Ориентация – север?

Москва, 29.09.2008
«Эксперт Юг» №20-21 (26)
Арт-сентябрь в Краснодаре открылся масштабным проектом «Север — Юг». Питерский «Манеж» и кубанский Краевой выставочный зал временно объединились для показа, как заявили организаторы действа, «лучших художественных сил современного актуального искусства двух столиц — северной и южной»

Два зала — питерский и кубанский. И с той, и с другой стороны — живопись, графика, объекты, инсталляции, видеоарт. Словом, всё как положено. С клише не поспоришь. Как и с имитацией Общей Идеи — что-то типа «на контрасте всё возможно». Чем не концепт?

Слегка примороженный Север — эстетика белого с чёрным. А рядом через коридор — легко узнаваемый Юг. Как всегда, преисполненный цветовой шизофрении и несколько «на расслабоне».

Петербургский раздел, заботливо собранный куратором Ириной Алексеевой, назван соответствующе меланхолично — «Чёрно-белое искусство». Краснодарский раздел, так и не выбравший себе названия, судя по всему, с трудом концептуализировался незадолго до открытия. В итоге — выверенный монохром против махровой эклектики.

Бросок на Юг

Питерские не в первый раз в гостях у Краснодарского выставочного. Но впервые проводится совместная акция.

Маршрут определило руководство в лице директора «Манежа», уверенно осваивающего южное направление. Кирилл Кузьмин — фигура в музейно-галерейной жизни северной столицы заметная. В своё время он, филолог по образованию, уверенно справился с созданием музея-квартиры Михаила Зощенко, а три года назад возглавил одну из ведущих выставочных площадок страны. Кузьмин, за деловую хватку прозванный в одном из интервью «толерантным феодалом», любит эксперименты, к которым можно отнести и концепцию «северной» части нынешнего проекта.

«Незадолго до выставки у нас накопилось много таких монохромных вещей, и возникла общая идея, которая не являлась жёсткой позицией куратора. Ребята подхватили эту идею в последний момент, какие-то вещи заменили — и получилась такая штука, на мой взгляд, очень удачная. Художники не раз работали в одном пространстве, но в таком составе собрались впервые. Было много импровизации — готовили видеоинсталляцию для Германии, но решили показать и в Краснодаре, подумав, что это не испортит выставку», — рассказывает г-н Кузьмин.

Он прекрасно знает, что вне спонсорско-грантово-бюджетной поддержки актуальное искусство не просто не выживет, но и перестанет быть привлекательным для его поклонников. И среднестатистическому зрителю, если какого-либо скандала не предвидится, оно безразлично, и коммерческих дивидендов маловато. Разве что сгодится для интерьерных дел или приглянется продвинутым коллекционерам — мини-олигархи-то всё больше к передвижникам тянутся.

Финансовые вопросы решить удалось. «Мы, наконец, добились понимания того, что выездные выставки в регионах совершенно необходимы. Краснодар — наш давний партнёр, поэтому первое желание было выехать сюда», — поясняет Кирилл Кузьмин. Однако он не готов пока говорить об ответном совместном проекте, хотя с удовольствием рассмотрит предложения о партнёрском пленэре в Горячем Ключе: «Наша выставка ориентирована на выездные варианты, хотя, если возникнет что-то мощное, что сможет принять “Манеж”, мы всегда рады».

Звучит немножко по-патерналистски, но вполне справедливо. Актуальное искусство требует жёсткой кураторской руки, а с ней в атмосфере кубанской вольницы пока слабовато.

Не читайте пресс-релизы

На современных художественных выставках желательно всё смотреть, но ничего не читать. Ни пресс-релизы, ни тем паче самопрезентации художников. Что скажет вам, к примеру, следующий пассаж? «Нескончаемый круговорот вещей и место в различных звеньях пищевых цепочек предлагает нам городская экология. Люди в этой системе близки друг другу неявными взаимодействиями. Даже на автомобильной парковке перед супермаркетом всегда найдётся кто-то, кто, ведя скрытный образ жизни на теневой стороне, обеспечивает людскую коммуникацию. Его режиссура виртуозно перемещается в пространственном и временном зазоре, который большинству незаметен. В этом 25-м кадре реальности некий “серый кардинал” автостоянки, архитектор проволочных конструкций, подобно манерам аквариумной рыбки в плоскости бумажного листа, перегоняет свои поезда».

