Заветы ВАЛЛ*И

9 февраля 2009, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Картина: на дворе кризис, строители держатся за заказы, им, как никогда, не хочется отдыхать. Вот они заводят бульдозеры, начиная очередной рабочий день. Но не могут приступить к работе, поскольку на пути бульдозера встают некие молодые люди. «Вы кто такие?» — спрашивают рабочие. «Мы не дадим вам загубить природу», — дружно отрезают ребята. «Ну вы, блин, нашли время», — проносится в головах строителей. Эту картину можно было наблюдать в декабре на территории заповедника Утриш около Анапы.

Экология по привычке считается вечно несвоевременной проблемой, ради решения которой под бульдозеры, как правило, не ложатся.

Кризисное время интересно тем, что оно выдвигает на первый план истинные ценности. То, на что ещё вчера можно было не обращать внимания, сегодня оказывается одним из главных вопросов, от которых зависит перспектива реализации проектов. Главная ценность, выдвинувшаяся сегодня на первый план, — качественный труд. И в данном случае понятие «качественный» включает не только рентабельность и производительность труда. Если гипотезу заострять, то надо признать, что экологичность — неотъемлемая составляющая нового качества. Качественный труд, таким образом, экологичен.

Вчера всерьёз почти никто не думал, что экология — ценность сегодняшнего дня. Даже там, где экологический вопрос оказывался в повестке, он зачастую служил ширмой, скрывавшей совершенно иные движущие механизмы. Но вот приходит кризис. И банки только ищут повод отказать вам в кредите. А тут на вашем объекте под бульдозер с праведными лозунгами ложатся люди. И банкир спрашивает несостоявшегося заёмщика: «А знаете ли вы, кому мы уже отказали? Так им под бульдозер никто не ложился». Впрочем, это — только поверхность проблемы.

Дело в том, что экология, если она признаётся экономической темой, переводит предпринимательское мышление в поле несравнимо более сложных проектов. Эта сложность — в необходимости сочетать ценности, которые многие считают ценностями разных порядков. Это ценность зарабатываемой прибыли и ценность миссии, в которой сформулирован ответ на вопрос «а чем ты сам-то полезен?». Оздоровляющий эффект экономического кризиса состоит в том, что на обочине оказывается большинство тех, кто неполезен. Они — спекулянты, в широком смысле слова. Они — «просто зарабатывали деньги». Условные старые проекты — проекты, написанные в условиях, когда компании о своей миссии ещё имели возможность не задумываться, — кризис сметает, поскольку этим проектам не на что опереться. Ведь опереться можно только на что-то, относящееся к категории истинных ценностей.

В этом номере мы публикуем два материала о переработке отходов и мусора на Юге. У наших собеседников есть убеждённость, что в этой сфере продолжится рост. И мы надеемся на это, поскольку расцениваем как важнейшее событие уже то, что бизнес увидел мусор. Бульдозер, который не может продолжать работу, поскольку на его пути встают некие люди, которые ещё вчера казались беззащитными, — это символ новой ситуации. Это ситуация, когда самые беззащитные ценности, к числу которых всегда причислялась экология, обретают силу. Вот это — самое желательное для нас дно кризиса, фундамент, на котором стоит всё экономическое сооружение. Можно, к слову, упасть и ниже этого дна.

Для нас экология важна как шаг бизнеса к истинным ценностям, делать который вынуждает кризис. Ведь для бизнеса увидеть мусор — всё равно, что приобщиться к ценностям, осознать свою миссию. Всякая миссия, по большому счёту, экологична. Пожить в кризисе означает осознанно взять на себя труд по очищению своего пространства, предназначенного для жизни, от мусора. Так сделало человечество в финале великолепного прошлогоднего мультфильма «ВАЛЛ*И» — он о милом роботе, который в одиночку 700 лет очищал загаженную Землю, чтобы на неё могли вернуться люди. Этот робот — герой нашего кризиса.

Впрочем, для Юга экология — истинная практическая ценность. Именно от того, удастся ли её сохранить и использовать, в наибольшей — без преувеличения — степени зависит капитализация южной экономики в будущем.