Возвращение на волне терактов и надежд

Тема недели
Москва, 31.08.2009
«Эксперт Юг» №32-33 (71)
Момент после возвращения наверняка станет самым важным в политической судьбе президента Ингушетии. Ждут от него многого, верят в него — как никогда, но если результата не будет в ближайшие полгода, кредит доверия начнёт иссякать. А результат будет, если Юнус-Бек Евкуров сработается с Аркадием Еделевым, новым главой республиканского МВД, назначенным лично президентом РФ

З

а два месяца без Евкурова Ингушетия изменилась — сегодня это уже не просто регион, уставший от внутренних противоречий. Маленькая республика успела стать большой общероссийской проблемой. «Внимание федерального центра к региону теперь намного выше, чем раньше», — говорит замдиректора Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов. Внимание такого рода сулит республике сценарий, при котором главными действующими лицами станут силовики. Юнус-Бек Евкуров, несмотря на своё военное прошлое, действовал иначе — его политика основывалась на попытке сплотить национальные силы вокруг интересов самой Ингушетии.

24 августа был отменён режим контртеррористической операции (КТО), введённый в Назрани сразу после покушения на президента Ингушетии. Можно не сомневаться в том, что если бы Евкуров 22 июня погиб, режим КТО на территории республики сегодня бы ещё действовал. Известно, что первой жертвой этого режима, как правило, становится мирное население, жизнь которого превращается в арену войны между боевиками и спецслужбами. Президент Ингушетии — человек, с действиями которого связаны надежды на то, что в ближайшем будущем республика сама научится решать свои проблемы.

Бросок из больницы

Вот как прошёл первый день Юнус-Бека Евкурова по возвращении в Ингушетию: брифинг в аэропорту — и заявление о грядущих отставках в руководстве республики; посещение места теракта в РОВД Назрани — и распоряжение за неделю привести в пригодное для жизни состояние дома, пострадавшие от взрыва; совещание правительства — и первая серия обещанных кадровых решений; совещание с участием глав администраций городов и районов — и объявленный курс на активную подготовку к первым в Ингушетии муниципальным выборам, которые состоятся 11 октября этого года. Последняя тема особо важна.

Дело в том, что Чечня и Ингушетия до сих пор находятся на особом положении — в обеих республиках фактически отсутствуют институты местного самоуправления. Главы городов, районов и сельских поселений не избираются, а назначаются указом президента республики, чаще всего — по принципу личной лояльности. В муниципалитетах, соответственно, не существует дум. С целью борьбы с экстремизмом здесь создавалась система тотального контроля над всеми уровнями власти. Эта система не имеет официальных каналов выражения местных интересов. Пару народного волеизъявления зачастую легче выйти в горы. Очень показательно то, что Евкуров занялся формированием выборных механизмов на муниципальном уровне. Сегодня трудно переоценить важность вовлечения местных общественных сил в работу на благо республики.

Некоторые наблюдатели сравнили двухдневный визит Евкурова в республику с памятным броском российских десантников из Боснии и Герцеговины в аэропорт Приштины, который подразделение Евкурова осуществило десять лет назад — так же быстро и чётко.

Президенту Ингушетии ещё необходимо лечение — по настоянию врачей он вынужден был на пять дней вернуться в московский реабилитационный центр. Однако рывок в республику оказался необходим — чтобы как можно раньше заявить о себе как о действующем внутри республики центре принятия решений. 

Можно не сомневаться, что Евкуров не терял времени и в больнице. 21 августа на официальном сайте Ингушетии появилось сообщение: правительство республики выпустило распоряжение о скупке оружия у населения. Да и кадровые решения явно были продуманы заранее.

Своих постов в правительстве лишились сразу три чиновника — вице-премьер Руслан Цейчоев, курировавший социальный блок, начальник управления ЖКХ Ахмед Касиев и советник президента по вопросам образования Айшат Плиева. Последняя, по словам источника в администрации президента, получила свой «неуд» за организацию ЕГЭ на территории республики. На место Цейчоева уже назначен Магомед Дзауров. Известно, что Дзауров на рубеже 2000-х поднял государственное хозяйство «Карабулак», а в 1999 году защитил диссертацию по экономике на тему «Реформирование экономики России и особенности становления региональных комплексов (на примере Республики Ингушетия)».

