О новом образе государственника

К слову «государственник» в кругах, от государства далёких, отношение, как правило, скептически-ироническое. Мол, знаем мы, что у них скрывается за красивыми речами об укреплении государства. Откат и распил — вот два слова, которые чаще всего употребляют применительно к государству те, кто убеждён, что «в этой стране ничего изменить невозможно», и готов данную точку зрения отстаивать даже вопреки конкретным фактам. Между тем, все уже, кажется, поняли, что без сильного государства никакая модернизация не пойдёт, а кто будет это государство создавать, как не государственники? Государство, которое мы получили в наследство от путинской эпохи, научилось решать проблемы в режиме ручного управления, но пока с трудом осваивает запуск процессов, которые развиваются по своей внутренней логике на базе работающих законов и институтов. Стало быть, сегодня есть спрос на новых государственников, которые по сравнению с предыдущими могут показаться чуть ли не адептами тоталитаризма, и эта новая генерация уже, похоже, выходит на первый план.

Не так давно сотрудник президентской пресс-службы одной северокавказской республики рассказывал о визите полпреда Хлопонина в местную главбольницу. Как водится, были заранее подготовлены приветственные речи руководства. Однако же полпреду хватило лишь нескольких минут, чтобы сделать вывод об увиденном: «Я ситуацию в вашем здравоохранении понял, и она плачевна», рассказывают, оборвал он на полуслове какого-то чиновника, начавшего читать привычный отчётный доклад. «Очень конкретный человек, давно был такой нужен», — резюмировал коллега из пресс-службы.

В кулуарах, возможно, были сказаны и более резкие слова — Хлопонин за ними в карман не лезет. После образования Северо-Кавказского округа новую актуальность получил ролик «Хлопонин про х…ню», выложенный на Yutube ещё в марте 2007 года. Судя по всему, сюжет был таков: перед неким официальным мероприятием Хлопонину — на тот момент губернатору Красноярского края — принесли для ознакомления заранее подготовленную речь. Обычно чиновники проглядывают подобные документы по диагонали, а затем добросовестно «озвучивают» написанное пресс-секретарём. Реакция Хлопонина была другой: «Я смысла не понимаю вот того, что здесь написано, меня бесит это. Что это за “потенциально мощная промышленность” (говорится с официальным видом, дальше ручка летит об стол) — б…ь, х…ню мне какую-то пишете. Вот это запиши и покажи!» — последнее, очевидно, обращено к сотруднику пресс-службы, который должен был сделать видеоролик официального выступления. Поручение шефа было исполнено: ролик оказался в интернете, получил в своё время должную долю комментариев, а вот первые реакции в связи с новым назначением: «Хлопонину — мои поздравления и сочувствие. Нанимай охрану, Саша, и надевай два бронежилета, а то пить дать какая-нибудь х…ня случится». «Вот молодец! Хоть один живой, адекватный и, надеемся, умный человек управляет Северным Кавказом».

Дело тут не в мате, кто ж не без греха, а — поддержу кавказского коллегу — в конкретности мышления, высказываний и деятельности, и это, видимо, и есть главное, что отличает новых государственников. Именно это сразу определило симпатии к Хлопонину на Кавказе.

Другая черта новых государственников — им не нужен административный восторг, который в России всегда было принято демонстрировать при появлении «начальства». Вот характерный образчик жанра: «Сейчас тут будут из Франции, из Германии, из России все известные лица, это театральные режиссёры, музыковеды, литературоведы, много, много, много всего. Поэтому сейчас вы всех увидите. Мы с ними вместе будем возлагать. Ну а потом уже, не знаю, дальше появляется, прибывает президент. Поэтому как тут охрана позволит, не позволит — не могу вам сказать, но главное — нам нужна ваша поддержка». Это прямая, без купюр речь таганрогского градоначальника Федянина (запись имеется в редакции) перед гражданами в день 150-летия Чехова, когда город посещал Дмитрий Медведев. С погодой, к счастью, повезло:  минус девять, так что высокие гости не получили весьма неприглядное представление о том, что на самом деле творится на родине Чехова обычной зимой, когда температура около нуля. Самые вопиющие дыры на улицах, правда, на скорую руку залатали — горячим асфальтом по снегу, но горе, как известно, ждёт из-за угла. В начале июня в Таганроге рухнул фасад нового корпуса чеховской гимназии. В преддверии праздника на работы по реконструкции этой гимназии из областного бюджета было выделено 18 млн рублей. Именно здесь происходила пресс-конференция, где президент сказал, что Чехов — это вам не «Аватар». Есть подозрение, что если инцидентом заинтересуются компетентные органы за пределами Таганрога, пресловутым административным восторгом будет не отделаться. Более того, самому «начальству» этот восторг и демонстрация сервильности уже не нужны, о чём свидетельствуют многочисленные «вылеты» с должностей тех, кто ещё недавно считался несменяемым в принципе. На смену тем, кто в последнее десятилетие (а зачастую и все двадцать лет) под видом «укрепления государственности» строил собственные клиентские сети, идут люди, которым в духе канонов классического менеджмента не надо привязываться к месту: вчера Красноярск, сегодня Кавказ, завтра Москва и наоборот: сегодня Подмосковье, завтра Ростовская область — главное конкретный результат.

Государство ручного управления, даже если это сильное государство, плодит семейственность и коррупцию. Государство системного управления требует деятелей, которые имеют профессиональные отношения с законом. Они, как хорошие менеджеры умеют заставить его работать. Безусловно, странно было бы рассчитывать, что завтра старое поколение чиновников сменится новым, но трудно не видеть того, что новые губернаторы Ростовской и Волгоградской областей, полпред в СКФО Хлопонин, отдельные главы республик — например, Арсен Каноков и Борис Эбзеев — это государственники нового поколения, с которым невольно связываются надежды на развитие.