Летучий голландец

Наталья Яценко
13 октября 2008, 00:00
  Юг

На инвестиционном форуме «Сочи-2008» состоялась встреча руководителя проекта «Новомихайловский Посад» Максима Кузнецова с известным голландским архитектором, владельцем архитектурного бюро Erick van Egeraat associated architects (EEA) Эриком ван Эгераатом. Речь шла об участии архитектора в проектировании многофункционального развлекательного центра и о сотрудничестве при разработке других объектов проекта «Новомихайловский Посад».

Ван Эгераат — не первый архитектор с мировым именем, привлечённый для проектирования в ЮФО. В последние год-два юг России с завидной регулярностью посещают зодчие из первой десятки мировых профессиональных рейтингов, а кое-кто из них даже был замечен в работе над реальными проектами. Норманн Фостер и его архитектурная мастерская участвуют в проектировании Кавказского музыкального культурного центра имени дирижёра Валерия Гергиева во Владикавказе, Сергей Чобан разрабатывал архитектурную концепцию бизнес-центра класса «А» «Пять морей» в Ростове-на-Дону для инвесторов — «Строительных компаний Мазанова». Нашлись инвесторы и для самого амбициозного проекта Эрика ван Эгераата — острова «Федерация» близ Сочи.

Больше всех отличилась компания РАИНКО. По приглашению её в некотором роде южного подразделения, компании Ru Development, Краснодар только в этом году удостоился визитов сразу трёх знаменитостей: Ричарда Роджерса, создателя знаменитого здания «Купол тысячелетия» в Лондоне, главного архитектора Барселоны Хосе Асебилло, автора основных градостроительных решений для Олимпиады 1992 года, Джона Касарды, изобретателя теории «аэротрополисов», согласно которой многофункциональная и интеллектуальная застройка превращает аэропорты и зоны вокруг них в сложные организмы — «Аэропорт-Сити».

Топ-менеджмент приглашающей стороны уверяет, что в портфеле компании уже находится несколько весьма перспективных градостроительных проектов, к которым будут привлечены и другие ведущие мировые архитекторы-урбанисты: Джулиано Моретти, Жан-Мишель Вильмотт, Рикардо Бофил. Их авторитетная поддержка, по мнению руководства, — одна из основ бизнес-стратегии компании, дающая ей такие преимущества, как комплексный стратегический подход, использование новейших технологий, тщательная научно-исследовательская проработка проектов — высокотехнологичных, интеллектуальных, соответствующих самым высоким мировым стандартам и не имеющих аналогов на юге России.

Привлечение мировых звёзд от архитектуры на Юге — отражение общей тенденции, отчётливо прослеживающейся на рынке жилой и коммерческой недвижимости. Эксперты и участники рынка считают, что это позволяет не только привнести свежие архитектурно-планировочные идеи, но и увеличить капитализацию объекта, привлечь инвестиции в строительство, продлить сроки жизни проекта и завлечь платёжеспособных покупателей и арендаторов. Однако российские девелоперы готовы платить высокие гонорары западным звёздам не только за разработку проектов, но просто за сам факт переговоров, визитов, выступлений. И даже не ради пиара собственных проектов. Нужда заставляет. Оригинальных решений мало, а звёзды не только могут их порождать, но и существенно облегчают их пробивание. Например, Фостер и его бизнес-центр в форме огурца: с точки зрения экономики проект не выдерживает критики, да и его художественная ценность — тоже дело вкуса. Предложи такую идею юный архитектор П. или Н., их бы засмеяли. А Норманну Фостеру можно — он в мировой табели о рангах в первой пятёрке… Кроме того, развитие российской архитектуры отстало от мировой лет на тридцать. Из-за отсутствия опыта даже лучшие наши архитекторы зачастую не могут создать функциональное здание, соответствующее современным требованиям, разве что сумеют просто нарисовать красивую картинку.

Увы, практика работы самого активного среди звёзд — Эрика ван Эгераата, работающего в России с 2001 года, даёт основания для опасений, что большинство встреч и соглашений о сотрудничестве всё-таки останутся лишь пиаром. Ни один из громких проектов — ни комплекс «Город Столиц», разработанный для московской «Капитал Груп», ни «Русский авангард», который он сначала «сватал» москвичам как элитный гостиничный комплекс, состоящий из пяти башен, ни проект Мариинского театра в Питере, который проиграл в конкурсе, ни проект «Новая Голландия» — архитектору не было суждено увидеть воплощёнными в камне. Да и заработал в наших столицах ван Эгераат пока больше всего не на проектировании, а на скандале с российской строительной компанией “Капитал Груп”, с которой судился в стокгольмском арбитраже из-за авторских прав и отсудил-таки 2,548 миллиона евро. После столичных фиаско ван Эгераат решил попытать счастья в провинции. Сам он объясняет такой вираж довольно противоречиво. С одной стороны, он вроде как преисполнен благородных целей — хочет помочь российским регионам, где «вообще нет качественных построек, и они отчаянно пытаются улучшить ситуацию» (видимо, поэтому готовы платить и привлекать). С другой — косвенно признаётся в том, что просто проиграл столичную конкурентную борьбу: там-де сейчас строится так много всякого, что архитекторам не приходится создавать что-то особенное — достаточно просто выполнить проект на хорошем уровне.

На Юге пока судьба архитектора из первой десятки тоже туманна. Он мелькает то тут, то там — с проектами грандиозными и эпатажными. Вроде как привёз в Ростов отвергнутый москвичами «Русский авангард», по которому «Строительные компании Мазанова» уже года три грозятся построить всё ещё элитный, но теперь уже жилой комплекс. Самый нашумевший его проект — остров «Федерация» — очень многие аналитики и строители-технологи откровенно называют неосуществимым. Конечно, Эгераат — это символ. Кажется, что летучий голландец воспринимает Россию как то место, где эти проекты «прокатят». В результате он строит самый большой торговый центр в Сургуте и самые пафосные бильярдный и шахматный клубы в Ханты-Мансийске. Иначе говоря, архитектор для «самых-самых»? Это несерьёзно. Развитие рынка больших понтов на слабеньких экономических ножках трудно признать делом полезным для страны и Юга в частности.