После окончательного возвращения Евкурова на работу от него ждут ещё более жёстких кадровых решений. «С самого начала надо было понимать, что кадры, оставшиеся в наследство от прежней власти — в МВД, в судах и прокуратуре, в парламенте и правительстве — не должны устраивать нового президента, — заявил “Эксперту ЮГ” Магомед Хазбиев, один из лидеров оппозиционного движения Ингушетии, возникшего ещё при прежнем президенте Мурате Зязикове. — Не нужно было заигрывать с этими коррупционерами, надо было всё менять радикально, а не пытаться исправить тех людей, у которых коррупция — уже в крови».

С Хазбиевым соглашается руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов: «Евкуров с самого начала обещал делать выводы и принимать решения по итогам работы. В республике у него нет своей команды, и он подбирает людей. Есть такие, кто в его отсутствие не справились с работой — значит, будут ещё увольнения».

Сам же Евкуров дал понять, что скоропалительных решений «для показухи» принимать не намерен. По его словам, как минимум три должностных лица в правительстве уже получили от него предупреждения — а вместе с ними и шанс сохранить рабочие места. «Они уже поняли, что президент вернулся, и я думаю, что исправятся», — заявил президент Ингушетии в первом интервью, данном по возвращении в Магас. И тут же уточнил, что, хоть и намерен все кадровые вопросы рассматривать демократично и дискуссионно, «пощады не будет» тем, кто исправляться не пожелает.

Фигура силовой политики

Главным политическим событием в Ингушетии стоит признать появление крупного федерального силовика в качестве назначенного президентом временного куратора министерства внутренних дел республики.

Генерал-полковник Аркадий Еделев — фигура, которая на Северном Кавказе очень хорошо известна. Будучи заместителем министра МВД, Еделев руководил Региональным оперативным штабом (РОШ) по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе. Репутация у него здесь, надо сказать, не самая лучшая: правозащитники заявляли о причастности РОШ к похищениям людей в Ингушетии, родственники Еделева фигурировали в истории о рейдерском захвате желатинового завода в Кавминводах, сам Еделев — один из любимых героев сайтов типа compromat.ru. В то же время грозный генерал — в очень хороших отношениях с чеченским лидером Рамзаном Кадыровым. В начале августа об Аркадии Еделеве заговорили как о возможном преемнике Владимира Устинова на посту полпреда президента в ЮФО. Сам Устинов открестился от приписываемого ему намерения уйти в отставку, но кураторства Еделевым министерства внутренних дел Ингушетии вполне можно рассматривать как своеобразный экзамен, от исхода которого будет зависеть перспектива перемещения генерал-полковника в кресло южного полпреда.

Ещё одного куратора — специально для ГИБДД Ингушетии — пообещал подобрать в Департаменте обеспечения безопасности дорожного движения министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев. На «усиление милиции» в Ингушетию отправляют оперативные группы из прикомандированных милиционеров, сами же ингушские правоохранители по решению главы МВД РФ проходят тотальную переаттестацию.

Подобные шаги, с точки зрения федерального центра, оправданы ухудшением оперативной обстановки в республике. «За 2008 год, при Зязикове, у нас было 227 человек убитых, а с начала 2009-го — уже 209 человек, не считая погибших при последнем теракте. И все преступления, даже если это бизнес-разборки, приписывают боевикам», — говорит оппозиционер Хазбиев. Однако население республики явно не в восторге от наплыва федералов в Ингушетию. «Здесь уже пять лет работают временные отделы милиции, все сотрудники которых — не ингушские милиционеры, а командированные из других регионов. Они не подчиняются ни главе МВД республики, ни президенту Ингушетии, они — в прямом подчинении Еделева», — рассказывает правозащитник Муцольгов. По его словам, эти отряды не смогли предотвратить покушение на Евкурова и взрыв у РОВД Назрани.

Сам Юнус-Бек Евкуров в этой ситуации оказался между двух огней — с одной стороны, он не может, да и не должен, отменять решения министра внутренних дел РФ, с другой — он просто обязан продемонстрировать народу Ингушетии, что остался прежним и будет отстаивать интересы жителей республики в том числе и перед федеральным центром. Ингушский президент сделал ещё один безошибочный ход — попросил увеличить численный состав местного, ингушского МВД на 1,5–2 тысячи человек. «Основу милиции должны составлять наши ребята, ингуши. Лучше них никто порядок здесь не наведёт», — прокомментировал решение Евкурова его пресс-секретарь Калой Ахильгов.

