Лучшее место для жизни и творчества

Стратегия развития Северного Кавказа требует широкой общественной дискуссии, в результате которой к заявленным полпредом Александром Хлопониным четырём направлениям — туризму, АПК, инновациям и энергетике — вполне могут добавиться и другие, не менее значимые для региона

Управляющий партнёр ин­ве­стиционно-консал­тин­го­вой компании AV Алексей Крыловский уверен, что образование Северо-Кавказского округа — это возможность провести полный ребрендинг региона, создав его новый образ и наделив Кавказ новыми функциями. Для этого в стратегии развития СКФО должен быть сделан акцент на развитие транспортно-логистической и конгрессно-выста­воч­ной инфраструктуры, а также должен принципиально измениться статус Кавминводской агломерации: от нескольких муниципальных образований к новому городу-миллионнику.

Туризм как повод

— Как вы считаете, создание Северо-Кавказского округа — это объективная необходимость или ситуационное решение, в том числе из соображений отделить Кавказ от олимпийского проекта?

— Разделение абсолютно объективно. Кавказ со своими проблемами и прочие субъекты юга России — это были две прямые, которые никогда не пересекались. С одной стороны, Северный Кавказ отрезали от остального Юга, но, с другой, сконцентрировали те ресурсы, которые здесь есть, и теперь можно создавать стратегию развития именно Кавказского региона. Ростов теперь тоже может спокойно заниматься своими проблемами. Там есть сочинская Олимпиада, развитие промышленных кластеров, морского и речного хаба — задач хватает. То, что центром нового федерального округа определён Пятигорск, — это признание естественных конкурентных преимуществ региона Кавминвод. Об этом очень часто говорили представители всех кавказских республик: Ростов очень далеко; чтобы попасть на совещание, надо 10 часов ехать на машине. А дорога на Кавминводы почти у всех руководителей республик будет отнимать только два-три часа, и это совсем другой уровень коммуникации. Безусловно, Ставропольский край здесь является связующим звеном. Это и ворота для республик, и площадка для будущих серьёзных проектов, и в связи с этим Ставрополью и всему СКФО нужно сделать первые серьёзные институциональные шаги. Если сегодня полпред Александр Хлопонин со своими полномочиями перенесёт хотя бы часть функций Москвы на Кавминводы, то руководители субъектов будут приезжать сюда, на открытые площадки, для работы с представителями органов государственной власти, обсуждения совместных действий и встреч с ведущими игроками и инвесторами.

— Какие основные идеи, на ваш взгляд, должны быть заложены в стратегию развития Северного Кавказа, над которой сейчас идёт работа?

— Главная задача состоит в том, чтобы посмотреть на регион по-новому, поэтому стратегия развития должна быть опережающей, нельзя встраиваться в текущие проблемы. Возьмём, к примеру, тот же туризм. Если рассматривать старый ЮФО — это концентрация развития туризма на отдельных точках, в основном на Черноморском побережье. С нашей точки зрения, туризм изначально должен быть везде, в каждом субъекте, и говорить, что в одном месте туризм будет, а в другом не будет — это в корне неправильно. То есть туризм должен исходно рассматриваться как одна из основ развития любого региона. Кроме того, для развития туризма не­обязательно море. Иностранцы, например, довольно редко купаются в море, поэтому водные комплексы можно создавать и на Кавминводах, и на любом курорте Северного Кавказа. Вообще, любую стратегию можно представить в виде пирамиды. В её вершине лежит стратегическая доктрина — основные векторы и приоритеты развития, до 2020 года с прогнозом до 2030 года. Здесь главный тезис: «Ресурсы ограничены, потребности безграничны», поэтому нужно сконцентрироваться на выполнимом. Центральная часть пирамиды — это программа социально-экономического развития, конкретные механизмы и решения до 2015 года. Но главное, это то, что у стратегии должна быть основа, и многим субъектам Северного Кавказа как раз не хватает именно этой нижней части пирамиды, так называемой системы мер. Поэтому СКФО нужно определить порядка пятидесяти приоритетных мер — условно говоря, тридцать проектов в рамках кластеров, выбранных на основе приоритетов, которые будут реализовываться при господдержке через механизмы государственно-частного партнёрства: помощь инфраструктурой и другими преференциями. Лидером СКФО с точки зрения качества системы мер сегодня является Чеченская Республика, имеющая проработанный портфель инвестиционных проектов в приоритетных кластерах развития и набор государственно-частных механизмов поддержки развития. В целом, для того чтобы стратегическая пирамида заработала, в округе должны появиться такие институты развития, как агентство инвестиций и развития и агентство по развитию туризма.

