«Сконцентрируемся на проверке производителей»

Наталья Яценко
22 марта 2010, 00:00
  Юг

Регулятору южного и северокавказского алкогольного рынка досталось беспокойное и весьма масштабное хозяйство. Навести здесь порядок руководитель новой службы рассчитывает в сотрудничестве с добросовестными легальными игроками

В редакцию «Эксперта ЮГ» с конца прошлого года с нарастающей активностью стали обращаться представители алкогольного рынка с вопросами: успели ли мы познакомиться с руководителем межрегионального управления Росалкогольрегулирования по ЮФО и СКФО и что нам известно о результатах его деятельности. Одни обеспокоены масштабами и жёсткостью чистки рынка, начавшейся на Юге в октябре прошлого года, другие — напротив, нерасторопностью нового регулирующего органа. Партизаны алкогольного фронта сообщают, в частности, о том, что, несмотря на введение с 1 января этого года минимальной цены на водку 89 рублей за 0,5 л, контрафактщики умудряются протащить свой дешёвый продукт в розницу под видом всевозможных промо-акций, например, продавая водку по акции 1+1, что делает единицу продукции равной 44,5 руб­лям. Сами алкогольщики знакомиться с новым регулятором не торопятся, в конце концов, если руководитель компании не знает в лицо руководителя контролирующей структуры, то это лучший косвенный показатель законопослушности компании. Тем не менее, очевидно, что новый регулятор рынка находится сегодня в зоне повышенного интереса со стороны игроков, оставаясь при этом для многих тёмной лошадкой. Как бы подтверждая это реноме, глава Росалкогольрегулирования по ЮФО Олег Бакулин — человек в регионе новый — категорически отказался фотографироваться или предоставить фото: якобы запрещает центр. До последнего назначения Бакулин был заместителем руководителя управления налоговой службы по Липецкой области, имеет профильную специальность по первому образованию — технолог бродильных производств и виноделия. Некоторое время он работал на спиртовом производстве. «Эксперт ЮГ» поговорил c Олегом Бакулиным о первых итогах и приоритетах возглавляемого им ведомства.

Беспокойное хозяйство

— Главные направления работы управления? На чём вы сконцентрируетесь в первую очередь?

— Никаких особых задач, которые относятся сугубо к Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам, перед нами не ставится. Хотя, конечно, здесь наиболее насыщенный локальный рынок алкоголя. Здесь действуют более 650 предприятий, занимающихся производством и оборотом алкоголя на два округа: приблизительно 60 процентов — СКФО, 40 процентов — ЮФО.

Межрегиональное управление не является лицензирующим органом, это функция центрального аппарата. Мы, скажем так, подносим патроны: проверяем и контролируем, устанавливаем факты нарушения, делаем заключения, отправляем их на анализ и правовую оценку центральному аппарату. После чего может быть принято решение о приостановке действия лицензии, подача заявлений в суд об аннулировании лицензии, о выдаче предписаний. На первом этапе мы сконцентрируемся на проверке производителей. Плановым проверкам в 2009 году с 19 октября, когда нам были переданы функции по ЮФО, подверглись порядка 15 процентов предприятий — производителей алкогольной продукции. На 2010 год нами согласован с прокуратурой план проверок более ста предприятий, который общедоступен по электронным каналам связи для всех руководителей предприятий.

— Вы можете рассказать о первых итогах проверок?

— У нас уже определились группы предприятий, которые можно отнести к категории «с высокой степенью риска». Они стоят у нас на особом контроле, так как внутренние и внешние факторы позволяют предполагать, что данные предприятия работают вне правового поля. Есть предприятия «со средней степенью риска», к которым у службы также есть вопросы. Имеются очень заметные, если можно так сказать, достижения. Так недавно в одной из северокавказских республик нами была предотвращена реализация более 80 тысяч декалитров контрафактного алкоголя. О чём есть официальное заключение экспертно-криминалистического центра при МВД РФ. Сейчас дела об аннулировании лицензии этого весьма крупного предприятия и ещё ряда предприятий находятся на рассмотрении в судах. Количество всех проведённых службой проверок — 521. В 67 случаях выявлены нарушения, возбуждено 129 дел об административной ответственности, вынесено 30 постановлений о привлечении к административной ответственности, рассматриваются в судах порядка 60 материалов, приостановлено 12 лицензий. Результаты проверок, имена и санкции к нарушителям мы готовы объявлять публично только после судебных процессов и вынесения решения суда, так как иначе это может быть истолковано юристами и адвокатами нарушителей как нарушение процессуальных норм и, соответственно, подсудимые могут быть оправданы.

— Предыдущая государственная система, очевидно, не справлялась с нелегалами. Например, в Северной Осетии в двухстах метрах от прекрасного легального производства компании «Исток» любой желающий может себе купить вполне качественную водку за 30–40 рублей за бутылку — возможно, из того же истоковского спирта. Это на глазах всех контролирующих и правоохранительных органов. Что может поменять ваша служба?

