Сапфиры в чистом поле

Спецвыпуск
Москва, 06.10.2008
«Эксперт Юг» №22 (28)
Ставропольскому заводу «Монокристалл» удалось не только реанимировать достижения советской науки, но и удачно продать их на международном рынке

Завод «Монокристалл», входящий в ставропольский концерн «Энергомера», — один из тех немногих участников нашего рейтинга крупнейших экспортёров Юга, кто поставляет за рубеж готовую высокотехнологичную продукцию. Около 90% производимых в Ставрополе сапфировых подложек для электроники и паст для металлизации солнечных батарей поставляются 50 азиатским, европейским и американским компаниям, работающим в электронной промышленности. Вряд ли кому-либо удастся в ближайшие годы повторить успех «Монокристалла». Слишком трудно собрать воедино все необходимые разнородные компоненты: сохранить достижения советской научной школы, сформировать команду инженеров и менеджеров, и главное — увидеть свободное «окно» на конкурентном международном рынке.

Зерновое клеймо

«Выращивают сапфиры? Где, в полях?», — ставропольский таксист с 15-летним стажем, казалось, так до конца и не поверил моему замечанию о том, что в его городе работает крупнейшее в Европе производство синтетических кристаллов технического назначения. «Сказали бы сразу — в торговый центр», — резюмирует он, найдя на карте здание завода «Монокристалл». Крыло бывшего производственного помещения, у которого припарковалось такси, действительно оказалось занято магазинчиками, торгующими стройматериалами. Торговый центр — отголосок 1990-х годов, когда бывшие секретные «ящики» воспринимались бизнесом почти исключительно как объекты недвижимости в черте города. Однако «Монокристаллу» повезло больше, чем многим более крупным советским заводам электроники, располагавшимся, как правило, в Подмосковье. «В отношении Ставрополья давно сложился стереотип — кроме пшеницы и ржи здесь ничего нет. Нашим и зарубежным бизнесменам трудно бороться с возникающей в сознании картинкой: горы зерна, и вдруг где-то среди них — производство кристаллов. Электронную промышленность привычно связывают, к примеру, с Зеленоградом. Но на самом деле там — только руины былой промышленности. Подмосковный завод, чьим аналогом был сегодняшний “Монокристалл”, распался на множество небольших предприятий. Нам же удалось не только сохранить завод, но и вывести бизнес на мировой уровень», — рассказывает директор по развитию концерна «Энергомера» Андрей Комков.

Будущее в светодиодном свете

Олег Качалов показывает iPhone и поясняет: «При- обрёл на одной из тайваньских выставок, когда узнал, что внутри смартфона есть чип на основе нашей подложки»

Производство кристаллов сапфира было запущено на ставропольском заводе в 1984 году. Предполагалось, что на основе подложек из сапфира могут быть созданы устойчивые к воздействию радиации микросхемы для нужд военных. В это время никто не мог предположить, что через десять лет приватизированный «Монокристалл» начнёт подготовку к экспорту сапфировых подложек в Азию и Европу. Примечательно, что первая группа менеджеров по продажам была сформирована не из технических специалистов, а из студентов Пятигорского института иностранных языков. «Предприятие обладало довольно широким набором технологий. Сейчас трудно точно сказать, по какой причине владельцы сфокусировались именно на выращивании сапфиров: сыграли роль интуиция, везение, понимание рынка. И главное — менеджеры “Монокристалла” почувствовали заинтересованность зарубежного бизнеса в продукте», — вспоминает г-н Комков.

Сегодня в заинтересованности зарубежных партнёров сомневаться не приходится. Мировой рынок сапфира в последние несколько лет растёт в среднем на 20% в год. В основном за счёт увеличения спроса на светоизлучающие диоды. Одним из ключевых компонентов в производстве светодиодов считаются миниатюрные пластинки сапфира — в электронной индустрии их называют подложками.

Рассказывая о перспективах развития, в «Монокристалле» приводят данные исследований независимых агентств: ёмкость мирового рынка светодиодов в 2006 году составляла 4,2 млрд долларов, а к 2011 году ожидается увеличение ёмкости более чем в два раза — до 9,4 млрд долларов. Для такого прогноза есть серьёзные основания: в США, в ряде стран Европы и Азии уже существуют государственные программы в области энергосбережения, предполагающие переход с традиционных источников света на более экономичные светодиодные. Ожидается, что закупки светодиодов будут увеличивать производители ЖК-телевизоров и автомобильные заводы.