— Может ли туризм стать главным направлением развития Северного Кавказа, делом, которое объединит регионы?

— Туризм, безусловно, одна из важнейших отраслей экономики Кавказа, но если говорить о стратегии в целом, очень важно определиться с теми областями, которые будут с туризмом вступать в синергию. То есть туризм должен быть везде и в связке со всеми отраслями экономики. Работая над стратегией развития региона Кавминвод, мы руководствовались именно этой идеей. Например, санаторный туризм генерировал порядка 12 процентов региональной выручки, а крупнейшая отрасль — торгово-транспортно-логистический комплекс — представляет собой ярчайший пример синергии с туризмом. Кроме того, туризм — это не только отдых, стратегия его развития должна предполагать создание на Кавминводах финансово-делового центра, который даст толчок для развития здесь таких направлений, как деловой и событийный туризм. Сейчас на Кавминводах нет специализированной площадки для проведения крупных конгрессных мероприятий, но существует проект «Земляничные поляны», предполагающий создание обособленного выставочно-конгрессного комплекса, а также туристско-рекреа­ционной и урбанистической зон у подножья горы Бештау. Если он будет реализован, то появится возможность организовывать различные форумы, которые будут здесь происходить постоянно, устраивать выступления мировых звёзд и многодневные шоу.

Пятый пункт

— Иными словами, развитие тран­спортно-логистической и конгрессной инфраструктуры должно быть пятым направлением стратегии в дополнение к четырём, которые обозначил полпред Хлопонин?

— Мы считаем торговлю, транспорт, логистику очень важной частью стратегии развития Северного Кавказа, которая будет способствовать приходу сюда крупных инвесторов. При этом открывается ещё одна, новая перспектива — развитие интеграции с кавказскими государствами. То есть СКФО должен стать южным хабом, который пропускает и перерабатывает крупные потоки между севером и югом. Говоря о потоках, я имею в виду не только товары, но и финансовые ресурсы и технологии. На Северном Кавказе должна появиться сеть логистических комплексов, качественно обслуживающих эту инфраструктуру. Сегодня ведь нельзя сказать, что весь этот товаропоток обрабатывается цивилизованно. Кроме того, транспортно-логистический комплекс создаст серьёзный рост занятости. Ещё одним важным элементом, на наш взгляд, является развитие на Северном Кавказе секторов экономики с высокой производительностью труда, не менее 1,5 миллионов рублей на человека в год, например сборочных производств. По этому пути пошла Карачаево-Черкесия, имеется значительный опыт в Ставропольском крае.

— Стратегия развития Северного Кавказа, на наш взгляд, нереализуема без усиления горизонтальных связей между республиками. Что может заставить их президентов более активно взаимодействовать между собой?

