Горные лыжи и личный контроль

24 мая 2010, 00:00
  Юг

В начале минувшей недели полпредство СКФО объявило о том, что до 2020 года на Северном Кавказе планируется построить пять горнолыжных курортов с общим объёмом инвестиций более 450 млрд рублей включая 60 млрд бюджетных средств. Это более чем вдвое превышает сумму предполагаемых вложений в олимпийские объекты в Сочи. Планируется, что одновременная ёмкость пяти курортов составит 104,5 тысячи отдыхающих при общей протяжённости трасс 803 км — это значительно больше, чем длина трасс самого популярного среди россиян австрийского горнолыжного региона Циллерталь, но почти вдвое меньше протяжённости трасс Тироля — главной горнолыжной земли Австрии, сопоставимой по размерам с Кабардино-Балкарией.

Из пяти заявленных точек на карте — Эльбрус (Кабардино-Балкария), Архыз (Карачаево-Черкесия), Мамисон (Северная Осетия), Матлас (Дагестан) и Лаго-Наки (Адыгея, не входящая в состав СКФО) — работающая горнолыжная инфраструктура сегодня есть только в одном месте, в Приэльбрусье. В Архызе стратегический инвестор — екатеринбургская группа компаний «Синара» — уже год ведёт активное строительство, создание круглогодичного комплекса «Матлас» в Хунзахском районе Дагестана также начато местным инвестором. «Мамисон» находится на стадии создания инженерной инфраструктуры, однако якорный инвестор ещё не утверждён. Строительство курорта на плато Лаго-Наки также не раз анонсировалось Адыгеей, но пока в активном освоении гор западного Кавказа замечен скорее Краснодарский край: помимо горнолыжного кластера Красной Поляны в рамках олимпийского проекта, здесь началось развитие склонов Лаго-Наки в Апшеронском районе.

До настоящего времени титул горнолыжной столицы Кавказа оспаривали две республики — Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия. В КБР, согласно плану развития Приэльбрусья, задумано создание большого горнолыжного региона, включающего 62 трассы протяжённостью 108 км и 32 подъёмника (для сравнения, аналогичные параметры имеют австрийские Майрхофен и Зёльден). На сегодняшний день построены две новые очереди канатной дороги на Эльбрусе, ожидается реконструкция канаток на Чегете. Кроме того, осенью прошлого года анонсировался проект создания нового горнолыжного курорта в районе города Тырныауз (полчаса езды от Эльбруса) с общей длиной трасс 300 км и инвестициями в 22 млрд рублей. Однако источник «Эксперта ЮГ» в администрации КБР неофициально квалифицировал подобные начинания определением «панама» в смысле несбыточных, но многообещающих мечтаний. Что касается КЧР, то на территории республики сегодня реализуется упомянутый амбициозный проект создания в посёлке Архыз нового горнолыжного курорта на 25 тысяч человек общей стоимостью 78 млрд рублей — предполагается строительство 69 подъёмников и примерно 270 км трасс, завершение намечено на 2017 год.

Самый крупный из заявленных проектов (300 км трасс и 50 тысяч мест размещения) планируется создать в Мамисонском ущелье Северной Осетии — с учётом дальнейших возможностей расширения зоны катания это полшага до показателей французского региона Труа Валле (Три долины), где находится знаменитый Куршевель. В прежнем инвестпроекте создания курорта «Мамисон» фигурируют куда более скромные цифры: общая длина спусков — 45 км, а единовременное количество отдыхающих — 7,5 тысяч человек. Каковы точные планы развития территории, похоже, станет окончательно ясно на Санкт-Петербургском инвестиционном форуме, где планируется презентация Северного Кавказа как нового горнолыжного региона.

Одновременно с обнародованием грандиозных планов полпред Александр Хлопонин заявил, что создаст в СКФО особую модель управления, при которой он лично сможет контролировать назначение руководителей территориальных органов федеральных служб и агентств (налоговой, таможенной, миграционной, антимонопольной службы и так далее), а курировать их деятельность будет Минрегион РФ. В дальнейшем планируется создание внутри этого министерства территориального подразделения, которое будет располагаться непосредственно в СКФО.

Кроме того, уже в ближайшее время планируется пересмотреть вопросы штатной численности и размещения этих структур. По словам Александра Хлопонина, сейчас на Северном Кавказе действуют 113 территориальных структур, в которых занято свыше 24 тысяч чиновников. «При этом координацию этих органов осуществляют в Москве 34 соответствующих федеральных ведомства, то есть фактически никакой координации не происходит», — отметил полпред.

Соответствующие предложения по модернизации структуры управления были внесены Хлопониным в правительство РФ и уже получили полное одобрение — старт переменам фактически дан.

Реформа власти на Кавказе не случайно начата Хлопониным именно сейчас, когда в округ должны пойти десятки и сотни миллиардов инвестиций. Структуры федеральных органов исполнительной власти на Кавказе в своём нынешнем состоянии практически неподконтрольны региональному руководству и зачастую действуют не столько в интересах собственно государства, сколько в пользу определённых групп влияния. Именно поэтому руководящие должности в них часто становятся предметом сложного «торга» между региональными элитами и Москвой, причём последняя побеждает далеко не всегда (достаточно вспомнить прошлогоднюю ситуацию с назначением начальника УФНС по Дагестану, когда «федеральный ставленник» Владимир Радченко так и не приступил к работе в этой должности). При сохранении подобного расклада есть риск, что какая-то часть глобальных северокавказских проектов может попросту увязнуть в бесконечной череде согласований, а существенная часть средств на их реализацию — осесть совсем не в тех карманах. Хлопонин, очевидно, рисковать не хочет.