Первые итоги

Василий Высоков
27 апреля 2009, 00:00
  Юг

В начале 2009 года реальную ситуацию в экономике юга России уже нельзя было спрятать за успехами предыдущих периодов. Выводов даже сейчас можно сделать достаточно

Первые результаты работы в новом году показывают, что:

  •  в пределах 100–150% росло производство продуктов питания на современных предприятиях региона, которые успели завершить техническое перевооружение и выпускают конкурентоспособную продукцию;
  • сохранился или не очень сильно изменился прошлогодний уровень производства нефти, газа, электроэнергии;
  • не очень велики изменения (+/– 10%) объёмов производства продукции, которая является специализацией юга России (керамическая плитка, электровозы, ящики из картона, минеральные удобрения, специальная нефтеаппаратура);
  • существенное падение (порядка 20%) наблюдается на старых предприятиях, выпускающих продукты питания;
  • на 30–40% сократилось производство цемента, нерудных строительных материалов, угля;
  • более чем на 40% упало производство автомобилей, зерноуборочных комбайнов, инструмента.

В этой первой картине экономики, находящейся в состоянии кризиса, можно увидеть открывающиеся перед посткризисной экономикой Юга преимущества:

  • спрос на продукты питания сохранится, но производиться они станут на современных предприятиях;
  • инфраструктура обеспечит рост производства, но спрос на сырьё и материалы будет зависеть от темпов развития российской экономики;
  • машиностроение требует специальных схем финансирования, поскольку доход от использования машин (автомобилей, тракторов, комбайнов) возвращается несколько лет, а зарплату рабочим, создающим эти машины, надо платить сегодня.

Точки падения и роста

В посткризисной экономике сохранится только бизнес, который снизит свои издержки не менее чем на 30%

В первый месяц нового года южная промышленность сократила свои масштабы на 15,5% — в меньшей степени, чем промышленность российская (там падение составило 16,0%). Существенное снижение объёмов производства произошло в промышленности наиболее индустриализированных регионов — Волгоградской (на 22,5%) и Ростовской (на 23,8%) областей. Практически во всех регионах спад выпуска продукции обрабатывающих отраслей был связан ещё и со снижением цен на неё (–5,5%).

Спад в строительстве на юге России в январе был меньше (–7,4%), чем в Российской Федерации (–16,8%). Хотя строительство жилых домов опережало строительство других объектов, в ЮФО спрос на жильё сократился чуть более существенно (–5,3%), чем в среднем по стране (–4,0%). Наиболее серьёзное сокращение строительства жилья произошло в Краснодарском крае: ажиотажный спрос привёл к более резкому падению (–13,6%).

Радует, что в сельском хозяйстве Юга в январе заготовлено больше кормов (10,2 центнера на условную голову скота), чем в прошлом году (7,7 центнера) и больше, чем в Российской Федерации (8,7 центнера). Наличие кормовой базы свидетельствует о том, что национальные проекты в южном сельском хозяйстве дают свои результаты: кроме растениеводства, на Юге восстанавливается животноводство, имеющиеся ресурсы позволяют сохранять поголовье скота и птицы, а не реализовывать его на мясо (–10,4%). Поголовье коров даёт существенный рост производства молока (+4,4%). В кризисных условиях птицефабрики Южного округа реализуют свои конкурентные преимущества, и производство яиц существенно (+8,2%) опережает общероссийские темпы роста (+5,2%).

Розничная торговля на Юге в январе росла более высокими (+8,9%) темпами, чем в целом по стране (+2,4%): южане старались на фоне кризиса реализовать отложенный спрос на не купленные ранее импортные товары. Но в оптовом звене торговли спад проявился более существенно. Если в России оптовые базы практически сохранили свой оборот (–1,6%), то на Юге его сокращение было весьма значительным (–16,7%). Недостатки в развитии оптового звена будут стимулировать восстановление «челночного» бизнеса.

