Отложенный лизинг

Наталья Бурдыкова
3 ноября 2008, 00:00
  Юг

Всё больше южнороссийских сельхозпредприятий вынуждены из-за сократившегося банковского кредитования обращаться в лизинговые компании. Но объёмы сделок не увеличились — лизинг сегодня тоже труднодоступен и дорог

Середина сентября стала для лизинговых компаний, как и для других финансовых рынков России, точкой нового отсчёта времени. Для ЮФО это особенно симптоматично — ведь обычно именно осенью селяне, получив первые вырученные средства за проданный урожай, приобретали сельскохозяйственную технику. Схемы приобретения были разные — кредит, наличные, но для большинства из них доступен был именно лизинг — в силу своих преимуществ, особенно существенных для небольших предприятий.

Ежегодно растущие с 2002 года объёмы этого рынка в сентябре сменились падением и затянувшейся паузой. До какого времени она продлится — лизингодатели сказать попросту не могут. Резкий спад заключения новых лизинговых договоров начался с середины сентября. Окончательные выводы о масштабах падения рынка можно будет сделать лишь в конце года.

Проблемы банков подстегнули спрос

Этой осенью, когда банки практически прекратили кредитование, многие сельхозпредприятия обратились к лизинговым компаниям. «Желающих приобрести технику в лизинг стало значительно больше, — отмечает заместитель генерального директора краснодарской “Муниципальной инвестиционной компании” (МИК) Максим Каклюгин, — так как сейчас найти другой канал получения средств практически невозможно. Поэтому к нам обращаются даже те предприятия, которые раньше о лизинге и не помышляли и приобретали технику в кредит или за собственные средства».

Но удовлетворить спрос лизинговые компании не в состоянии — объёмы сделок упали, но не из-за несостоятельности лизингополучателей, а из-за невозможности получения в банках кредитов самими лизинговыми компаниями. «Самые крупные наши кредиторы — Сбербанк и ВТБ. И если Сбербанк пока продолжает нас кредитовать, то ВТБ считает лизинговую деятельность достаточно рискованной, и прекратил её финансирование. На сегодняшний день мы можем финансировать лизинговые сделки в основном за счёт собственных оборотных средств», — говорит г-н Каклюгин.

Филиалы федеральных лизинговых компаний продолжают получать финансирование практически от всех банков-контрагентов, но уже на других условиях. «Мы находимся в общей финансовой системе, зависим от неё, — говорит Алексей Швец, директор ростовского филиала ЛК “Глобус-лизинг”. — Естественно, кризис и нас коснулся, в частности и через финансирующие нас банки. Их около 20, в том числе и Сбербанк, ВТБ, и все они изменили условия сотрудничества: подняли ставки финансирования лизинговых компаний в среднем на два–семь процентов, ужесточили требования к заёмщикам — более строго рассматривают финансовую отчётность наших клиентов как отдельные проекты в рамках открытых нам кредитных линий».

Максим Каклюгин отмечает, что у МИКа заметных изменений в обращении клиентов по сельскохозяйственной технике не произошло. «К нам приходят в большинстве своём платёжеспособные заёмщики. Основные наши клиенты — лизингополучатели сельхозтехники — такие крупные хозяйства, как агрохолдинг “Кубань”, агрообъединение “Автобан”, ряд других крепких хозяйств Северского района, у которых уровень содержания парка сельхозтехники очень высок. В третьем квартале мы хорошо сработали — вместе с “Инко-АМД”, входящей в нашу группу компаний, заключили договоров на 385 миллионов руб­лей. Но с июля величина портфеля почти не изменилась и составляет 3,44 миллиарда рублей».

Затянувшаяся пауза

Большинство лизинговых компаний ограничили перечень предметов лизинга — исключили оборудование и возвратный лизинг. Оставили только самоходную технику, которая регистрируется в органах ГИБДД и Гостехнадзора, поскольку её легче реализовать на вторичном рынке, если лизингополучатель не выполнит своих обязательств. «Сокращение линейки закупаемой техники — вынужденная мера, но мы на неё пошли, — объясняет г-н Каклюгин. — Недавно мы подкорректировали четыре основных параметра заключения договоров. До кризиса у нас заключались сделки на срок до пяти–семи лет по средней лизинговой ставке 15 процентов. Ставка привлечения финансирования банков была 12–13 процентов, так же, как и купонный процент по нашим облигациям. Размер аванса составлял 10–20 процентов, а с положительных клиентов мы его, бывало, вообще не требовали. Теперь мы увеличили минимальный размер аванса до 30 процентов и уменьшили срок договора до 18 месяцев. При этом существенно увеличили процентную ставку — до 20–25 процентов годовых, потому что пока не видим, когда кризис достигнет дна и войдёт в фазу стагнации. Некоторые клиенты отказываются от заключения договоров на таких условиях, и я понимаю их позицию, но есть и такие, которые соглашаются».

Очень осторожную позицию, занятую в вопросе заключения сделок в сегменте сельхозтехники компанией «Глобус-лизинг», Алексей Швец объясняет тем, что компания действует в этом сегменте лишь год: «Мы работаем по поставкам сельхозтехники, но осторожно. Это связано с тем, что отрасль нам не очень знакома, с её сезонностью, а главное — с высокими рисками. Кроме того, в большинстве предприятий АПК ещё отсутствуют стандарты финансовых процедур, к которым уже привыкли в других отраслях. Но, тем не менее, мы понимаем, что заниматься этой отраслью нужно — инвестируем, но очень осторожно, особенно сейчас. Заключаем договоры на поставку техники с теми предприятиями, по поводу которых уверены, что они расплатятся, но только после тщательного анализа их финансового состояния». Увеличились и сроки заключения сделок — больше времени уходит на проверку банками финансового состояния потенциального лизингополучателя и согласование условий договора.