По словам директора по продажам и маркетингу «Монокристалла» Олега Качалова, последние пять лет мощности ставропольского завода ежегодно росли примерно на 30–45%. Сейчас, с учётом возможностей приобретённого в начале текущего года белгородского завода «Атлас», компания может выпускать порядка 200 тонн синтетического сапфира в год. «Настоящий бум спроса на светодиоды мы ожидаем начиная с 2011 года. К этому времени полупроводниковые источники света уже смогут конкурировать по цене с традиционными лампами. Для нас хорошо, что бум случится не завтра — за два-три года мы успеем дорастить мощности до оптимальных», — отмечает г-н Качалов.

Новичкам здесь не место

Ростовые установки, где выращиваются сапфиры, выглядят незатейливо — блестящий бак в половину человеческого роста, индикаторы, рычаги… Со слов специалистов, процесс выращивания тоже кажется простым: 50 килограммов алюминиевого порошка, более 2000 градусов по Цельсию, две недели на рост — вот кристалл и готов. Как поясняет Андрей Комков, установки, разработанные учёными «Монокристалла», собирают на входящем в концерн «Энергомера» заводе электротехнического оборудования: «Каждый из производителей сапфира имеет близкого партнёра, выпускающего оборудование. Механизм выращивания кристаллов известен уже почти сто лет. Однако у каждого производителя есть собственные наработки. Получи конкуренты наше оборудование, они либо не смогли бы с ним работать, либо затратили бы на адаптацию слишком много времени».

О конкурентах менеджеры «Монокристалла» говорят крайне осторожно, список покупателей не афишируют. Рынок синтетического сапфира — узкий и кулуарный, производители и потребители знают друг друга чуть ли не поимённо. Около 80% идущих на экспорт сапфировых подложек ставропольская компания поставляет на заводы в Японии, Южной Корее и на Тайване. Оставшийся объём экспортируется в Европу и Северную Америку. Услышав ожидаемый вопрос о покупателях, Олег Качалов показывает популярный смартфон iPhone и поясняет: «Приобрёл на одной из тайваньских выставок, когда узнал, что внутри смартфона есть чип на основе нашей подложки». Рост использования сапфировых подложек для производства высокочастотных микросхем — как раз такие применяются в мобильных телефонах — ещё одно, как считают в «Монокристалле», доказательство верности выбранного направления.

  Фото: «Монокристалл»
Фото: «Монокристалл»

В тройку ведущих мировых производителей сапфира наряду с «Монокристаллом» входят японская корпорация Kyocera и американская компания Rubicon Technology, созданная выходцами из России. Новичкам, как считает Андрей Комков, путь на сапфировый рынок практически закрыт. «Инвестиции в производство сапфира по меркам крупного бизнеса — не столь уж и масштабные. В любом случае, это дешевле, чем покупка английского футбольного клуба. Однако трудно предсказать, как будет развиваться с нуля проект, связанный с ноу-хау. Если проект не обеспечит рентабельность на уровне основного бизнеса, акционеры крупных компаний станут задавать менеджменту неприятные вопросы. Кому это нужно? Поэтому если “большие ребята” и придут в сапфировый бизнес, то только через покупку уже существующего производителя», — убеждён г-н Комков. Олег Качалов добавляет, что это не единственная причина, по которой догнать сегодняшних лидеров крайне трудно: «Производителей сапфира можно пересчитать по пальцам. Если появится новичок, к нему будут предъявляться повышенные требования. Придётся долго доказывать, что по какой-то причине лучше приобретать его продукты. Шанс у новых игроков может по­явиться, если на рынке возникнет острый дефицит сапфировых подложек. Однако пока существующие заводы опережают потребности рынка».

Защита от утечек

Вид искусственно выращенного кристалла сапфира у неспециалиста вызывает лёгкое разочарование — внешне это оплывшие стеклянные глыбы, размеченные для резки маркером. Правда, резать такое «стекло» удаётся только инструментом с алмазным напылением. На «Монокристалле» ещё сохранилось несколько советских станков для обработки кристаллов, однако главный продукт — пластины для подложек — вырезают и полируют на закупленном в последние годы японском и европейском оборудовании. Из одного кристалла можно вырезать около тысячи пластин диаметром два дюйма. Из одной такой пластины — уже на японском и тайваньском заводах — изготавливают около 20 тысяч подложек для производства обычных светодиодов.