Цены

Индексы потребительских цен в январе на Юге повторяли российскую динамику: существенно выросли тарифы на услуги (+6,6% в ЮФО и +6,3% по Российской Федерации), повысились цены на продовольственные товары (+1,6 и +1,4% соответственно), несколько меньше подорожали товары непродовольственные (+0,7 и +0,8%). Если учесть достаточно серьёзное увеличение стоимости минимального набора продуктов питания (+4,2% по Югу и +4,6% по Российской Федерации), то даже с учётом того, что этот набор для южан обходится на 8% дешевле, можно говорить, что спрос сдвинулся в сторону дешёвых товаров, и именно в этом сегменте произошло повышение цен. Если эта тенденция продолжится для всей России, то Юг останется в выигрыше, поскольку по соотношению «цена/качество» здесь производится весьма конкурентоспособная продукция. Важно использовать эту ситуацию для накопления средств и построения на юге России посткризисной экономики.

Особенности структуры южной промышленности — более высокий удельный вес производства и распределения электро­энергии, газа и воды — привели к повышению цен на продукцию промышленности региона (+0,2%), в то время как в промышленности России цены, напротив, падали (–2,7%). Снижение цен в январе 2009 года на продукцию сельского хозяйства (–2,0%) и строительства на Юге (–1,8%) было более быстрым, чем в Российской Федерации (–0,5 и –0,6% соответственно). Повышение регулируемых тарифов на перевозки на юге России (+29,1%) стало результатом компенсации отложенного их повышения в предыдущие годы.

Антикризисные меры правительства: фокус для юга России

Принятие правительством РФ программы антикризисных мер на 2009 год позволяет оценить возможность использования потенциала ЮФО в кризисных условиях. Юг России развивался в последние годы более динамично, чем страна в целом. Можно надеяться, что и общий спад меньше повлияет на южную экономику: опыт 90-х годов не забыт, и Юг сможет сохранить накопленный потенциал.

В отличие от общероссийской, экономика Юга является более диверсифицированной, в меньшей степени зависит от нефте­газового экспорта, а с точки зрения соотношения «цена/качество» производимая в Южном округе продукция сохраняет свою конкурентоспособность именно в кризисных условиях. Слабая развитость банковской системы, финансового рынка юга России в предыдущие годы компенсировалась бюджетными расходами на инвестиции. В новых условиях надо расширять практику софинансирования проектов за счёт бюджетных средств и внебюджетных источников.

Социальные обязательства и инвестиции в человека. Государство подтвердило, что выполнит все обязательства, принятые до начала кризиса: это касается индексации государственных пособий, повышения пенсий, усиления контроля качества лекарств и цен на них. Но не менее важно просто вести здоровый образ жизни, производить доступные, качественные и безопасные лекарства. Юг России имеет уникальные условия и для здоровой жизни, и для повышения конкурентоспособности российской фармацевтической отрасли на международном уровне.

Правительство планирует опережающее обучение, переподготовку и повышение квалификации кадров, в том числе за счёт развития малого предпринимательства и самозанятости. В ЮФО имеется отличная база инфраструктуры образования всех уровней, население накопило длительный опыт самозанятости, а малый бизнес в регионе развивался высокими темпами.

Юг обладает особой притягательностью для тех, кто закончил военную службу. Имея за плечами большой жизненный опыт, такие люди могли бы стать провод­никами реформ во многих сферах южной экономики, в том числе в коммунальном хозяйстве.

Развитие промышленного потенциала.

