Мир, вид с Юга

Такие мероприятия, как российско-европейские саммиты, не проводятся на пустом месте. За тем фактом, что местом проведения последнего саммита стал Ростов, стоит признание объективных достижений всего юга России в интеграции в глобальное пространство

Саммит «Россия — ЕС» стал поводом для того, чтобы оценить место юга России на карте мира в перспективе последних десятилетий. Если в советский период юг России в силу известных обстоятельств был выключен из органически присущих ему внешних связей, то первые два десятилетия после распада союза можно рассматривать как восстановление наиболее естественных для региона отраслей, во многом ориентированных на трансграничные операции. Этот процесс был во многом стихийным, однако понимание вектора развития даёт возможности управления ситуацией. Стратегической целью регионов юга России в следующем десятилетии должно стать привлечение российских и международных компаний, ориентированных на Средиземноморье, Закавказье, Прикаспийский и Причерноморский регионы, Ближний и Средний Восток. Этому должны способствовать формирующаяся специализация региона на обслуживании транспортно-логистических потоков, а также формирование образа юга России как территории, комфортной для жизни в целом.

Европейское нашествие

За последнее десятилетие в Южном федеральном округе появились семь генеральных и четыре почётных (не выдающих визы) консульства зарубежных стран, несколько торгпредств и визовых центров (см. таблицу). Наличие последних особенно важно, поскольку с их появлением отпала необходимость оформлять визы в Москве, что для многих было камнем преткновения на пути в Европу. Показательно, что ряд этих организаций, например итальянский визовый центр в Краснодаре и испано-датско-мальтийский в Ростове открылись совсем недавно, в апреле этого года. Создание ещё ряда консульств — немецкого и азербайджанского в Астра­хани, кипр­ского в Краснодаре, австрийского почётного в Сочи, болгарского в Ростове — анонсировалось в недавнем прошлом, и есть все основания предполагать, что иностранных представительств на юге России год от года будет всё больше. Некоторые страны входят в регионы России поэтапно: так, в Екатеринбурге консульство Венгрии открылось два года спустя торгпредства — по словам торгового представителя Венгрии в Ростове Яноша Кадара, у нас может быть реализована та же схема. Кроме того, надо учесть, что среди стран Шенгенского соглашения существует практика сотрудничества в оформлении виз — например, в том же Екатеринбурге в консульстве Венгрии можно оформлять визы в Финляндию.

«Для вступления в Евросоюз Венгрии пришлось проделать действительно непростой путь, но теперь мы приобрели новые технологии и квалифицированные кадры и хотим, чтобы Венгрия стала для бизнеса юга России воротами в Европу, — говорит г-н Кадар. — С другой стороны, мы заинтересованы в том, чтобы венгерские продукты и технологии появились на местном рынке, и многие ещё помнят времена, когда в Ростове был фирменный венгерский магазин “Капошвар”». Похожие цели и у румын — ещё одних новичков в Евросоюзе. «Через Румынию очень удобно вести бизнес с Болгарией, Сербией, Македонией, — презентует свою страну югу России генеральный консул Румынии в Ростове-на-Дону Корнел Ионеску В Румынии очень мощная транспортная инфраструктура, Констанца — второй по величине порт на Чёрном море. У нас хорошие строители — лучше, чем гастарбайтеры из стран СНГ, ещё до конца 90-х годов румыны много строили в Астрахани домов, школ».

Вместе с официальными органами на юге России появлялись иностранные авиаперевозчики. Сегодня в регионе работают «Австрийские авиалинии», выполняющие рейсы в Вену из Ростова, Краснодара и Сочи, «Люфтганза» (Ростов — Франкфурт), «Чешские авиалинии» (Ростов — Прага), «Турецкие авиалинии» (Ростов, Сочи — Стамбул), турецкий дискаунтер Pegasus (Краснодар — Стамбул). После окончания реконструкции аэропорта Минвод можно ожидать, что иностранцы прилетят и на Северный Кавказ. «Опыт общения с партнёрами в южном регионе России показывает, что они профессионально зарекомендовали себя в обслуживании наших потребностей, — говорит Михаэль Хейеманн из департамента общественных связей “Австрийских авиалиний”. — Сложно сказать, стал ли подход к ведению бизнеса здесь “более европейским”: Европа очень разная. В любом случае Краснодар, Ростов и Сочи — это важные составляющие нашей стратегии “восточного фокуса”».

