Антикризисный энергоноситель

Наталья Яценко
9 февраля 2009, 00:00
  Юг

Малой энергетике кризис только пойдёт на пользу. В этой сфере на Юге одна из самых популярных тем — производство биотоплива из отходов и использование его в энергетике. Помимо решения вопросов сугубо экологических, такие проекты вполне способны быть коммерчески выгодными

В настоящее время в России из всех альтернативных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) наиболее широко используется биотопливо — продукт переработки различных видов отходов. По данным Агентства по прогнозированию балансов в электроэнергетике, из 2,5 тысяч Мвт установленных мощностей, работающих на ВИЭ, более полутора тысяч обеспечиваются именно биотопливом. ЮФО входит наряду с Приволжским и Сибирским округами в тройку наиболее перспективных регионов России по биогазовым технологиям, так как располагает 36 процентами общероссийского количества отходов биомассы в АПК и может вырабатывать 24,4 млрд куб. м биогаза — а это почти половина российского потенциала.

В последние два года на Юге было заявлено сразу несколько разномасштабных проектов в биоэнергетике. Некоторые из них уже реализованы или находятся в стадии проектирования и строительства. Остановить процесс развития биоэнергетики в малых формах, похоже, не сможет никакой финансовый кризис.

Экономичная экология

Борис Тарнижевский, заведующий отделением нетрадиционных источников энергии и энергосбережения АО «Энергетический институт им. Г. М. Кржижановского», объясняет: «Когда говорят о таких ВИЭ, как солнце, ветер, вода, то главным преимуществом называют их бесплатность. Но этот фактор сводится на нет значительными расходами на приобретение соответствующего оборудования и сравнительно низким его КПД. Биотопливу же эти недостатки несвойственны».

Хотя кризис замедлил развитие малой энергетики, всё же прирост её оборота в 2008 году составил от 300 до 500%

Прежде всего, биотопливо не просто бесплатно, но иногда имеет даже отрицательную стоимость, так как за утилизацию большинства отходов, особенно метаносодержащих и опасных, приходится платить немалые деньги экологам.

Оборудование станций, работающих на биотопливе, по сути — это то же самое оборудование, которое используется на обычных ТЭЦ и мини-ТЭЦ, работающих на традиционном топливе. Часто даже не требуется заменять уже имеющееся. Но лучше всё-таки приобрести современное — например, когенерационные и тригенерационные газопоршневые установки. Тогда существенно вырастает КПД. Виктор Никитин, директор компании «Новые технологии», добавляет: «Такое оборудование можно набирать в цепочки и варьировать их мощность для объекта любого размера. Получается гибкая система энергообеспечения, которую легко можно адаптировать под меняющийся спрос — например, добавлять звенья или останавливать лишние во время спадов спроса». Себестоимость электроэнергии, получаемой на таком оборудовании, в среднем 60–80 копеек за киловатт. «Если же ещё и топливо используется альтернативное — например, метан от отходов, продуктов жизнедеятельности животных на фермах, то себестоимость получается существенно ниже», — уверяет Геннадий Ампилов, генеральный директор электромонтажной компании «Авангард ЭМК» (Ростов-на-Дону).

Биотопливо может быть твёрдым, жидким или газообразным и изготавливаться из самых разных отходов биологического происхождения: древесных, бытовых, сельскохозяйственного производства, животноводческих, канализационных стоков. Сырьём могут быть даже опасные отходы, которые ранее считались не поддающимися переработке: например, лигнин — отходы гидролизных заводов после гидролиза растительного сырья (древесины, кукурузных кочерыжек, подсолнечника и т. д.).

В прошлом году компания «Биоэнергетика» в Гулькевичском районе Краснодарского края поблизости от многолетнего могильника лигнина всего за три месяца осуществила пилотный демонстрационный проект комплекса по переработке лигнина и других органических отходов. Планируется производить 18 000 тонн топливных брикетов в год. Стоимость проекта — 14 млн руб­лей, расчётные сроки окупаемости — два-три года. Объём лигнина в отвале составляет около 400 тысяч тонн, что обеспечит работу предприятия в течение 10 лет. Кроме того, в ближайших районах найдётся достаточное количество растительных отходов сельского хозяйства. Пока договор о замене угольного топлива на пеллеты заключён «Биоэнергетикой» только с тремя малыми котельными Краснодарского края. Но руководитель проекта Валерий Тимонин не сомневается, что у проекта большое будущее: слишком уж очевидны преимущества нового топлива. Кроме того, брикеты и пеллеты легко транспортировать в другие регионы, в ту же Ростовскую область, где на сегодняшний день более 90% котельных относятся к малой теплоэнергетике, а около половины из них работает на твёрдом топливе. Сжигание топлива здесь осуществляется в котлах от 0,2 до 5 МВт, оборудованных неприхотливыми системами подачи топлива и золоудаления, которые легко и без дополнительных затрат можно перевести на пеллеты и брикеты. Последние же — хорошее сырьё и для газогенераторных установок, что существенно расширяет круг потенциальных потребителей.

