Где же у нас подмерзает

Опережающий среднероссийские темпы рост крупнейшим предприятиям юга России в 2007 году обеспечивала прежде всего торговля. Похоже, в этом году рассчитывать нужно будет уже на промышленность

Мировой финансовый кризис вызвал цепную реакцию в ряде отраслей промышленности юга России. Отсутствие свободных средств у банков поставило под угрозу реализацию многих инвестпроектов, в первую очередь в строительстве. Снижение темпов у девелоперов повлекло за собой падение сначала спроса, а затем и цен на продукцию металлургов. Уменьшение поставок продукции высокого передела у металлургов привело к угрозе срыва производственных показателей как у потребителей в машиностроении, так и у поставщиков сырья — ломосборщиков и горнодобытчиков. И так далее — по принципу домино. Мы постарались оценить влияние кризиса на ключевые для рейтинга крупнейших компаний юга России отрасли.

Стройматериалы: торможение

Три компании, имеющие в активах перерабатывающие предприятия и входящие в рейтинг крупнейших, в течение двух последних недель объявили о планах сохранения или наращивания инвестпрограмм, а также о получении крупных кредитов

В 2007 году крупнейшие производители строительных материалов оказались среди лидеров по объёмам выручки и прибыли. В их числе были и региональные цементные заводы — в основном благодаря обострению дефицита и резкому росту цен на свою продукцию. Показательно, что в прошлом году завод «Кавказцемент» (Карачаево-Черкесия, входит в холдинг «Евроцемент Групп») повторил рекорд 20-летней давности, выпустив более 2,7 млн тонн цемента, что выше проектной мощности предприятия.

В нынешнем году показатели производителей цемента вряд ли будут такими впечатляющими. По большому счёту, цементные заводы одними из первых почувствовали признаки надвигающегося кризиса — начиная с весны, потребление их продукции стало снижаться из-за замедления темпов роста строительства (как в отдельных регионах ЮФО, так и в общероссийских масштабах). Так, например, по данным Краснодарстата, в январе-сентябре текущего года строительные компании сократили ввод жилых площадей в кубанских городах по сравнению с показателями прошлого года почти на 8% —примерно до 588 тысяч кв. м. Кроме того, на рынок оказали влияние отмена ввозной пошлины и последующий рост импорта цемента — в основном из Турции и Китая. К августу в Россию было ввезено около 6,8 млн тонн цемента — на порядок больше, чем за тот же период прошлого года. Следствием стало падение отпускных цен на 25–30%.

В конце октября стало известно, что входящие в холдинг «Евроцемент Групп» заводы ограничили поставки цемента нескольким крупным столичным застройщикам, накопившим задолженности. Расположенные на юге России заводы пока испытывают меньшие трудности, чем предприятия центральных регионов, снабжающие строителей Москвы и Подмосковья. Происходит это в том числе и потому, что спрос поддерживают региональные строительные компании, в меньшей степени зависящие от кредитных денег. «Пока нам удаётся держать производство на уровне выше прошлогодних показателей. Однако в целом на рынке сложилась непростая ситуация — большинство цементных заводов снизили объёмы, — отметил в беседе с “Экспертом ЮГ” управляющий директор “Новоросцемента” Игорь Солонин. — Для того чтобы у строителей появились средства, им нужно реализовывать уже построенные площади. Однако реализация падает, а долги переносятся на производителей цемента. Эта ситуация будет определяющей для первой половины 2009 года. Заводы, в свою очередь, получают энергоносители и сырьё не в долг, и с финансированием у них такие же трудности, как у строителей. “Новоросцементу” пока удаётся избегать проблемных ситуаций, мы не кредитуем потребителей».

Избежать накопления долгов — краткосрочная задача производителей цемента, с которой они наверняка справятся. А вот стратегическая проблема отрасли — недостаток производственных мощностей в России — только обостряется. Компания «ЮниКредит Атон» (входит в финансовую группу UniCredit Group) опубликовала в октябре отчёт о ситуации на цементном рынке под недвусмысленным названием «Русский цемент: потерянный рай», содержащий крайне мрачный прогноз на ближайшие годы для отечественных цементных заводов. По мнению аналитиков компании, в лучшем случае снижение спроса на цемент в 2009 году может составить около 6 млн тонн, в худшем — потребность упадёт с прогнозируемых на этот год 53 млн тонн до 25 млн тонн.