Сейчас очень важно, чтобы Кремль осознал, что сегодня выгодно инвестировать в Евкурова. Этот человек запускает в республике системные процессы, однако сделать это в столь депрессивном регионе под силу лишь национальному лидеру

Уже несколько правозащитников заявили, что назначение Еделева может ударить по статусу Евкурова. Показательно и то, что новый куратор республиканского МВД выбран, в отличие от предыдущего, не президентом Ингушетии, а президентом России. Впрочем, сам президент Ингушетии уверен, что они с новым министром сработаются. На прямой вопрос корреспондента «Эха Москвы» о том, забирает ли назначение Еделева реальные рычаги власти у президента Ингушетии, Юнус-Бек Евкуров ответил: «Категорически нет. Во-первых, я Аркадия Леонидовича знаю давно, с огромным уважением отношусь к его профессиональной работе, и я скажу так: даже если бы Аркадию Леонидовичу велели забрать у меня власть, он бы всё равно пришёл и сказал: “Юнус-Бек, давай, скажи, что мне взять, а что оставить тебе”. Во-вторых, ему не сказали власть делить или власть забирать. Ему сказали: помочь правоохранительной системе. Как всем должно быть известно, Министерство внутренних дел — федерального подчинения. Все рычаги влияния на МВД всё равно находятся в Москве. Для нас даже очень хорошо, что назначили именно Аркадия Леонидовича, который знает вопрос, которого знаем мы, который знает нас и который реально нам поможет в этом направлении».

Косвенно в пользу того, что Евкуров и Еделев действительно будут делать одно дело, говорит наличие объединяющей их фигуры Рамзана Кадырова. 

Испытание для политики доверия

Тем не менее, ближайшие месяцы станут для Юнус-Бека Евкурова, пожалуй, самыми важными в его карьере. Его политика проходит испытание явно подпитываемым изнутри республики терроризмом и, соответственно, временным, как и статус нового куратора ингушского МВД, усилением силового подхода к решению ингушских проблем. Пока неясно, как будет выглядеть взаимодействие главы республики и влиятельного замминистра внутренних дел. Прежде всего, неясно, что будет перестраивать в работе республиканского ведомства Еделев. Хотя, по словам Евкурова, они разделяют мнение, что в республике «только местная милиция может навести порядок». Однако по другим вопросам Аркадий Еделев вполне может иметь собственное мнение. Впрочем, даже если понимание между силовиком и президентом будет полным, нужно ожидать попыток столкнуть эти фигуры лбами в целях дестабилизации обстановки в республике.

Сейчас очень важно, чтобы Кремль осознал, что сегодня выгодно инвестировать в Евкурова. Этот человек запускает в республике системные процессы, однако сделать это в столь депрессивном регионе под силу лишь национальному лидеру, отличие которого от просто влиятельного чиновника в том, что он является лидером не только благодаря занимаемому им государственному посту. Он сам по себе — фигура, которая усаживает за стол переговоров даже глав семей, состоящих в кровной вражде. Такой лидер, если ему обеспечить федеральную поддержку, например, в виде абсолютно подконтрольных силовиков, имеет хорошие шансы наладить в республике собственную систему поддержания жизнедеятельности. А вот у обычного человека, вроде Мурата Зязикова, таких шансов нет. Важно ещё и то, что лидера можно вырастить только на очень хорошей почве. А кредит доверия, выданный кадровому офицеру Евкурову в момент его назначения президентом, сегодня обеспечен самой твёрдой на Северном Кавказе валютой — кровью, пролитой на посту (а значит — в интересах народа) и чудом, без которого президент Ингушетии не смог бы уцелеть после взрыва.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№32-33 (71) 31 августа 2009
Ингушетия
Содержание:
Возвращение на волне терактов и надежд

Момент после возвращения наверняка станет самым важным в политической судьбе президента Ингушетии. Ждут от него многого, верят в него — как никогда, но если результата не будет в ближайшие полгода, кредит доверия начнёт иссякать. А результат будет, если Юнус-Бек Евкуров сработается с Аркадием Еделевым, новым главой республиканского МВД, назначенным лично президентом РФ

Реклама