Украинцы вышли из шахты

Сергей Кисин
24 ноября 2008, 00:00
  Юг

Украинский холдинг ООО «Донбасская топливно-энергетическая компания» (ДТЭК) отказался от планов по приобретению угольных активов в Восточном Донбассе. А собственники теперь не знают, каким образом их содержать

Холдинг объединяет угольные, энергетические и металлургические активы известного бизнесмена Рината Ахметова. Компания решила не покупать шахту имени Чиха и обогатительную фабрику (ОФ) «Октябрьская-Южная» в Ростовской области. Теперь собственнику активов — ФПГ «Русинкор» — придётся решать, как содержать шахту и ОФ, которые группа пытается продать уже больше года и в которые всё это время практически не инвестировала.

Лишний рот

То, что менеджмент «Русинкора» не прочь сбыть с рук свой угольный бизнес в Восточном Донбассе, стало ясно уже в конце прошлого года, когда группа продала свой основной химический актив — Новочеркасский завод синтетических продуктов, сырьём для выпуска синтез-газа на котором и должны были стать донбасские угли. В компании особенно не скрывали, что ищут только подходящего покупателя для имущественного комплекса шахты и ОФ, а также для строящейся шахты имени Братченко и шахты «Калиновская-Восточная». С ноября 2007 года «Русинкор» уже практически не инвестировал в свои угольные предприятия. К середине лета задолженность шахты и ОФ составляла свыше 200 млн рублей.

Как заметил «Эксперту ЮГ» лидер движения «Шахтёры России» Владимир Катальников, «вряд ли “Русинкор” с самого начала думал всерьёз заниматься угледобычей. Его обычная тактика в бизнесе — приобретение актива, доведение его до выгодного продажного состояния и продажа заинтересованным структурам. Так было и с шахтой “Котинская” в Кузбассе, в достройку которой он вложил 29 миллионов долларов, а затем после пуска в эксплуатацию вместе с “Киселёвскуглём” выгодно продал Сибирской угольной энергетической компании (по данным экспертов, за 50 миллионов долларов)».

Как раз в это блаженное время, в период наивысшего подъёма цен на железорудное сырьё и лом, когда мировой кризис ещё только намечался в Европе, на Дону появился украинский холдинг ДТЭК, владеющий рядом металлургических и энергетических предприятий в Донецкой, Луганской и Днепропетровской областях и остро нуждающийся в коксующихся углях и антраците. Его руководство намеревалось к 2011 году занять первое место по объёмам дохода и прибыли среди энергетических компаний Украины, в течение пяти лет инвестируя в увеличение производства угля и электроэнергии 1,15 млрд долларов. Для этого ДТЭК намерен был заняться скупкой новых активов, на что было выделено 2–2,5 млрд долларов.

Поэтому украинцам и приглянулись не самые дорогие из-за отсутствия должного финансирования южнороссийские добывающие активы, запасы которых позволяли на существующих мощностях спокойно работать ещё полвека. Конечно, при условии высокого спроса на «чёрное золото», казавшегося вполне обеспеченным, — при стоимости-то барреля нефти под 150 долларов.

Щирый хохол

Договорённость о покупке добывающих активов у группы «Русинкор» была достигнута в августе, и окончание юридического оформления сделки ожидалось до конца текущего года. С сентября по 1 ноября шахта находилась в доверительном управлении ДТЭК.

Однако с осени стоимость барреля стремительно покатилась вниз, уменьшившись почти втрое. Из-за кризиса резко упали темпы в строительстве, что привело к стагнации металлургической отрасли и остановке на Украине половины коксовых батарей. На мировых рынках цена на коксующийся уголь упала с 270 до 80 долларов за тонну. В этих условиях приобретать лишний угольный актив ДТЭКу, у которого собственные шахты (компания «Павлоградуголь», шахта «Комсомолец Донбасса») выдают до 15 млн тонн в год, было бы явной расточительностью. Украинцам просто уже не нужна лишняя сырьевая база и актив, в которые необходимо ещё вложить значительные средства для нормальной работы.