Если не поняли — это об одной из наиболее удачных с живописной точки зрения работ питерского раздела. Большое полотно Валерия Гриковского «25-й кадр», на котором изображён человек, толкающий перед собой тележки из супермаркета. Прекрасная динамика, интересное цветовое решение, сильно прописанный символо-сюжетный ход — и непонятно чему сопутствующая текстовая невнятица.

Или почему вполне оригинальная задумка Петра Швецова, где «в виде паровозика из деревянных тележек представлены несчастные культуртрегеры, которые из последних сил тянут по полу культуру Санкт-Петербурга», называется «Восточный экспресс»? Тот, помнится, обычно курсировал по маршруту «Париж — Стамбул». Есть, правда, в Питере на улице Марата (в пяти минутах ходьбы от Невского) одноимённый ресторан. Так, может, «несчастные культуртрегеры» — из завсегдатаев этого достойного заведения?

Под стать самопрезентациям и пресс-релизы: «В противовес петербуржцам многие краснодарские авторы репрезентируют юг России как наполненный солнцем, стагнирующий в своей самодостаточности регион. Но патриархально-консервативные охранительные тенденции входят в противоречие с резко изменяющейся в последние годы геополитической и социокультурной ситуацией».

Это нужно объяснять отдельно, лучше на фуршете, и только для своих. Иначе «стагнирующая самодостаточность» грозит обернуться навязчивой и плохо поддающейся лечению фобией.

Питерский акцент

Хоть залы и разные, но момент соперничества отбрасывать не стоит. Тем более что на поверку не все питерские (гостей, вне всякого сомнения, стоит перечислить — Пётр Швецов, Андрей Рудьев, Юрий Штапаков, Александр Дашевский, Александр Теребенин, Валерий Гриковский, Аня Жёлудь, Вероника Рудьева-Рязанцева) такие уж питерские.

Тот же фронтмен «северного» крыла выставки Андрей Рудьев — выпускник Краснодарского художественного училища. Неплохой художник, он давно уже обосновался в Петербурге, прошёл суровую школу столично-европейской выставочной деятельности, а потому прекрасно знает, как подавать зрителю актуальность в искусстве. Ядовито-синие штанцы на вырост и элтонджонистые очки должны работать на имидж, название арт-объекта — на куратора с критиками. «Великое очарование традиции» — масштабное нечто со старыми ковриками, оленьими рогами и прочими приметами детства, которые помещены «в свинцовый космос рубероидного поля» и со всей наглядностью «визуализируют» дистанцию между затёртым ковриком с Красной Шапочкой и «сегодняшним пониманием актуальной художественной формы».

Здесь свои правила игры. Как в китайской кухне — по вкусу продукт не должен быть похож на самоё себя. Материал зачастую определяет идею. Интересно, концептуально, холодновато, чересчур рационально, а потому сиюминутно, как и многое в актуальном искусстве. Вспоминается его инсталляция (совместно с другим нынешним питерцем — Володей Григоращенко) десятилетней давности: раскрашенные солдатики-мишени. По периметру то ли плаца, то ли полигона. Вроде бы актуально. Но как-то одноразово.

Хорошей у питерских оказалась хармсовская задумка известного художника-графика Юрия Штапакова из «Санкт-Петербургской Печатной Студии», который не раз обращался к иллюстрированию текстов лидера обэриутов.

Знаменитая «История Сдыгр Аппр» про оторванную у Андрея Семёновича руку решена художником в виде фотосессии из пятнадцати частично раскрашенных снимков.

Как там у Хармса:
чтобы время не гуляло

где профессор Тартарелин,

где Андрей Семёныч здрыгр

однорукий здрыгр аппр

лечит здрыгр аппр устр

приспосабливает руку

приколачивает пальцы.

Вполне концептуально для чёрно-белой перспективы. Так и получилось.

Графичен и другой проект Штапакова — «Знаки». В 20 развешанных в центре зала параллелепипедах, изготовленных из прозрачного силикона, помещены чёрно-белые линогравюры со стандартными изображениями (лампочка, бритва, ассигнации). Файлы памяти или обрывки ассоциаций, завораживающие своей простотой и отстранённостью.

Стагнирующая самодостаточность

Слов из песни не выкинешь. Коль назвались «стагнирующим в своей самодостаточности регионом», так извольте и соответствовать.

