Моментальный снимок конкуренции

23 февраля 2009, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Как выразился в разговоре с «Экспертом ЮГ» глава крупного южного строительного холдинга, у него в последние месяцы совершенно исчезло направление сотрудничества с Москвой. Раньше по этому каналу связи находили идеи, партнёров, средства. Хорошую идею зачастую сначала везли в столицу — продавать. А теперь, говорит бизнесмен, там делать нечего. Идеи, мол, должны работать на местах.

В обсуждении новой экономической ситуации с самого начала присутствует этот постоянный мотив — федералам не до регионов, а значит, местным компаниям надо использовать все возможности по укреплению позиций на своих территориях. Действительно, новостей, подтверждающих этот тезис, достаточно. Основные из них — о замороженных инвестпроектах, о сокращении региональных представительств. Некоторые федеральные банки меняют открытые в округе филиалы на допофисы. Агрессивных действий на уровне регионов в этой ситуации от них трудно ожидать.

Практически весь этот номер — о состоянии дел на ключевых рынках юга России. Мы видим, что повсюду сегодня по-новому раскручивается сюжет о конкуренции между местным бизнесом и так называемыми «варягами». Претендентов на выбывание, впрочем, достаточно и среди тех, и среди других.

Каждую неделю поступают новые сообщения о банкротствах компаний, работающих на Юге. Среди них хватает и местных, и пришлых. С рынка ломозаготовок ЮФО уже ушли почти все мелкие операторы. Первая ласточка на масложировом рынке — в компании «Донской янтарь» (Ростовская область) введена процедура наблюдения. В Краснодарском крае под эту процедуру попали два сахарных завода, входящих в питерскую группу «Евросервис». Руководство ЗАО «Шахта имени Чиха», принадлежащего структурам ФПГ «Русинкор», подало заявление в арбитражный суд Ростовской области о признании предприятия банкротом. Таганрогская розничная сеть «Мой город», управляющаяся компанией «Торгсервис», заявляет о продаже своего бизнеса. На грани банкротства находится Волгоградский судостроительный завод. При этом ясно, что основные события ещё впереди. Очистительный процесс, который запустил кризис, только начинается.

Но в разговорах с бизнесменами нам уже нередко приходится слышать, что всё-таки самое страшное пройдено. Как говорят наши собеседники, тяжелее всего было в ноябре, когда требовалось в атмосфере всеобщей нервотрёпки организовать работу в новом режиме и при этом быстро осознать, каким образом изменилась система бизнес-ценностей. Теперь ноябрьский ужас неопределённости сменился хотя и вполне пессимистичной, но всё же гораздо более спокойной определённостью. Многие сейчас настроены на то, что до осени нужно будет только выживать. Этот настрой правилен уже потому, что позволяет с небывалой эффективностью отрабатывать любую возможность повышения ликвидности — такие возможности порой порождаются самим кризисом.

Долгое время заявки были одним из главных инструментов конкурентной борьбы — например, на рынке коммерческой недвижимости, ритейла. Заявку мог сделать кто угодно. Сегодня война заявок как будто отменена. На всех основных рынках обозначились хищно настроенные лидеры и дрожащие как осиновый лист аутсайдеры. При этом середины почти нет. Те, кто может, идёт вперёд. Те, кто не может, сильно рискуют пополнить завтрашнюю сводку новостей о банкротствах и продажах бизнеса. Заявки делают только лидеры — они сейчас откровенно высматривают жертвы, в чём, не стесняясь, признаются в интервью топ-менеджеры. И пока они в большинстве своём выжидают, чтобы делать покупки при минимальной цене. К тому же при слияниях и поглощениях одна «тщательная проверка» длится не менее месяца-двух. Все понимают, что самое интересное начнётся, когда компании подготовят годовые отчёты и попытаются снова взять кредиты, без которых никак и никуда.

Федеральная поддержка, которая, как сначала казалось, примет форму индивидуальной помощи крупным предприятиям, сегодня, как правило, выражается в решениях, влияющих на всю отрасль. А потому она не сильно корректирует складывающийся новый рисунок конкуренции.