За последние два-три года инвесторы заявили о планах создания на территории ЮФО новых предприятий общей мощностью более 10 млн тонн. Сроки реализации заявленных проектов наверняка будут корректироваться, каким бы ни было падение потребностей строителей. Это означает, в том числе, что после выхода из кризиса регион вновь ждут дефицит ключевого строительного материала и резкий рост цен. В октябре ведущие цементные предприятия опять обратились к федеральному правительству с предложением ввести заградительные пошлины на ввоз цемента. «Даже при установившихся в этом году ценах окупаемость нового цементного производства составляла около семи лет. При дальнейшем снижении цен срок может увеличиться в два раза. Где вы найдёте компанию, готовую вкладывать средства в завод на 14 лет? Поэтому сейчас наблюдается отток потенциальных инвесторов. Конечно, введение пошлины само по себе не решит всех проблем отрасли — нужен комплексный подход. Но в любом случае такая мера — пусть и непопулярная — даст серьёзную выгоду для страны в перспективе трёх-пяти лет. Нужно предоставить российским производителям возможность увеличить рентабельность производства», — считает Игорь Солонин.

Машиностроение: просто сокращение

Рекрутинговые агентства сообщают об увольнениях от 15 до 30% персонала на ведущих предприятиях машиностроения региона. К примеру, в управлении государственной службы занятости населения администрации Волгоградской области утверждают, что ожидаемое высвобождение работников промышленных предприятий области в 2008 году составит 13,2 тысячи человек. В числе тех, кто пойдёт на это, называются «Волжскрезинотехника», ВТЗ «Красный Октябрь», «Химпром», «ВЗТМД», ЗАО «Волга-ФЭСТ» и др.

В руководстве группы «Новое содружество» (владеет в Ростовской области ООО «КЗ “Ростсельмаш”» и лакокрасочным заводом «Эмпилс») уже заявили об оптимизации персонала и пересмотре объёмов производства: ожидается его сокращение до 10–20% в год. Собственно, для комбайностроителей кризис в данном случае сыграл не главную роль. Куда серьёзнее на потенциальных потребителей их продукции повлияли на редкость хороший урожай и снижение вследствие этого цен на зерновые при стабильно высокой стоимости ГСМ, удобрений и кормов. Падение доходов на фоне отсутствия возможности получить доступные кредитные ресурсы вынуждает селян отложить приобретение техники «Ростсельмаша» до лучших времён. Сейчас руководство предприятия пытается привлечь покупателей подарком в виде 4–6 тонн дизтоплива при приобретении различных моделей комбайнов. Как сообщил «Эксперту ЮГ» один из инженеров завода, с 15 ноября часть персонала будет отправлена в неоплачиваемый отпуск на 1,5 месяца, а с нового года возможны и увольнения. Вероятнее всего, оптимизация и коррекция планов автоматически коснутся и предприятий-«спутников», тоже входящих в «Новое содружество» и выпускающих кормоуборочную технику и другие сельхозмашины.

  Коллаж: Дмитрий Горунов
Коллаж: Дмитрий Горунов

Об «оптимизации персонала» в агентствах по трудоустройству говорят и по поводу ещё одного лидера отрасли — ООО «ТагАЗ». В компании предпочитают ситуацию с прессой не обсуждать, хотя и утверждают, что автозавод по-прежнему выпускает по 350 машин в сутки, планируя произвести в 2008 году порядка 120 тысяч. Однако вряд ли в компании недооценивают предстоящее снижение потребительского спроса на автомобили, учитывая, что покупатели в недалёком прошлом вовсю брали автокредиты в банках. Сохранять темпы в таких условиях — всё равно, что работать на склад. Именно так сегодня, например, работают металлургические предприятия (в частности, БКМПО).