«В последние 10 лет вслед за первыми иностранными инвесторами, которыми стали “Филип Моррис Интернэшнл” и компания “Кнауф”, западные компании начали активно развивать свой бизнес на Юге, — говорит Олег Жарко, управляющий по корпоративным вопросам и связям с органами государственной власти по югу России ОАО “Филип Моррис Кубань”, возглавляющий южный региональный комитет Ассоциации европейского бизнеса в России. — Сегодня здесь работают такие всемирно известные компании, как “Нестле”, “Каргилл”, “Клаас”, “Бондюэль”, КТК и другие. Активно развивается в регионе сеть западных банков: Райффайзен, BSGV, “Интеза”, “ЮниКредит”, Сведбанк. Активно представлены в регионе и крупные западные розничные торговые сети. Поэтому, вполне закономерно, что именно на Юге был образован первый региональный комитет Ассоциации Европейского Бизнеса — крупнейшего объединения европейских компаний, работающих в России». Деятельность комитета направлена на решение вопросов, связанных с развитием бизнеса международных компаний в регионе, создание благоприятных условий для развития взаимовыгодного сотрудничества и взаимодействия с региональными органами власти и региональным бизнесом.

Развитие транспорта Развитие транспорта и логистики должно стать тем драйвером, который ускорит превращение юга России в полноценную часть мировой экономики

Транспортный фокус

Именно развитие транспорта и логистики должно стать тем драйвером, который ускорит превращение юга России в полноценную часть мировой экономики. Сегодня создание соответствующей инфраструктуры становится стратегическим направлением для всех ключевых субъектов региона. Общих проектов, стирающих границы между странами-соседями, довольно много. «На юге России (в границах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов) в перспективе получат опережающее развитие три базовых транспортно-логистических комплекса: Новороссийско-Таманский, Прикаспийский и Ростовский, — рассказывает заместитель руководителя Координационного совета промышленников и предпринимателей по югу России Александр Потеряхин. — Глубоководный незамерзающий порт в Махачкале с развитой сетью подъездных путей и паромным парком, а также создаваемый многофункциональный портовый комплекс Оля в Астраханской области потенциально готовы стать ведущими транспортно-логистическими центрами на евроазиатском направлении. В Краснодарском крае, наряду с продолжающимся развитием Новороссийского транспортного узла, масштабная работа в рамках государственно-частного партнёрства ведётся на Таманском полуострове, где одновременно осуществляется создание крупнейших портов и логистической инфраструктуры. Серьёзные  перспективы имеет инициируемый Черноморским экономическим сообществом проект создания паромного сообщения между всеми странами Черноморского бассейна. В качестве одного из базовых транспортных узлов будущей инфраструктуры Россией предлагается порт Кавказ в Керченском проливе. Также активно обсуждается возможность осуществления масштабного международного проекта строительства автомобильного кольца вокруг Чёрного моря — российский участок автомагистрали будет проходить по территории Краснодарского края».

Что касается Ростовской области, то здесь начата реализация одного из самых масштабных российских проектов последних лет — Южного хаба (см. «Эксперт ЮГ» № 12–13 от 5 апреля), который должен превратить Ростов-на-Дону в перевалочный пункт между Прикаспийским и Причерноморским регионами. «На основании своего опыта работы по Казахстану могу утверждать, что эта страна ищет выходы на внешние рынки, и Ростов для неё может быть в этом отношении крайне интересен, особенно благодаря каналу “Волга-Дон”, — говорит Владимир Горлов, доцент кафедры экономической и социальной географии России МГУ. — Скоро полетят наш “Суперджет” и украинский ближнемагистральный самолёт. Их радиус работы — до 3 тысяч километров, поэтому если провести соответствующий радиус от Ростова, то получим зону возможного тяготения авиапассажиров для нового авиационного узла».

