеживаются в торговле и строительстве. Основа же южной экономики — обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство — напротив, крайне недокредитована

Оценка российских производственных мощностей позволяет Всемирному банку предположить, что «российская экономика работает на пределе своих производственных возможностей». «Динамичный рост неторгуемых отраслей — значимый симптом перегрева в условиях 15-процентного роста внутреннего спроса», — отмечают аналитики ВБ в своём последнем докладе, касающемся России.

Ряд отечественных экономистов уже отметили, что такая оценка является, как минимум, довольно спорной для России в целом. По нашим оценкам, говорить о существенных опережающих признаках перегрева в неторгуемых отраслях ЮФО было бы ещё более нелепо.

Фантом перегрева

Напомним, что основной признак перегрева экономики, согласно теории цикла, — это, прежде всего, чрезмерно интенсивное использование капитала. При этом доступные банковские ссуды приводят к переинвестированию в ведущие, наиболее привлекательные отрасли, многократно раздувая темпы их роста.

Очевидно, что говорить о перекредитованности экономики (важнейшем признаке перегрева) ЮФО пока рано. Так, глубина проникновения банковского финансирования ЮФО — показатель доли активов банковского сектора (совокупности местных и филиальных банков) в ВРП — на начало 2008 года крайне мала и составляет лишь 33%. Этот показатель значительно ниже и без того невысокого среднего значения — 52% — по стране за 2007 год. Для сравнения: аналогичный показатель для Украины, Венгрии и Казахстана на начало прошлого года составил 66%, 85 и 91% соответственно (см. график 1).

Если экономика перекредитована, то на следующем этапе её развития должен происходить спад экономической конъюнктуры на всех взаимосвязанных рынках — товаров, труда и капитала.

Однако оснований ожидать такого развития событий, то есть катализации завершения инвестиционного цикла массовыми невозвратами долгосрочных кредитов перекредитованными обрабатывающими отраслями, у нас сегодня нет. Столь пессимистичные прогнозы пока беспочвенны прежде всего ввиду хронической недокредитованности и недоинвестированности (вопреки общему росту инвестиций в экономике) в двух крупнейших отраслях экономики округа.

Несмотря на то что рост кредитования промышленности и сельского хозяйства уже шесть лет превышает индекс их физического роста, эти отрасли остаются недокредитованными. Им так и не удалось увеличить обеспеченность финансированием даже за 2005 и 2006 (пиковые по кредитной динамике) годы до относительно оптимального уровня. Фактически, эти два «локомотива экономики» Юга (наибольший суммарный объём — 30% ВРП против 26%, приходящихся на суммарную долю строительства и торговли) уже на начало прошлого года демонстрировали скорее признаки охлаждения в финансировании, чем перегрева.

Чтобы оценить уровень достаточности финансирования отдельной отрасли региона — в данном случае обрабатывающей промышленности — сопоставим доли, которые занимает эта отрасль в структуре ВРП и в консолидированном кредитном портфеле. Очевидно, что если отраслевая доля в кредитном портфеле меньше доли той же отрасли в ВРП, то такой сектор экономики явно недокредитован, поскольку объём заёмных средств меньше рубля добавленной стоимости отрасли. Соответственно в этом случае достаточность финансирования отрицательна — как, например, для обрабатывающей промышленности Астраханской области (см. график 2), где соотношение долей отрасли в ВРП и в кредитном портфеле не обеспечивает даже устойчивое воспроизводство — из-за недостатка оборотных средств. Нормальным является определённое превышение отраслевой доли кредитного портфеля над долей ВРП — оно говорит о большем относительно рубля добавленной стоимости объёме выданных кредитов. Больший объём ссуд при прочих равных условиях означает их более долгосрочный характер, что, в свою очередь, говорит об обновлении основного капитала и о развитии отрасли с участием заёмного финансирования.

Так, во всех четырёх крупнейших экономиках (Краснодар, Ростов, Волгоград, Ставрополь) ЮФО (обеспечивающих 76% ВРП) разрыв между долями «обработки» в консолидированном кредитном портфеле и аналогичными долями в ВРП ощутимо уменьшился (см. график 2). Важно отметить, что именно объём долгосрочных кредитов — это существенный фактор прироста или уменьшения остатка задолженности по кредитам. Таким образом, уменьшение разрыва между долями промышленности в кредитном портфеле и в ВРП — симптом замедления инвестиционной активности банков. То есть, несмотря на рост долгосрочных кредитов в экономике, банки уже к началу прошлого года сокращали, а не увеличивали инвестиционное финансирование обрабатывающей промышленности. Отчасти причины такой кредитной политики могут быть обусловлены как просрочками, так и завершением крупных проектов. Однако в любом случае говорить о полномасштабном экономическом цикле «перекредитованность — спад» здесь не приходится.

В сельском хозяйстве — второй по доле в ВРП после обрабатывающей промышленности отрасли ЮФО — ситуация с финансированием ещё более критична, несмотря на положительную динамику (см. график 3). На это указывает крайне невысокий уровень достаточности кредитного финансирования (по разнице «кредитный портфель-ВРП») в Краснодарском крае и Ростовской области (3,4 и –0,05% соответственно). Для сравнения — в Нижегородской области, где климатические условия заметно сложнее, доля сельского хозяйства в кредитном портфеле на 13% выше доли в ВРП. Это сравнение наглядно демонстрирует, что сельское хозяйство на Юге пока не привлекает кредитного финансирования, объём которого был бы адекватен потенциалу развития. В случае Ростовской области, а также малых экономик округа (см. график 3), где достаточность банковского финансирования отрицательна, большинству предприятий сельского хозяйства кредитных ресурсов должно быть недостаточно даже для соразмерного пополнения оборотного капитала.