Пресс-секретарь Новочеркасского электровозостроительного завода Алексей Пархоменко сообщил «Эксперту ЮГ», что у предприятия сегодня есть «некоторые проблемы» с получением кредитов, но на производственных планах это никак не сказывается и сокращать производство руководство НЭВЗа не намерено. Собственник же предприятия, ЗАО «Трансмашхолдинг» (ТМХ), пытается воспользоваться кризисом для снижения своих затрат. По утверждению генерального директора ТМХ Андрея Андреева, «нашей целью является максимальное использование эффекта снижения цен на сырьевые товары. Мы считаем, что их удешевление не может не повлечь за собой снижение цен на отдельные наименования комплектующих. Мы готовы использовать ситуацию, добиваться снижения цен на сырьё и комплектующие для того, чтобы спокойно и уверенно пройти через охвативший финансовые рынки кризис ликвидности».

Относительно уверенно чувствуют себя и предприятия южнороссийской оборонки. Особенно те, которые уже подключены к работе какой-либо госкорпорации, что позволяет им получать субсидирование процентной ставки по привлечённым кредитам.

К примеру, вполне радужные перспективы у двух сливающихся таганрогских авиазаводов — ТАНТК имени Бериева и ОАО «Тавиа» (оба входят в государственную «Объединённую авиастроительную корпорацию»). С помощью корпорации и на кредиты ВЭБа в Таганрог на мощности «Тавиа» переводится сборка самолёта-амфибии Ба-200, пользующегося большим спросом как внутри России, так и за рубежом.

Вряд ли стоит бояться будущего и входящему в госкорпорацию «Оборонпром» ростовскому ОАО «Роствертол». У предприятия многолетний заказ на перевооружение отечественных ВВС боевыми ударными вертолётами Ми-28Н и заказы на поставки техники и комплектующих в различные страны Латинской Америки, Африки, Юго-Западной Азии.

Впрочем, истинное положение вещей будет понятно лишь в первом квартале 2009 года. Подавляющее большинство более мелких предприятий готовятся к стагнации и корректировкам бюджетов на следующий и 2010 годы. При этом высказываются опасения, что под угрозой могут оказаться не только коммерческие, но и бюджетные инвестпроекты. В частности, в администрации Ростовской области уже не могут с уверенностью сказать о судьбе проектов создания промзон в регионе, а также финансирования таких стратегически значимых задач, как строительство мостов через Дон.

Химпром: сильные укрепляются

Собственники крупнейших химических активов юга России, по крайней мере, на публике, стараются демонстрировать уверенное состояние своих предприятий в условиях кризиса. Как заявил «Эксперту ЮГ» Владимир Торин, начальник управления общественных и корпоративных связей МХК «ЕвроХим» (владеет в регионе «Невинномысским азотом», Белореченским заводом мин­удобрений, строит Гремячинский ГОК в Волгоградской области и др.), холдинг «намерен воспользоваться кризисом для захвата значительной доли внутреннего рынка минеральных удобрений», увеличив поставки для отечественных селян. «ЕвроХим» в числе других членов Российской ассоциации производителей удобрений в конце октября подписал с Агропромышленным союзом РФ соглашение об увеличении объёма их поставок отечественному АПК в 2008–2012 годах и снижении цен на свою продукцию. При этом, как утверждает г-н Торин, стратегические планы холдинга не меняются, и «ЕвроХим» готов продолжать реализовывать в ЮФО проекты налаживания производства меламина на «Невинномысском азоте» и строительства ГОКа по добыче калийной руды (стоимость обоих проектов оценивается в 2 млрд долларов). Для их осуществления в октябре холдинг подписал соглашение с несколькими крупнейшими мировыми банками о привлечении синдицированного кредита в объёме 1,5 млрд долларов по ставке LIBOR плюс 1,8% годовых.

По утверждению генерального директора волгоградской компании «Зиракс» Михаила Петрушина, с 1 ноября компания ввела в действие «расширенную внутреннюю программу риск-менеджмента и будет более жёстко контролировать, соответственно, закупки и поставки продукции нашим клиентам с тем, чтобы обеспечить, в первую очередь, бесперебойное снабжение предприятий нефтегазового сектора России своей продукцией». На 2009 год предприятие запланировало рост производства более чем на 15% и запуск новых видов продукции, которая будет использоваться для увеличения добычи углеводородов в России на текущих месторождениях. В компании уверены, что смогут финансировать проекты следующего года за счёт внутренних источников.