Большое — в малом

Эксперты с сожалением отмечают, что дороговизна и долгая окупаемость масштабных экологических проектов в сегодняшних условиях финансового кризиса и высокой стоимости кредитных ресурсов отодвигают их осуществление на неизвестный срок. Анатолий Ильин, президент Российской ассоциации малой и нетрадиционной энергетики, говорит: «Найти частного инвестора, который вложил бы огромные деньги в осуществление проекта и затем ждал добрый десяток лет, когда окупятся его затраты, и до кризиса было сложнейшей, почти нерешаемой задачей. Такие проекты, как правило, осуществляются при активной финансовой поддержке государства, что в настоящее время также затруднительно. Зато на этом фоне преимущества малой и нетрадиционной энергетики становятся совершенно очевидны. Для сооружения её объектов нужны, как правило, сравнительно небольшие средства, которые могут предоставить частные предприниматели. Объекты малой энергетики быстро окупаются, особенно, если они работают на местных ресурсах».

Анатолий Ковальчук, генеральный директор ростовского Центра энергосберегающих и инновационных технологий (ЦЭИТ), добавляет: «Хотя финансовый кризис замедлил развитие малой энергетики, всё же прирост её оборота в 2008 году составил, по оценкам игроков, от 300 до 500 процентов. Такие цифры, фантастические для любого другого рынка, обеспечили и возврат инвестиций, и приличную прибыль тем фирмам и предприятиям, которые посчитали выгодным для себя создание автономных станций».

При этом г-н Ковальчук подчёркивает, что самые большие перспективы малой энергетики на юге России открываются именно перед биоэнергетикой. По подсчётам ЦЭИТа, в АПК только Ростовской области накапливается до 4,5 млн тонн в год органических отходов, из которых можно получать ежегодно 159 млн кубометров биогаза, 260 млн кВт·ч электроэнергии, около 500 тысяч Гкал теплоэнергии, 3,6 млн тонн биоудобрений. Себестоимость такой электроэнергии составляет максимум 0,7 руб/кВт·ч, тепловая энергия будет «практически бесплатной» — 25 руб/Гкал против 1 тысячи рублей по тарифу. Стоимость биоудобрений, получаемых при переработке отходов — 8–9 тысяч руб/т. Только биоудобрения — они сейчас стоят около 10 000 рублей за тонну — дадут пять млрд рублей. А экологическая составляющая вообще неоценима.

Геннадий Ампилов, генеральный директор электромонтажной компании «Авангард ЭМК» (Ростов-на-Дону), приводит такой пример: одна из птицефабрик хотела поставить дополнительную трансформаторную подстанцию. Но любознательный владелец решил посмотреть, что творится на рынке генерации, и достаточно быстро нашёл сведения об оборудовании, позволяющем получать метан из куриного помёта, на котором может работать газотурбинное оборудование, и установил его. В результате он не только не стал строить новую подстанцию, но и свёл на 70% мощности действующую.

«Когда себестоимость автономно генерируемой энергии существенно ниже, чем установленные сетевые тарифы, да ещё появляется возможность выгодно её продавать, то все сомнения даже самого консервативного инвестора сводятся на нет, — говорит г-н Ампилов. — Это особенно актуально для сельской местности, для территорий, где затруднено или очень дорого обходится подключение к сетям».