В Ростовском филиале компании «Главлизинг» поставки сельскохозяйственной техники в настоящее время составляют третью часть от общего объёма сделок. Как отмечает директор филиала Сергей  Андонов, сроки действия большинства договоров лизинга не меняются и составляют в среднем 3 года: «Это оптимальный срок, позволяющий для данного вида техники максимально использовать преимущества лизинга, предусмотренные российским законодательством, включая применение ускоренной амортизации и возможность списания лизинговых платежей на себестоимость».

Участники рынка лизинга заняли выжидательную позицию. Все ждут если не понижения ставок, то хотя бы уверенности в том, что на протяжении ближайших двух-трёх лет ставки больше не поднимутся. Ведь обычно в лизинговом договоре оговаривается возможность изменения процентной ставки в условиях форс-мажора: изменения ставки рефинансирования, себестоимости ресурсов, общей обстановки на финансовом рынке — то есть как раз в случае того, что происходит этой осенью. «У нас не выбраны кредитные линии, деньги есть, есть и клиенты, соответствующие новым финансовым требованиям, способные занимать ресурсы под такие ставки, — отмечает Алексей Швец. — Некоторые клиенты, которые обратились к нам два месяца назад и по которым приняты положительные решения, сами приостановили заключение договора, ждут определённости по процентной ставке и постоянства, так как у нас проекты длинные — от трёх до десяти лет. Правда, те, кому техника нужна срочно, идут на любые условия».

Санитарный кордон

Так же, как и на других рынках, кризис приведёт к тому, что на рынке лизинга останутся лишь крупные игроки. Из-за невозможности найти внешнее финансирование многие компании практически прекратили лизинговую деятельность и сегодня лишь получают платежи по ранее заключённым договорам, не заключая новых.

Можно сказать, что кризис стал неким санитарным кордоном для тех лизинговых компаний, которые использовали рисковые инструменты, в частности, короткие одно-двухлетние кредиты (при среднем сроке лизинга в три года), и поэтому вынуждены были постоянно перекредитовываться. И если на каком-то этапе им отказали в очередном кредите, что происходит сейчас сплошь и рядом, то цепочка обрывается. Так что уже сегодня некоторые лизинговые компании предлагают другим «подхватить» их портфель либо требуют, чтобы лизингополучатели выкупали технику. Из 50 лизинговых компаний, работающих в ЮФО, около 20 занимаются поставками сельскохозяйственной техники.

Скорее всего, малые лизинговые компании будут либо закрываться, либо поглощаться более крупными. Уже сегодня, по мнению Сергея Андонова, более активными игроками на Юге становятся филиалы крупных федеральных лизинговых компаний, благо, в целом ЮФО обеспечен современной сельскохозяйственной техникой совершенно недостаточно. По данным Госкомстата РФ, изношено до 70% парка сельхозтехники. В некоторых хозяйствах эта цифра достигает 90%, на полях работают трактора и комбайны, которые были выпущены в 70–80 годы. По информации г-на Андонова, компания «Главлизинг» в прошлом году инвестировала в сельское хозяйство ЮФО более 450 млн рублей. Причём, в основном, в импортную сельскохозяйственную технику. «Динамичному переоснащению сельского хозяйства способствовало то, что на протяжении последних лет цена на зерно и другую сельскохозяйственную продукцию постоянно росла при стабильно высоких урожаях. Это благоприятно сказывалось на экономическом состоянии сельхозтоваропроизводителей», — поясняет Сергей Андонов.

Но в этом году цены на сельхозпродукцию, в том числе на основной южнороссийский продукт — пшеницу — ниже ожидаемых, и доходы селян гораздо меньше, чем прежде. Можно предположить, что в сложившихся условиях большинство аграриев обратится к региональным операторам государственной компании «Рос­агролизинг», работающей в рамках национального проекта и занимающей около 70% сегмента лизинга агротехники. Сроки действия договора лизинга у операторов этой компании — до 10 лет, а по некоторым видам продукции — до 15. К тому же, в отличие от большинства других лизингодателей, здесь совсем не возбраняется вернуть пользованную технику, что даёт возможность небогатым хозяйствам приобрести подешевевшие механизмы со вторичного рынка. По информации первого заместителя генерального директора «Ростовагролизинга» Юрия Паршукова, условия заключения договоров в компании остались прежними: минимальный размер авансового платежа 7%, а удорожание в год составляет от 0,8% до 5,3%. Но, несмотря на то, что рост числа клиентов компании происходил ежегодно и достиг трети всех аграрных хозяйств региона, нынешней осенью их не стало больше. «Ситуация стабильная, но могла бы быть лучше, — сетует г-н Паршуков. — Продажи держатся на уровне предыдущего года. Притока новых клиентов нет в связи с тем, что цены на сельхозпродукцию, особенно на зерно, в этом году низкие. Селяне большую его часть придерживают, не реализуют по сложившимся ценам, соответственно, и денег у них на закупку техники нет. Мы, как и аграрии, ждём, когда цены на сельхозпродукцию поднимутся. Тогда и клиенты к нам придут».

Представители лизинговых компаний ожидают, что после окончания кризиса именно агропромышленный комплекс, как наиболее реальный и востребованный сектор экономики, ожидает подъём. Существуют две главные причины высокого спроса на лизинг, считает Сергей Андонов. Первая — неудовлетворительное состояние основных средств на многих предприятиях региона, вторая — государственное стимулирование развития отраслей в рамках национальных проектов, требующих от предприятий новых производственных мощностей. Участники рынка лизинговых услуг полагают, что в ближайшее время его рост продолжится, хотя, конечно, более низкими темпами по сравнению с 2007 годом.