Вместе с тем сокращение рабочей силы уже объявлено на волгоградском «Химпроме». Крайне тяжёлая ситуация сложилась на Новочеркасском заводе синтетических продуктов. У предприятия уже не первый год происходит чехарда со сменой собственников и задержкой инвестирования в техперевооружение. Износ основных фондов сегодня превышает 90%. Его очередной владелец, холдинг «Агро-инвест», пообещал вложить в реконструкцию до 2013 года свыше 14 млрд рублей, однако на фоне банковского кризиса привлечение этих средств представляется весьма сомнительным.

Торговля: преимущества у регионалов

На сектор оптовой и розничной торговли, по данным ЦБ, приходится более четверти всех кредитов коммерческих организаций. Ритейл одним из первых ощутил влияние кризиса. «Банки сейчас не дают кредиты оптовикам под товар, закрывают овердрафты и короткие кредиты, — рассказывает Дмитрий Рева, начальник отдела маркетинга группы компаний “21 век”. — Кризис коснулся в первую очередь малых оптовиков и ритейлеров, которые жили на краткосрочных кредитах, брали товар на реализацию. Замедление торговли в ритейле, увеличение отсрочки со стороны сетей привело таких оптовиков к существенному росту дебиторской задолженности и по цепочке — к просрочкам по кредитам банка, по долгам поставщикам».

Сейчас растёт задолженность ритейлеров и дистрибьюторов перед производителями, торговцы увеличивают отсрочки платежей (не менее чем на 30 дней по сравнению с докризисными сроками). В ответ на такое финансовое давление со стороны торговых сетей поставщики и производители приостанавливают отгрузку товаров, повышают цены, требуют частичной предоплаты. В итоге в рознице наблюдаются нестабильность ассортимента, появление лакун в некоторых группах товаров, рост цен на товары быстрого оборота и ожидаемое снижение цен на товары длительного пользования (таким образом ритейлеры стараются как можно быстрее избавиться от товарных запасов, чтобы пополнить свои оборотные средства для погашения имеющихся долгов). Видимо, на следующем этапе начнётся массовая скупка слабых региональных сетей крупными федеральными по бросовым ценам. Однако те же регионалы вследствие кризиса как раз получают возможность укрепиться.

По мнению руководителей нескольких крупнейших сетей Юга — «Империя продуктов» и «В 2 шагах» в Ростове-на-Дону, «МАН» и «Радеж» в Волгограде, «Артемида» в Волгодонске — есть несколько совершенно очевидных преимуществ региональных игроков, которые позволяют им сохранять устойчивость в условиях кризиса.

Дмитрий Рева называет главное: «Торговый сектор в нашем регионе никогда не был привязан к нефти, газу, лёгким длинным иностранным деньгам и прочему. Мы тут все жили по средствам и выживали за свой счёт даже под серьёзным конкурентным давлением федералов, когда они начали экспансию на Юг. У местных игроков намного ниже долговая нагрузка, поэтому и страдают они меньше».

Второе местное преимущество — сдержанность в планах роста. Не имея в активе большой массы рентабельной сети, способной сгладить убытки новых магазинов, регионалы более осторожно строили свои планы развития, стараясь не открывать заведомо убыточных и малорентабельных точек. Кроме того, лучшее знание специфики покупательского спроса, траффика, платёжеспособности населения не в целом по региону, а чуть ли не на конкретных улицах того или иного города позволяло им более точно определять места расположения новых точек.

Есть и ещё одна особенность южных сетей, которая, по мнению экспертов, существенно способствует устойчивости и снижению рисков в условиях кризиса. Большинство из них созданы в начале двухтысячных на базе уже существовавших дистрибьюторских и оптовых компаний. Так, сеть «Империя продуктов» — «дочка» дистрибьюторской компании «Мега Дон», «В 2 шагах» — «Апекс плюс», «Артемида» — «Артемиды Дон». С другой стороны, многие крупнейшие оптовые игроки, например, «Кубаньоптторг» в Краснодаре или «ОптТорг» в Пятигорске, имеют собственные розничные точки сбыта. Таким образом, цепочка «производитель — оптовик (дистрибьютор) — ритейлер» существует, по сути, внутри одной бизнес-структуры, что позволяет диверсифицировать риски, гибко распределять денежные и товарные потоки, быстрее находить компромиссные решения. «Когда мы начали развивать свою фирменную розничную сеть, то интерес к нам со стороны поставщиков стал проявляться в несколько другой, более привлекательной для нас форме, — вспоминает Ашот Хбликян, совладелец компании “Мега-Дон”, владеющей сетью “Империя продуктов”. — Даже если у них были эксклюзивные дистрибьюторы в Ростове, они всё же шли на заключение договора с нами, причём без права реализации продукции вне нашей сети. В итоге сегодня более 70 процентов ассортимента в нашей сети составляет товар, купленный помимо посредников, а значит, дешевле».