В объёме промышленного производства России Юг занимает не очень большую долю (6,18%). Но предприятия, на которых успели обновить технологический потенциал, сохранят свою конкурентоспособность не только в кризисной, но и в посткризисной экономике. Необходима более глубокая переработка сельхозпродукции, составляющей основу специализации региона (24,67% от общероссийского производства). Специальные решения требуются для механизмов финансирования продукции машиностроения ЮФО (зерноуборочных комбайнов, тракторов, гидропланов, вертолётов, электровозов, речных судов, автомобилей). Повышение эффективности всего машиностроения требует развития станкостроения, в том числе на основе международного сотрудничества поставщиков и потребителей оборудования, зарубежных и региональных банков. Снижение налогов для предприятий, изменения в бюджетном законодательстве, позволяющие использовать лизинговые схемы для государственных закупок, авансовые платежи по государственным контрактам, субсидирование процентных ставок дадут эффект только в случае оперативного запуска этих механизмов.

Снижение административных барьеров. Благодаря кризису стало возможным сдвинуть с мёртвой точки многие вопросы:

  • расширен уведомительный принцип начала предпринимательской деятельности для 13 видов бизнеса;
  • ограничены сроки и частота проверок малых предприятий;
  • снижены тарифы на подключение «малышей» к электрическим сетям;
  • введена обязательная квота участия малого бизнеса в государственных и муниципальных закупках;
  • увеличено финансирование региональных программ поддержки предпринимательства.

Мультиплицировать эффект от принятых мер можно за счёт публичного объявления о планируемых инвестициях в развитие социальной и производственной инфраструктуры региона. Доступность и прозрачность такой информации заставят местный бизнес более активно генерировать новые идеи, пересмотреть свои планы и сделать общее дело с меньшими издержками. Многочисленные федеральные органы, работающие на местах, должны готовить не только акты проверок, но и предложения по развитию предпринимательства в регионе.

Повышение устойчивости национальной финансовой системы. Наиболее острые моменты финансового коллапса уже пройдены. На данном этапе важно восстановить не только отдельные институты, но и саму финансовую систему: механизмы денежного обращения, межбанковского кредитования. В частности, банки, получившие государственную помощь, должны направлять на рынок межбанковских кредитов не менее 10% полученных средств. В результате снижения ставок на межбанковском рынке снизятся и ставки, и риски кредитования реального сектора экономики в регионах.

Макроэкономическая политика. Антикризисные меры российского правительства должны обеспечить социальную стабильность, стимулировать внутренний спрос, поддерживать курс рубля, низкую инфляцию и допустимый уровень бюджетного дефицита. Эти задачи можно решить одновременно — снизив налоговую нагрузку, сократив бюджетные расходы и перераспределение средств через бюджет. В этом случае налоги остались бы у эффективного бизнеса, а государство перестало бы содержать неэффективных менеджеров и собственников. Шаги в этом направлении, видимо, ещё будут сделаны по мере развития кризиса.

Региональный аспект антикризисных мер.Федеральному правительству предстоит софинансировать антикризисные меры регионов. Но и от региональных властей требуется оптимизация бюджетных расходов. Важна готовность к диалогу администраций разных уровней — для согласования конкретных шагов по обеспечению занятости, поддержке предприятий аграрного сектора, строительства, малого бизнеса и привлечению инвестиций. Для Юга в развитии социальной и инженерной инфраструктуры особенно важно гармонизировать антикризисный диалог как с федеральными властями, так и с инвесторами.

Политика в макроэкономике отражает приоритеты самих политиков. Стабильность — это выстраданное политиками Южного федерального округа понимание приоритетов развития региона. Перечисленные в антикризисной программе обязательства федерального уровня не оставляют для Юга других возможностей поддержания социальной стабильности, стимулирования внутреннего спроса, сохранения темпов экономического роста, кроме инновационного сценария в каждом секторе экономики. Поэтому программа антикризисных мер правительства должна рассматриваться региональной элитой как минимально гарантированная система мер по поддержанию стабильности в регионе и как исходная точка для построения посткризисной экономики юга России. Если осенью прошлого года успехом можно было считать сокращение спроса на производимые товары и услуги менее чем на 30%, то в посткризисной экономике сохранится только бизнес, который снизит свои издержки не менее чем на 30%.