Ни в коей мере не ставя под сомнение значимость самого арт-мероприятия (а оно, на самом деле, чрезвычайно важный элемент воспитания эстетической толерантности современного зрителя и большой шаг вперёд в обучении пониманию нового искусства), всё же стоит задуматься о «пользе» спонтанности. И возникает ряд вопросов к краснодарской части проекта.

Вездесущий и отзывчивый на все новые веяния Владимир Мигачёв ничтоже сумняшеся объявил об удаче выставки, хотя концептуальным единством в художественном пространстве «южного крыла» (так и хотелось сказать «вокзала») и не пахло. Странным образом работы вполне самостоятельных художников (тот же Мигачёв, Галина Хайлу и Сергей Полупанов, Игорь Михайленко, Стас Серов) распались на разорванные зоны в большей степени из-за желания соответствовать выбранному на скорую руку концепту «ориентация — север». В стремлении ответить чем-то, но быстро и не вдаваясь в детали.

Возможно, объекты «Владимир Колесников + Пиратские авиалинии» под названием «Чья возьмёт» и представляющие собой грубо сделанные самолётики из чёрной клеёнки с торчащими из хвостового оперения кроссовками, задумывались как ответ тележкам из «Восточного экспресса». Но ассоциативный ряд ведь может быть весьма вариативен. От воспоминаний об украинских ПВО до раздумий о только что проштрафившейся AiR Union братьев Абрамовичей.

Совершенно выпал из контекста в общем-то неплохой проект Виктора Хмеля и Елены Суховеевой, антигламурный пафос которого (элементы осеннего пейзажа, декорированные золотой фольгой, должны были подчёркивать забубённую тоску заброшенного местечка) вдруг оказался в экспозиционном пространстве созвучен фотогламуру в духе Кати Рождественской. Наитивистские холсты Стаса Серова тоже затерялись в композиционной непродуманности кураторов-организаторов.

И совершенно непонятно, почему студенческие (и по уровню, и по факту) работы — пусть их было немного, но качества выставке они, увы, не добавили — вообще попали на выставку. А холсты Ольги Ковтун, художника с европейским именем и авангардным мировидением, умудрились убрать из экспозиции. Может, хотели взять количеством — двадцать один наш против восьми «ихних»? Но, как известно, не числом надо брать…

Игорь Михайленко, директор Краснодарского краевого выставочного зала, был уютно философичен: «Моё видение нашей выставки таково. Ребята с Юга более темпераментны, они спонтанно отнеслись к этому мероприятию, тогда как питерцы долго и планомерно выстраивали всё, вплоть до цвета, объёма и формы. У нас это быстро менялось. Я не думаю, что это плохо или хорошо — это два принципиально разных подхода. Возможно, в будущем мы будем собраннее и логичнее, а они — наоборот».

Кирилл Кузьмин при оценке «южного направления» оказался более чем искусным дипломатом: «Есть у меня впечатление, что некоторые картины выбиваются. Но концепция у нас была своя, и мы никому её не навязывали. А они оказались не вполне готовы».

Дополнил южный хаос невесть откуда взявшийся Пётр Великий, галопом пронесшийся по залам в сопровождении подслеповатой (в чёрных очках) Екатерины (наверное, тоже Великой). Экспромт от местного андеграунда, вызвавший скорее недоумение, нежели сопереживание творческим поискам ювенильного периода.

Мария Рудницкая, краснодарский художник-акварелист, значительную часть своей жизни прожившая в Питере, убеждена, что современное искусство требует от зрителя стремления самому включиться в предлагаемую арт-игру: «Обмен опытом и выставку я считаю положительным фактом. Но наши должны не соответствовать питерцам, а показать своё. Как Паша».

И действительно, для Павла Мартыненко, представившего оригинальный проект «Книга художника», не существует дихотомии «Север/Юг». Он органичен в любом арт-пространстве, а его рукодельные объекты каждый раз поражают какой-то хтонической глубиной и подлинной медитативностью. Если есть свой стиль, то компас не понадобится — ни в традиционном искусстве, ни в актуальном.

Краснодар

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №20-21 (26) 29 сентября 2008
    Инвестиционный форум
    Содержание:
    Пир во время шторма

    Сочинский инвестфорум зафиксировал спад абсолютных показателей, некоторый рост качественных и обозначил глобальную проблему финансирования южных проектов, масштаб которых всё растёт. Нехватка длинных денег у банков угрожает заморозкой проектов, которые не пройдут через ставшее более мелким сито отсева

    Реклама