31 октября, после напряжённых переговоров между председателем совета директоров «Русинкора» Сосланом Харебовым и генеральным директором ДТЭК Максимом Тимченко, украинская сторона поставила вопрос о выходе из сделки. Как признался «Эксперту ЮГ» источник в «Русинкоре», попросивший не называть своего имени, «для нас это было полной неожиданностью. Теперь мы просто не знаем, где брать кредиты для поддержания предприятия».

Интересно, что словно бы в ответ на это в приватной беседе с «Экспертом ЮГ» один из владельцев угольной компании в регионе заметил, что «если бы они так долго не торговались, выгадывая в цене, давно бы уже продали шахту Чиха украинцам».

При этом украинская сторона уже вложила в восточнодонбасские активы собственные 14 млн рублей на октябрьскую зарплату, так что деньги у 820 горняков пока есть и социального кризиса в ближайшее время не ожидается. В настоящий момент шахта добывает 300–400 тонн горной массы в сутки. С начала года при плане 174,5 тысячи тонн она выдала на-гора 96,8 тысячи тонн, что ниже всякого уровня рентабельности. Что будет через месяц — сказать сложно.

Как сообщили «Эксперту ЮГ» в министерстве промышленности Ростовской области, в донской столице уже ожидают делегацию «Русинкора» с тем, чтобы представители группы ознакомили власти с планом действий по оздоровлению так и не проданного предприятия. При этом, заметил «Эксперту ЮГ» источник в обладминистрации, в руководстве «Русинкора» честно заявили, что пока в Ростов ехать не с чем — никакого «плана спасения» в природе нет. «В настоящее время идёт подготовка к зиме, и остановка такой шахты может создать серьёзные социальные проблемы в Восточном Донбассе», — пояснил он.

Безинвесторизация отрасли

Судьба многострадальной шахты Чиха — не единичный случай. Угольная промышленность вообще стоит на грани серьёзного кризиса. В последние годы рост стоимости углеводородов делал угледобычу гораздо привлекательнее, чем в начале реструктуризации отрасли, что вылилось в правительственную задачу доведения угольной составляющей в топливном балансе России до 60%. Рост цен на нефть привёл в Восточный Донбасс заинтересованный в собственном сырье крупный бизнес, который либо заявил, либо уже начал реализовывать в регионе ряд крупных инвестпроектов по строительству шахт.

Однако кризис в металлургии поставил под сомнение сам смысл этих проектов. В частности, как признались «Эксперту ЮГ» в руководстве ЗАО «Русский уголь», сейчас решается вопрос о приостановке работ на шахте «Западная», которая добывает коксующиеся угли. Часть горняков уже либо переведена на другие предприятия, либо отправлена на вольные хлеба. По тем же причинам сейчас туманна судьба строящейся структурами «Запорожстали» шахты на участке «Усть-Быстрянский 1-2».

Донские власти пока не склонны драматизировать обстановку. По утверждению министра промышленности Ростовской области Сергея Михалёва, «Южная угольная компания» не собирается отказываться от строительства двух шахт на Садкинском месторождении, и владельцы строящейся шахты «Обуховская-1» (банк «Акрополь») договорились о кредите в 200 млн рублей у Сбербанка на завершающую оснастку стволов.

Однако с трудом верится, что, лишившись своего главного козыря в конкуренции с нефтью и газом — более привлекательной цены, угольщики сегодня смогут убедить инвесторов вкладывать средства в проекты с длительным сроком окупаемости. Скажем, и в лучшие для угля времена «Акрополю» приходилось годами убеждать потенциальных соинвесторов в целесо­образности участия в строительстве шахт. Ныне же желающих поделиться лишними деньгами с угольщиками не видать. Тем более что вопрос сбыта добытого угля тоже стоит достаточно остро. Так что задача, вставшая перед «Русинкором» после отказа столь долго обхаживаемого покупателя, представляется сверхсложной.