Наличие крупного транспортного узла даст Ростову дополнительные козыри в «приземлении» других инфраструктурных проектов. Например, Турция планирует построить на юге России крупный логистический комплекс и сейчас решается вопрос, где конкретно он будет размещён — на Дону или на Кубани. «Окончательное решение будет приниматься в Анкаре, но я обязательно сообщу, какую поддержку здесь встретил этот проект», — намекнул турецкий консул в Новороссийске Деха Эрпек, встречаясь в апреле с ростовскими предпринимателями. В условиях неясных перспектив Евросоюза роль сотрудничества с Турцией для юга России значительно повышается. Турция — это не просто 70-миллионный рынок, это ещё и государство, успешно реализующее собственную модель модернизации, основанную на частно-государственном партнёрстве. Уже сегодня, по данным Южного таможенного управления, объём внешнеэкономической деятельности (ВЭД) между югом России и Турцией составляет почти 5 миллиардов долларов — для сравнения, объём ВЭД со странами Евросоюза составляет 8,276 млрд, а со странами зоны евро — 7 млрд, и этот разрыв, похоже, будет сокращаться.

«Очень важно развивать «Очень важно развивать эффективные механизмы по привлечению в ЮФО западных компаний, которые уже имеют опыт деятельности в России, но ещё не присутствуют в регионе»

Больше капитала!

По мнению Максима Самарина, управляющего партнёра Южного регионального центра аудиторской группы КПМГ в России и СНГ, наиболее активно на юге России развиваются четыре отрасли: сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции, розничная торговля, финансовый сектор, транспорт и инфраструктура. Кроме того, считает г-н Самарин, для инвестиций будут привлекательны проекты, связанные с разработкой ресурсной базы региона. К числу перспективных сфер также относится курортная инфраструктура, в том числе благодаря грядущей Олимпиаде, заметен активный рост числа банков, проектов в строительстве и девелопменте. Обратим внимание, что в этом перечне нет промышленности, которая, по большому счёту, пришла в регион в советский период и сегодня оказалась в явно периферийном положении — взять, к примеру, ту же Волгоградскую область, один из фасадов советского машиностроения.

Привлекательным фактором юга России является и то, что здесь традиционно высока доля малых и средних предприятий — об этом не раз говорили собеседники «Эксперта ЮГ» из Италии и Германии. Это означает, что крупный игрок, входящий в регион, изначально имеет хорошие возможности для формирования сети контрагентов и субподрядчиков, без которых его деятельность не будет эффективной. Это касается в том числе и развития на юге России инновационного кластера: наличие в регионе небольших инновационных предприятий должно быть одним из аргументов для «приземления» здесь серьёзных игроков мирового рынка высоких технологий.

В привлечении в регион компаний всероссийского масштаба вполне можно руководствоваться опытом Санкт-Петербурга, который уже вряд ли культурная столица России (всё более-менее значимое в культурной сфере давно происходит в Москве), но с функцией северных ворот страны и главной границы с Евросоюзом в постсоветский период справляется вполне исправно. Статусным закреплением этой новой функции Петербурга стал переезд в Северную столицу «профильного» Внешторгбанка, и если на юге России будет базироваться штаб-квартира столь же значимого для внешнеэкономической деятельности страны игрока, это будет качественным прорывом в становлении нового имиджа региона. Наличие транспортного узла здесь также должно сыграть свою роль: пример Франкфурта-на-Майне, который является и крупнейшим авиационным хабом, и финансовым центром Германии, с поправкой на масштаб может быть воспроизведён и на юге России.

Впрочем, нам ещё много чему предстоит учиться — во внешнее пространство сделаны только первые шаги. «На юге России многие ещё не привыкли работать в условиях глобальной экономики, — говорит Корнел Ионеску. — Не все самостоятельно выходят за рубеж, предпочитают работать как дилеры, а не как прямые экспортёры или импортеры. Есть много проблем с доступностью информации, в особенности по возможности участвовать в олимпийских тендерах. Отдельный вопрос — незнание иностранных языков. Мы можем обеспечить контакты с румынскими фирмами, но мы же не переводческая организация, хотя иногда мне самому приходится переводить коммерческие предложения. Мы испытываем потребность в большем обмене информацией».

«С целью максимально полного использования инвестиционных возможностей региона очень важно развивать эффективные механизмы по привлечению в ЮФО западных компаний, которые уже имеют опыт деятельности в России, но ещё не присутствуют в нашем регионе, — отмечает Олег Жарко. — Такие меры будут способствовать реализации новых инвестиционных проектов на юге России».