Мы так потеряем иностранцев

Наталья Яценко
22 марта 2010, 00:00
  Юг

Незадолго до женского праздника пошли за подарками и угощениями к праздничному столу в ростовский торговый центр «Горизонт» и гипермаркет «Реал», расположенный рядом. Свежеокрашенный «Реал» встретил нас закрытыми дверями. В группе ещё нескольких разочарованных и недоумевающих человек шёл бурный обмен мнениями: «Не успели открыться, уже закрылись», — сетовал один. «Да опять кому-то взятку не дали», — отвечал другой. Странное чувство «дежа вю» посетило меня. Где-то я уже это видела. Вспомнила: точно таких же мрачных и обиженных людей я встречала перед закрытыми воротами ростовского строительного гипермаркета Castorama пару лет назад. И комментарии были те же. Тогда гипермаркет закрылся через два дня после открытия и открылся вновь через почти три месяца. По ходу вспомнилась эпопея «Икеи», открытие которой откладывалось несколько лет из-за бесконечных судов по различным поводам с различными надзорными структурами Ростовской области. А по цепочке подтянулась и печальная история французского Carrefour, который в конце прошлого года, спустя четыре месяца после начала операторской деятельности и пятилетних раздумий и анализа рынка, свернул бизнес в России, в том числе и открытый буквально за пару месяцев до этого гипермаркет в Краснодаре, в который, к слову, вложил 8 млн евро.

Причины временных неудач и провалов у перечисленных ритейлеров, конечно, разные и их много. Но среди них есть одна, которую упоминают во всех случаях все аналитики и эксперты. Звучит она так: «Не смогли договориться с властями».

Конечно, легко так вот по-обывательски сваливать все проблемы иностранных ритейлеров на якобы имеющую место коррупцию. Хотя некоторые официальные комментарии наводят на эту мысль. Так, например, гипермаркет Castorama был закрыт Госстройнадзором по Ростовской области из-за «отсутствия части проектной документации». Риторические вопросы — почему отсутствие этой части обнаружили спустя полтора года после начала строительства, кто её не выдал и по каким причинам, — наводит на неутешительные размышления: уж не потому ли позволили помпезно открыться, завезти товар, чтобы потом бизнесменам деваться было некуда — и они стали бы полояльнее с вымогателями? Открыть гипермаркет в присутствии первых лиц области в таком случае ещё не значит урегулировать все проблемы с ними. Открытие в таком случае надо воспринимать лишь как этап в переговорном процессе с коррупциогенной системой. И этот этап ещё не гарантирует, что финальная договорённость состоится. Это, конечно, иезуитская логика, к которой инвестору, наверное, нелегко привыкнуть.

Мытарства «Икеи» тоже весьма показательны. Заподозрить компанию во взяточничестве трудно — этому препятствует безупречная репутация шведов как исключительно законопо­слушной компании, даже уволившей одного из региональных менеджеров за то, что он осмелился вступить в переговоры с чиновниками о возможности «урегулирования» некоторых проблем. Так не потому ли честные шведы так долго согласовывали и получали все разрешительные документы? Но терпение «Икеи», похоже, закончилось. В июне прошлого года президент группы IKEA Андерс Дальвиг заявил, что компания приостанавливает развитие в России. По официальному объяснению — из-за «непредсказуемого характера административных процедур в ряде регионов». Последней каплей по заверению руководства IKEA стала невозможность в течение трёх лет достроить комплекс «Мега» в Самарской области.

Деятельность «Реала» приостановили по требованию прокуратуры Ворошиловского района Ростова-на-Дону, которая считает, что эксплуатация построенного вблизи взлётной площадки здания требует дополнительных разрешений. А именно — разрешения от Бориса Слюсаря, гендиректора «Роствертола» и начальника аэродрома «Северный». В иске сказано, что торговый центр возведён на приаэродромной территории ОАО «Роствертол» с нарушениями ст. 46 и ст. 47 Воздушного кодекса, и эксплуатация ТЦ «влечёт угрозу жизни и здоровью неопределённого круга лиц». Тут вроде бы дело не в гипотетических взятках. Преступно даже представить, что руководитель одного из крупнейших и знаменитейших военно-промышленных предприятий России думает о какой-то мзде. Но опять возникает ряд вопросов: почему и кто давал разрешение на строительство? Почему на открытии гипермаркета губернатор Ростовской области Владимир Чуб в своей речи благодарил вертолётчиков за то, что они «нашли компромиссное решение по выдвигавшимся условиям будущего строительства»? Ещё одна странность дела — в иске указано, что «здание возведено с превышением высотности для данного земельного участка». На самом деле норматив известен и предписан СНиПами — это не секретная информация. Так почему не были проверены и учтены все эти нормативы в процессе проектирования и строительства? Это всё как-то странно.

Все вопросы на деле можно объединить в один: что мешает нормально работать иностранным инвесторам в России? Все ситуации объединяет одно: в какой-то момент оказывается, что кое-что не согласовано — и это «кое-что» имеет определяющее значение. Но ведь с решения вопросов, имеющих определяющее значение, проект обычно начинают. Выходит, иностранцы думали, что все вопросы подобного рода решены.

Международное консалтинговое агентство PBN выполнило опрос, в котором участвовали 155 топ-менеджеров иностранных компаний. По их мнению, главное препятствие на пути инвестиций в страну — это чиновники. Причём жалобы на бюрократические трудности растут быстрее, чем жалобы на коррупцию, — 84% опрошенных компаний тормозят проблемы с лицензированием и регистрацией, получением виз и разрешений на работу. Пока экономика в стране была на взлёте, а потребительский бум позволял ритейлерам увеличивать свои обороты вдвое чуть ли не ежегодно, иностранцев трудности не останавливали. Но сегодня ситуация изменилась. Россия в кризис показала максимальное падение покупательского спроса в Европе. И в таких условиях привлечь и удержать иностранных ритейлеров — главных поставщиков современных технологий торговли на российский рынок — будет всё сложнее. Дай Бог ещё не увидеть их массового исхода.