Вадим Рыбаков, генеральный директор компании «Апекс плюс», подчёркивает, что такая схема работы позволяет в самых сложных условиях сохранять высокую степень лояльности поставщиков и производителей с продавцами. А Виталий Соловьёв, коммерческий директор сети «МАН», добавляет, что у регионалов при решении каких-то спорных вопросов «плечо переговоров» значительно меньше, чем у федералов. «Мы можем в рабочем режиме, просто встречаясь лично в офисах, гораздо быстрее решать очень многие вопросы, тем самым не допуская даже краткосрочных провалов», — уверяет г-н Соловьёв.

Ольга Шкурка, директор пятигорского ООО «ОптТорг», говорит ещё об одном преимуществе объединения оптовой и розничной составляющей — о большей залоговой базе.

  Коллаж: Дмитрий Горунов
Коллаж: Дмитрий Горунов

Тактики приобретения в собственность торговых и складских площадей или собственного строительства оных стараются придерживаться и другие региональные игроки.

Дмитрий Рева согласен, что собственные залоговые активы действительно станут для региональных игроков своеобразной подушкой безопасности, которая позволит пережить самые тяжёлые времена: «У нас пока нет проблем с кредитованием, потому что при отказе некоторых, даже крупных банков, продлевать нам овердрафты, мы можем взять длинные кредиты под залог собственной недвижимости. Так что до весны в любом случае у нас точно всё будет стабильно».

Региональных игроков спасает и то, что большинство из них работает в формате, близком к «магазинам у дома», а в ценовой политике — к дискаунтерам. В современной торговле эти форматы обычно не смешиваются. И тем, и другим все аналитики предрекают наибольшую устойчивость в условиях кризиса на фоне смещения покупательского спроса в сторону более дешёвых товаров и товаров повседневного спроса. Ашот Хбликян уверен, что выбор такого формата, продиктованный в своё время конкурентным давлением со стороны федеральных игроков, был самым правильным стратегическим шагом. «В принципе в концепцию “магазина у дома” не заложен фактор низких цен, — говорит г-н Хбликян, — но мы ставили задачу — отработать именно тот ассортимент, который ежедневно востребован жителями ближайших домов, и иметь при этом конкурентные цены. Причём, чтобы сохранить лояльность жителей, очень важным считали проявлять ассортиментную гибкость. Например, в магазинах, расположенных в центре, мы вводим больше товаров премиум-класса, чем в отдалённых районах. Ассортимент в наших торговых точках может различаться на 30 процентов. Этим мы выделяемся на фоне крупных сетевых операторов, которые считают, что содержать дифференцированный ассортимент и устанавливать разные цены дорого и сложно».

Подобная гибкость свойственна и другим региональным сетевым игрокам, и именно она в нынешних условиях, как совершенно справедливо полагает большинство руководителей сетей, позволит им почти безболезненно и, главное, быстро перестраивать ассортимент своих магазинов в зависимости от изменения покупательского спроса.