— Для кавказских республик очень характерно то, что они конкурируют друг с другом, но готовы сотрудничать с центром, и им нравится, что сегодня в регионе появился человек, который представляет центр, которому даны полномочия решать различные вопросы. Всё-таки полпредство — это возможность государства быть ближе, в том числе к бизнесу. Собрать президентов воедино — это как раз задача Хлопонина, потому что именно первые лица определяют стратегию, инвесторы в конечном итоге смотрят на первых лиц, так что без них ничего не сдвинется. Инвестор, как сказал руководитель одного инвестбанка, «существо капризное, наглое и противное», и вы ему должны понравиться. Я думаю, что мы это пройдём, но для этого, опять же, нужна лучшая площадка для встреч. Говорят, что у Кавминвод есть возможность стать маленькой Швейцарией: здесь учатся дети кавказской элиты, сюда ездят отдыхать — соответственно, здесь будет мир и порядок. И здесь обязательно должны появиться представительства всех субъектов СКФО.

— Как вы думаете, в каких сферах развития региона можно ожидать наиболее существенный личный вклад полпреда?

— У Александра Хлопонина есть три серьёзные победы в Красноярском крае. Во-первых, слияние нескольких регионов. Я не предлагаю повторить опыт объединения субъектов, по моему мнению, СКФО нужна большая интеграция. Во-вторых, у Хлопонина есть опыт развития агломерации — у Кавминвод также должна быть новая стратегия именно как единой осевой территории. И третье — это опыт сотрудничества государства с бизнесом, в том числе Красноярский экономический форум. Хотелось бы акцентировать на этом опыте особое внимание — Красноярск стал площадкой, которая за несколько лет вышла на уровень Петербургского и Сочинского форумов. Многие региональные форумы — это, по большому счёту, междусобойчики, а три — Петербург, Сочи и Красноярск — это высшая лига. Убеждён, СКФО обязан иметь аналогичный форум, чтобы сюда приезжали первые лица государства и привозили с собой команды инвесторов.

— Есть ещё четвёртая победа Хлопонина — это создание Сибирского федерального университета. Какое место аналогичная структура должна занять в стратегии развития Северного Кавказа?

— Безусловно, и этот опыт крайне важен, особенно потому, что сегодня объявлен поиск наукоградов для РФ, и мы считаем, что СКФО для них идеальное место. Если Хлопонину удастся создать на Кавказе один из наукоградов, работающий в связке с созданным инновационно-внедренческим и образовательным кластером СКФО, регион очень серьёзно от этого выиграет. Что нужно науке? Свободные территории, хороший климат, присутствие научной, университетской среды — всё это здесь есть. Ещё одним важным фактором является лечебная база, потому что и научная, и деловая деятельность всегда связана с перегрузками, которые должны компенсироваться определёнными восстановительными процессами. И для развития науки, и для делового туризма очень важно позиционировать регион как место идеального проживания.

— Какие перспективы развития вы видите для агломерации Кавминвод?

— Кавминводы — это фактически четырнадцатый российский миллионник. Это не только четыре города-курорта, а ещё и Лермонтов, Минводы и Георгиевск, также Предгорный, Минераловодский и Георгиевский районы. Кроме того, к региону КМВ относятся и отдельные территории Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. При этом, проезжая от Минвод до Кисловодска, вы перемещаетесь практически по одному городу, но при этом попадаете в разные функциональные зоны. Сегодня в регионе десять муниципальных образований, у одних лучше доступ к ресурсам, инфраструктуре и инвестициям, у других — хуже. Чем это плохо для инвестора? Он хочет инвестировать в регион в целом, например, сделать торговую сеть, а договариваться ему надо с десятью муниципальными образованиями, и не факт, что он договорится со всеми. Другое дело, если инвестор будет сразу получать карт-бланш на всю территорию. Поэтому в регионе нужно выстраивать новую систему взаимоотношений: от муниципальных образований переходить к новой форме управления агломерацией, которая должна взять на себя новые функции управления федеральным округом. Конечно, это многим не понравится, это во многом крамольная идея. Есть, безусловно, и гипотетические отрицательные стороны агломерации, например утрата брендов городов-курортов. Но наша позиция такова: есть большой Сочи, и раз уж назвали Пятигорск столицей округа, можно сделать большой Пятигорск, в котором есть разные территориальные образования. Это будет новый уровень развития столицы округа, от которого она только выиграет.