«Оглядываясь на соседей, всё больше частных инвесторов, просчитав затраты на подключение к централизованным сетям, делают выбор в пользу автономных источников энергии, — поясняет Виктор Никитин, директор компании “Новые технологии”. — Сошлюсь на опыт нашей компании: в строительстве автономных ТЭС на биогазе у нас немало именно частных заказчиков. Это владельцы ферм, животноводческих и птицекомплексов. Причём они же могут это тепло и энергию не только использовать для своих нужд, но ещё и продавать селянам. И это очень выгодно, потому что себестоимость электроэнергии, произведённой на таких установках, — порядка 80 копеек, тепло вообще достаётся даром — как побочный продукт электрогенерации, а тарифы везде существенно выше». Опыт ЦЭИТа подтверждает эту тенденцию: с октября 2006 года Центр выполнил проработки проектов получения биогаза из отходов по 34 объектам сельского хозяйства Ростовской области, окупаемость этих проектов — от 1,1 года до 2,5 лет. Один из них — внедрение биогазовых технологий в агропромышленном комплексе — с успехом опробован в КФХ «Гречкин» в прошлом году.

Где деньги брать

По словам экспертов, существует масса способов софинансирования проектов био­энергетики из самых различных источников. Прежде всего, привлечение кредитов можно существенно облегчить благодаря гарантиям государства, предоставляемым в рамках различных программ энергосбережения, энергоэффективности и экологии.

Самым известным международным кредитором и прямым инвестором экологических проектов является Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). В ЮФО активно кредитует энергосберегающие проекты банк «Центр-инвест» — самостоятельно и совместно с ЕБРР, KfW-банком (Германия), Международной финансовой корпорацией (IFC). Проекты можно вписать в международные европейские программы по экологии, кредитуемые банками, международные проекты TACIS. Можно попытаться привлечь гранты и кредиты Глобального экологического фонда Мирового банка в рамках российской программы по развитию ВИЭ.

Так, крупнейшему на Юге разработчику и внедренцу биоэнергетических проектов НП ЦИЭТ с октября 2006 года удалось заключить партнёрские соглашения с Международным центром энергоэффективного развития, Национальным агентством поддержки углеродных проектов, компаниями «Коммит Юг» и GFA ENVEST (Германия). С октября 2007 года Центр стал консультантом-аудитором международной группы банков.

Инвестиционные проекты, направленные на энергосбережение, либо проекты, предусматривающие замену одного вида топлива другим — более экологичным, могут рассчитывать на так называемое «карбоновое» финансирование, т. е. совместное с иностранными партнёрами осуществление проектов по сокращению выбросов парниковых газов в рамках Киотского протокола.

Валерий Тимонин уверяет, что у биоэнергетических проектов есть все шансы заинтересовать иностранных «карбоновых» инвесторов. В подтверждение он приводит сравнительные цифры: при переходе на природный газ (самый экологичный традиционный энергоноситель) с мазута выбросы парниковых газов сокращаются примерно на 0,5 тонны СО2-экв. в расчёте на одну тонну условного топлива, с угля — на 1 тонну СО2-экв. Если же в качестве замещающего топлива используется биотопливо, то выбросы парниковых газов сократятся на 2,2 и 2,7 тонны СО2-экв. соответственно. В настоящее время стоимость тонны СО2 на европейском рынке составляет семь-восемь евро и неуклонно растёт.

Из числа крупных южных биоэнергетических проектов карбоновое финансирование удалось привлечь ростовскому агрохолдингу «Астон», который подписал соответствующий контракт о сотрудничестве с компанией Camco International из Великобритании. Как рассказывает исполнительный директор ООО «Астон» Эдуард Кравченко, на базе маслоэкстракционных заводов в Морозовске и Миллерове до конца 2009 года будут запущены электростанции, работающие на лузге подсолнечника. Они позволят предприятиям агрохолдинга сократить объём выброса парниковых газов примерно на 800 тысяч тонн. Квоты на этот объём Camco International продаст на международном углеродном рынке, за счёт чего «Астон» сможет компенсировать примерно 20% из 32 млн долларов собственных инвестиций.

Первой ласточкой в привлечении карбонового финансирования для малой энергетики стал разработанный ЦЭИТом проект, который будет запущен в 2009 году. Он предполагает выработку биогаза для сельхозпредприятий в Матвеево-Курганском районе Ростовской области, совокупные инвестиции составят около 250 млн руб­лей. Выступить соинвесторами вызвались германские фирмы, которые приехали в Ростовскую область для покупки квот на выбросы парниковых газов и заинтересовались предложенным проектом. Схема карбонового финансирования даст до 20–30% средств от стоимости проекта.