Пищёвка: сдержанный, но оптимизм

Трудности, с которыми столкнулись розничные сети, могут заметно повлиять на их отношения с переработчиками. Противостояние перерабатывающих предприятий и ритейлеров, тянущееся уже более года, похоже, переходит в новую фазу. Одна из её особенностей — появившаяся у пищевиков возможность активно бороться с давлением сетей. Так, например, крупнейшие молокозаводы и мясокомбинаты пока успешно сопротивляются попыткам ритейлеров пересмотреть докризисные условия поставок продукции. Многие сети стали настаивать на заметном увеличении отсрочки расчёта за поставленные товары — до двух-трёх месяцев взамен традиционных 30 дней. В то же время крупные переработчики, напротив, начали предлагать сетям сократить сроки товарного кредитования. Такую политику, например, ведёт Сочинский мясокомбинат. «Сейчас как сети, так и производители занимают довольно жёсткие позиции. Мы хотим сократить отсрочки и крайне внимательно следим за размером дебиторской задолженности. Уже были примеры, когда мы приостанавливали отгрузку продукции некоторым региональным и федеральным сетям — тем, кто не платит в оговоренный срок», — рассказывает заместитель гендиректора по сбыту Николай Скафарь. При этом снижения объёмов продаж не произошло — большая часть сетей остаются платёжеспособными. «В сетях понимают, что наша продукция находится отнюдь не на последних местах по уровню продаж. Поэтому мы чувствуем лояльное отношение, пока нам удаётся договариваться», — добавляет г-н Скафарь. Отмечают опасность наращивания задолженности сетей перед производителями и на «Ставропольском бройлере» — дистрибьюторы компании всё чаще стали сталкиваться с задержками по оплате со стороны крупных сетей.

Примечательно, что три компании, имеющие в активах перерабатывающие предприятия, включённые в рейтинг крупнейших южных предприятий, в течение двух последних недель объявили о планах сохранения или наращивания инвестпрограмм, а также о получении крупных кредитов под эти цели. На фоне тотальной инвестиционной заморозки в строительстве, машиностроении и торговле казавшиеся ранее заурядными новости о финансировании крупных перерабатывающих предприятий выглядят показательными. В частности, ЗАО «Ставропольский бройлер» договорилось с Северо-Кавказским банком Сбербанка РФ о финансировании проектов строительства новых птичников и перерабатывающего комбината в селе Благодатном (Ставропольский край). Общий объём финансирования может превысить 1 млрд рублей, сроки погашения кредитов — пять лет. «Ставропольский бройлер» не первый год сотрудничает с Северо-Кавказским банком, однако в компании признают, что в этот раз «переговоры были сложными». Генеральный директор ЗАО Дмитрий Авельцов сообщил агентству «Интерфакс-Юг», что компания получила «именно тот объём средств, который нам нужен для реализации намеченных планов — доведения объёмов производства мяса птицы к 2010 году до 80 тысяч тонн. Мы полностью обеспечены финансами до конца этого года и на первую половину следующего».

Ещё один пример интереса банков к пищевым предприятиям: «Промсвязьбанк» предоставил «Русско-Азиатской Инвестиционной Компании» («РАИнКо», владеет агрохолдингом «Кубань», связана с холдингом «Базэл» Олега Дерипаски) кредит в размере 42,7 млн долларов на строительство завода по глубокой переработке сои в Усть-Лабинске (Краснодарский край). Как отмечает генеральный директор «РАИнКо» Станислав Карабут, «кредитование проекта по переработке сои — значимое для компании событие, особенно в условиях текущего мирового кризиса. “РАИнКо” — практически первая в России организация, получившая долгосрочный инвестиционный кредит на реализацию высокотехнологичного проекта в сельскохозяйственной отрасли, имеющего значительный экспортный потенциал». Подготовительные работы на площадке в Усть-Лабинске начались летом текущего года. По словам представителей «РАИнКо», компания уже вложила в проект около 18,5 млн долларов собственных средств — в том числе потраченных на закупки части оборудования. Планируется, что завод мощностью примерно 35 тысяч тонн соевых концентратов и текстуратов в год начнёт работу в четвёртом квартале 2009 года. Предполагается, что агрохолдинг «Кубань» сможет практически полностью обеспечивать предприятие собственным сырьём.

Но больше всех, пожалуй, отличился концерн Nestle. В конце октября в Москве в присутствии премьера Владимира Путина было подписано соглашение о расширении фабрики «Нестле-Кубань». Согласно планам Nestle, на Кубани будет создано производство сублимированного кофе вдобавок к уже имеющемуся заводу по производству бюджетного гранулированного напитка. Срок запуска первой линии — начало 2011 года. В Nestle объясняют решение о расширении производства тем, что концерн рассчитывает на сохранение темпов роста потребления сублимированного кофе в России — не менее 10% в год.

У партнеров

    Реклама