Таким образом, основным фактором низкого уровня глубины проникновения банковского финансирования в ЮФО является крайне неадекватный уровень финансирования промышленности и сельского хозяйства. По сути, такая ситуация говорит об отсутствии угрожающих признаков системного перегрева в экономике ЮФО. Напротив, в условиях роста внутреннего спроса существующая недокредитованность сохраняет потенциал расширения заёмного финансирования в основных отраслях экономики округа.

Локальное нагревание

Если динамику кредитования в сельском хозяйстве можно условно назвать «недостаточным нагреванием», а в промышленности — «охлаждением», то в торговле и, для отдельных субъектов ЮФО, в строительстве положение действительно близко к перегреву.

Существенным аргументом в пользу возрастания рисков перегрева в финансировании торговли и строительства является сложившаяся структура инвестиций и источников их финансирования. Именно соотношение заёмных (собственных) средств во многом определяет интенсивность инвестиционной динамики. То есть, чем больше промышленных (или сельскохозяйственных) машин и оборудования в инвестициях, чем более интенсивен экономический рост, тем меньше риск перегрева. Такое уменьшение риска перегрева возможно ввиду роста производительности, сокращения затрат, а значит, возрастания добавочной стоимости в экономике.

В случае, если возможности кредитования со стороны банков сужаются, именно отрасли слабоинтенсивного (экстенсивного) роста страдают первыми. Это происходит, поскольку их рост, основанный на увеличении оборота за счёт заёмного финансирования, тоже резко замедляется, постепенно переходя в стагнацию.

Фактически, наименее интенсивный экономический рост, ведущий к риску перегрева экономики, наблюдается в Ростовской области. Здесь — самый низкий среди сопоставимых регионов уровень собственных средств в финансировании инвестиций (см. график 4) и наименьшая доля инвестиций в машины и оборудование. При этом в области наблюдается наивысший (относительно сопоставимых регионов) рост инвестиционных вложений за 2001–2007 год. Тот факт, что общие инвестиции растут на фоне острой потребности в основном и даже оборотном капитале в обработке и сельхозиндустрии, указывает на локальные признаки перегрева, прежде всего в торговле и строительстве. Это значит, что именно торговля и строительство — пока ближайшая альтернатива долгосрочным инвестиционным вложениям в обрабатывающую промышленность и сельское хозяйство. Так, высокий объём долгосрочной задолженности торговым предприятиям создаёт дополнительные риски просрочки в условиях инфляционной нестабильности и «кредитного сжатия», которое бьёт прежде всего по финансированию их закупочных операций.

Экономику Краснодарского края также пока можно назвать слабоинтенсивной. Это связано прежде всего с низкой долей оборудования в инвестициях и соответственно повышенной долей в них зданий и сооружений. Тем не менее, учитывая высокий уровень собственных средств в финансировании инвестиций, риски перегрева здесь существенно меньше, чем в Ростовской области (см. график 4).

По сравнению с крупными экономически развитыми регионами округа, малые экономики ЮФО демонстрируют высокий уровень рисков перегрева в торговле и строительстве ещё более наглядно.

Условно малые экономики ЮФО можно разделить на два полюса. Первый — это слабоинтенсивный (экстенсивный) рост — высокие риски перегрева. Второй — интенсивный рост — невысокие риски перегрева.

Особенно перегретыми — слабоинтенсивными, выглядят, как ни странно, наименее развитые из малых экономик Южного округа (Ингушетия, Чечня, Калмыкия, а также Астраханская область). Признаки экстенсивного перегрева здесь — это чрезмерно высокая доля зданий в инвестициях, минимальная или отрицательная достаточность финансирования промышленности при сопоставимом с интенсивными регионами уровне заёмного финансирования (см. график 5). Такая структура инвестиций и кредитования создаёт большие риски перегрева. Это, опять же, связано с тем, что непрерывность оборота строительства и торговли сильно зависит от заёмного финансирования.

В то же время малые экономики Северного Кавказа с более устойчивым экономическим ростом (Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея) гораздо меньше подвержены рискам перегрева экономики.

Здесь, напротив, выше достаточность кредитного финансирования промышленности, соответственно меньше доля зданий в инвестициях. При этом средний уровень доли кредитов в источниках инвестиций здесь лишь ненамного выше, чем в слабоинтенсивных экономиках ЮФО.

Это связано с более интенсивным экономическим ростом, качество структуры которого пока даже выше, чем в крупнейших экономиках округа. Так, динамика кредитного финансирования обрабатывающей промышленности здесь положительна, в отличие от развитых экономик округа (см. график 2). Соответственно больший объём инвестиций направляется на её модернизацию, о чём косвенно говорит невысокая доля зданий в инвестициях (см. график 5). Кроме того, сам уровень достаточности финансирования обрабатывающей промышленности здесь выше, чем где-либо в ЮФО (см. график 2).

Таким образом, экономическое развитие наиболее развитых малых экономик ЮФО оказалось менее подвержено рискам перегрева, чем, например, развитие Ростовской области. Сами же по себе риски перегрева вызваны лишь локальными проявлениями перекредитованности и не затрагивают наибольшую часть экономики — обрабатывающие отрасли, которые производят продукцию с высокой добавочной стоимостью.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №20-21 (26) 29 сентября 2008
    Инвестиционный форум
    Содержание:
    Пир во время шторма

    Сочинский инвестфорум зафиксировал спад абсолютных показателей, некоторый рост качественных и обозначил глобальную проблему финансирования южных проектов, масштаб которых всё растёт. Нехватка длинных денег у банков угрожает заморозкой проектов, которые не пройдут через ставшее более мелким сито отсева

    Реклама