Самое тихое место на заводе — в коридоре перед цехом финальной полировки. За стеклом — «чистая комната» с системой вентиляции, удаляющей из воздуха микрочастицы пыли. Обстановка достаточно спокойная для того, чтобы наконец задать менеджерам «Монокристалла» самые непростые вопросы — об угрозах утечки кадров и технологий. По большому счёту, для «Монокристалла» эти вопросы являются одними из ключевых.

Советская школа материаловедения, давшая толчок развитию в том числе и ставропольского завода, считалась одной из самых сильных в мире. Не случайно американские и европейские компании до сих пор ведут охоту на группы или отдельных специалистов бывших НИИ. Одной из подобных групп основан сегодняшний конкурент «Монокристалла» — компания Rubicon. Ещё одна такая группа наладила выпуск синтетических сапфиров в Белгороде — на том самом заводе, который впоследствии был куплен ставропольской «Энергомерой». Одна из мер защиты от кражи технологических решений, по словам Андрея Комкова, состоит в продуманной информационной политике. «Каждый специалист в отдельности знает только об узком направлении работы. Переманив такого специалиста, можно получить лишь обрывок знаний о технологии», — поясняет г-н Комков.

Нетрадиционный экспортёр

Последние пять лет мощности ставропольского завода «Монокристалл» росли на 30–45% в год

Вопрос о защите ноу-хау возникает вновь, когда мы переходим в стоящие особняком лаборатории, где производятся алюминиевые и серебряные пасты и порошки для металлизации элементов солнечных батарей. Начальный опыт производства паст был накоплен ставропольцами ещё в советское время — завод выполнял ряд космических заказов. К выпуску паст на «Монокристалле» вернулись около четырёх лет назад, когда стало очевидно, что спрос на солнечные батареи в энергодефицитной Европе будет постоянно расти. По словам Олега Качалова, сегодня «Монокристалл» обладает рецептурами, позволяющими увеличить производительность солнечных элементов по сравнению с конкурирующими решениями на десятые доли процента. «Даже такое преимущество на высококонкурентном рынке является серьёзным. Производители солнечных элементов формируют цену, исходя из производительности батарей, — поясняет менеджер “Монокристалла”. — С нашими пастами производительность хоть немного, но повышается. А это значит, что батареи можно продавать дороже».

Сохранность рецептов паст и порошков — непростая задача. Получать международные патенты не имеет смысла. В патентах должен быть указан состав, а раскрыть его — значит предоставить информацию конкурентам. Доказать впоследствии, что какой-либо китайский цех использовал ставропольскую рецептуру, будет невозможно. На «Монокристалле» одним из самых эффективных методов защиты считают высокую скорость разработки новых рецептов паст и порошков.

Примечательно, что о проблемах, с которыми сталкиваются традиционные российские экспортёры, менеджеры «Монокристалла» говорят как о чём-то второстепенном. Ситуация на сапфировом рынке предсказуема на годы вперёд — очевидно, что таможенные пошлины вряд ли могут резко измениться. Политические риски минимальны: трудно представить, чтобы, к примеру, Япония или Южная Корея ограничили ввоз подложек, тем самым парализовав часть собственных предприятий. В большей степени владельцев и менеджеров ставропольского завода волнуют вопросы подготовки и удержания кадров, сохранности ноу-хау. И, конечно, вопрос инвестиций. Сейчас владельцы «Энергомеры» рассматривают план возможного размещения акций «Монокристалла» на одной из биржевых площадок. При благоприятной коньюктуре на фондовом рынке размещение может состояться в конце следующего года.

Новости партнеров

    «Эксперт Юг»
    №22 (28) 6 октября 2008
    Экспорт в ЮФО
    Содержание:
    Упрощённый экспорт

    Наращивая объёмы экспорта, ЮФО фокусируется на сырье и товарах с низким уровнем добавленной стоимости, выполняя функции поставщика сырья для развитых стран. Конечно, на этом фронте многое отвоёвано лишь недавно, но уже завтра нынешняя структура экспорта будет свидетельствовать об отсталости экономики Юга

    Реклама