— Проводить оценку предыдущих контролирующих органов с моральной точки зрения будет неэтично. Наша задача — контроль и пресечение нарушений закона на уже существующем рынке. У нас вертикальное подчинение, но мы готовы рассматривать любые конкретные предложения от региональных органов властных структур по вопросам взаимодействия. В настоящий момент мы пытаемся построить взаимоотношения с властными структурами субъектов РФ на подведомственных округах по обмену информационными ресурсами. Мы запрашиваем некоторые цифры, сведения и официальную статистику у министерств и ведомств. Однако не всегда они соответствуют действительности. Так, мы получили официальные сведения в одном из субъектов, что у них в рознице всё хорошо, а мы в первый же день вы­явили водку по 47 рублей за бутылку в одной из сетей и получили заключение Гознака, что федеральные специальные марки на этой водке являются поддельными. Не секрет же, что в некоторых субъектах списание акцизных марок по различным надуманным причинам — брак, порча и прочее — происходило миллионами. А теперь мы эти якобы списанные и уничтоженные марки находим на контрафактном алкоголе. Думаю, что с 1 марта 2010 года после передачи функций по работе с федеральными специальными марками деятельность в этом направлении только усилится.

— Есть ли какие-то отраслевые приоритеты в ваших мероприятиях? 

— В первую очередь займёмся производством и оборотом спирта и водки — это наше основное направление. Ведь если не будет нелегального спирта — не будет и нелегальной водки, и нелегального коньяка и прочих производных. Это один из механизмов воздействия на всю отрасль и весь рынок в целом.

— А проверяли уже кого-то из виноделов?

— Да, конечно. И я хочу заметить, что с вином ведь ничуть не проще. Тем более, что отрасль эта наиболее закрытая, можно сказать, семейная, очень ревностно охраняющая свои тайны и связи. Добиться от них правдивых показателей и статистики бывает очень сложно. Конечно, с этой отраслью надо быть очень осторожным, особенно здесь на Юге, где собственно она только и сохранилась в своём первичном понимании. Отрасль очень сильно пострадала во время сухого закона восьмидесятых и не восстановилась до сих пор, хотя усилия южных виноделов очевидны и заслуживают уважения. Мы обратили внимание, что они очень активно наращивают площади виноградников, повышают урожайность, многие обзаводятся самым современным оборудованием. Но виноделие тоже надо легализовывать, и мы будем этим заниматься. Открытым и легальным производителям бояться нечего.

Приглашение к сотрудничеству

— Пока всё мирно проходит или приходится прибегать к силовым методам?

— Мы уже сталкивались с попытками «не пущать». Недавно один руководитель заявил прямо: мне лучше вас не пустить. Но, во-первых, недопуск регулирующего органа карается законом, а во-вторых, мы сейчас очень плотно работаем с департаментом экономической безопасности (ДЭБ) МВД России, их сотрудники могут сопровождать наши любые контролирующие мероприятия. 

— Вы согласны, что большая часть нелегального алкоголя производится на легальных предприятиях?

— Думаю, что без промышленного производства здесь не обойтись. Невозможно такой объём такого качества произвести в сараях и подвалах. Более того, в наши функции и не входит контроль нелегального предпринимательства. Подпольными предприятиями занимаются правоохранительные органы. Они нас могут пригласить в качестве экспертов и консультантов.

— Ни для кого не секрет, что кавказские республики расцениваются в российских регионах как основные поставщики контрафактного крепкого алкоголя. Возможно ли, на ваш взгляд, изменение этой ситуации вне решения других политических, социально-экономических проблем в этих регионах — безработицы, нищеты?

— Скажите, как влияет нищета и безработица в рамках локального производства?

— Воруют с того же производ­ства…

— Как можно у собственника в таком количестве что-то украсть? Всё это придуманные россказни. Это чаще всего делается с ведома хозяина и под его покровительством, чтобы избежать законного налогообложения, скрыть факты приобретения или производства контрафактного спирта без акцизных сборов. Кавказ должен думать и искать свои преимущества — а они там есть — чтобы стать центром легального производства алкогольной продукции. По нашим прогнозам, объёмы нелегального производства алкогольной продукции на Кавказе в этом году должны будут существенно сократиться.

— На Кизлярском коньячном заводе мне рассказывали, что на одну бутылку настоящего кизлярского коньяка приходится 6–8 поддельного…

— Так пусть и борются с нашей помощью. Да, наша служба не работает с теми, кто не имеет лицензии, но мы регулируем и контролируем оборот, поэтому мы поможем выявить такую продукцию в торговых точках. И это не только Кизляра касается, а всех добросовестных игроков. Ведь именно нелегалы отнимают у вас рынок, воруют бренды, залезают в ваш карман, портят ваш имидж. Вся беда в том, что нет реального конструктивного объединения игроков рынка — каждый сам за себя. Хотя они проявляют завидную консолидированность под угрозой государственного покушения на их карман. Пример пивной отрасли в этом смысле очень показателен. Но не всем хватает понимания, что главный их враг, который настраивает общество и власть против всего рынка, — это теневой оборот и теневое производство.