Интеллект предпочитает мягкую защиту

Спецвыпуск
Москва, 05.07.2010
«Эксперт Юг» №26 (115)
Победить в России компьютерное пиратство можно, уверены правообладатели компьютерных программ, но бороться надо в первую очередь не с пользователями, а с недобросовестными продавцами. При этом, прежде чем прибегать к карательным мерам, врага надо найти и попытаться переманить на свою сторону

Лишь особо упорствующих пиратов передают в руки правоохранительных органов. Пользователей же не запугивают, а воспитывают, убеждая, что использование лицензионного ПО выгодно прежде всего ему самому. Только так можно создать устойчивый и перспективный спрос на современные и всеобъемлющие IТ-решения.

Пираты отступают

В мае целый ряд крупных производителей программных продуктов и их крупнейшие некоммерческие партнёрства — международная организация Business Software Alliance (BSA), Ассоциация производителей программного обеспечения, российское Некоммерческое партнёрство производителей программных продуктов (НП ППП) и International Data Corporation (IDC) — подвели итоги мониторинга пиратства в регионах России. Они с удовлетворением отмечают, что даже в кризисный 2009 год, когда, казалось бы, стоило ожидать возрождения интереса потребителя к дешёвому контрафактному ПО, России в целом удалось снизить уровень проникновения пиратства на 1%, притом что в мире оно выросло в это же время на 2%. Однако его уровень в нашей стране пока остаётся сравнительно высоким: 67% против глобального уровня в 43%. И хотя снижение темпов падения пиратства очевидно (см. график 1), эксперты и аналитики не видят в этом ничего страшного и полны оптимизма.

«Тут гораздо важнее тренд, — говорит Дмитрий Соколов, директор НП ППП, — а не сохранившийся на сегодня уровень пиратства в нашей стране. Конечно же, нам далеко до таких стран, как США, Япония и Люксембург, где уже несколько лет сохраняется самый низкий уровень пиратства в мире — соответственно 20, 21 и 21 процент нелицензионного ПО среди всего инсталлированного софта, но наше снижение уровня компьютерного пиратства на 20 процентов за пять лет — это безусловный мировой рекорд. Процесс запущен, он набирает обороты, прецеденты, практику и опыт».

Екатерина Громова, председатель российского комитета BSA, объясняет снижение темпов тем, что в 2009 году проявилось влияние экономического кризиса на возможности компаний по переходу к использованию легального ПО. В первую очередь это сказалось на объёмах единовременных закупок ПО, в то время как количество запросов на легализацию осталось на уровне предыдущего года.

Денис Гуз, руководитель отдела по продвижению лицензионного ПО Microsoft в России убеждён, что статистика снижения уровня пиратства могла бы быть более впечатляющей и в кризис, но её «подпортили» города, которые впервые были включены в систему мониторинга в 2009–2010 годах. Так, например, в программу мониторинга компьютерной розницы, проводимой Microsoft, результаты которой вошли в исследование IDC, весной текущего года были включены 75 городов против 40 весной прошлого года. В частности, в Северо-Кавказском федеральном округе такими городами стали Пятигорск, Махачкала и Владикавказ. «В итоге, — поясняет г-н Гуз, — несмотря на то, что во многих городах ЮФО и СКФО уровень пиратства в апреле снизился по сравнению с аналогичным исследованием, проведённым в феврале 2010 года, средний показатель по этим округам немного вырос. Причина этого в том, что в городах, которые были проверены впервые, доля магазинов, предлагающих пиратское ПО, оказалась значительно выше средней по России. Так, Махачкала стала лидером в списке самых “пиратских” городов РФ — уровень пиратства оценивается в 71 процент, а 65 процентов компьютерных “точек” предлагают установку нелицензионных программ прямо на месте. Владикавказ, также исследованный впервые, в этом списке значится на четвёртом месте — в 67 процентах компьютерных магазинов продавцы рекомендуют или устанавливают пиратские программы».

Эксперты уверяют, что уже следующая волна мониторинга, которая состоится в сентябре, проверит компьютерную розницу во всех без исключения регионах России, и лишь с этого момента можно будет говорить об объективной и всеобъемлющей оценке уровня пиратства.

Выигрывает не только автор

Эксперты и аналитики рынка ПО отсчитывают историю реальной борьбы с пиратством в России с 2001 года, когда Владимир Путин, будучи президентом России, встретился с представителями IT-индустрии и внял их жалобам на тотальное воровство интеллектуальной собственности в России, слабость российской законодательной базы по её защите и фактическое бездействие правоохранительных органов. Вскоре после встречи была принята новая редакция ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав». С тех пор законодательство только ужесточалось.

«Пожалуй, в УК РФ нет ни одной статьи, которой бы столько внимания в последние пять лет уделяло государство — исполнительная, законодательная власть и правоохранительные органы, — говорит Дмитрий Соколов. — Так что интерес государства здесь очевиден и заключается он прежде всего в том, что: а) это потенциально огромный объём легального рынка, а следовательно — налогов; б) это вывод России из её текущего состояния сырьевого государства, что можно сделать лишь курсом инновационного развития, который, в свою очередь, невозможен без производства и защиты интеллектуального продукта; в) это создание новых рабочих мест».

Эксперты и аналитики отмечают, что изменился менталитет и повысился уровень правосознания самих пользователей, что в значительной мере объясняется устойчивой тенденцией последних лет к обелению бизнеса. Кроме того, опрос, проведённый НП ППП, показал, что руководители и IT-директора предприятий в последние годы стали отдавать себе отчёт, что использование пиратского ПО влечёт за собой весьма неприятные проблемы коммерческого характера, снижают конкурентоспособность и безопасность компании. Среди самых опасных рисков они называют сбои отдельных компьютеров и всей локальной сети, существенно снижающие производительность труда и незапланированные траты на само лицензионное ПО и штрафы по результатам проверок правоохранительных органов и установления фактов использования нелицензионного ПО. А штрафы и выплата компенсаций правообладателям иногда достигают весьма внушительных сумм. Несколько примеров приводит ВСА из практики в Ростовской области. В мае этого года арбитражный суд Ростова-на-Дону удовлетворил иск BSA к филиалу ФГУП «Ростехинвентаризация» о взыскании компенсации в размере почти 1,15 млн рублей за нарушение авторских прав и незаконное использование ПО компании-члена BSA. Урегулирование споров BSA с региональным предприятием ЗАО «Инженерный центр “Грант”» и ООО «ДОК Мекран» обошлось «Гранту» более чем в 1,4 млн рублей компенсаций и 1,3 млн рублей на закупку лицензионного ПО, а «ДОК Мекран» — в 2,6 млн рублей компенсации.

«Руководители компаний должны осознавать, что несут ответственность за использование нелицензионного ПО, — комментирует Анна Петрова, юридический представитель BSA в России. — Даже в тех случаях, когда уголовное дело не возбуждено, приостановлено или прекращено, ничто не мешает правообладателям обратиться в суд с иском о взыскании компенсации за нарушение авторских прав на программы для ЭВМ, в 99 процентах случаев решение выносится в пользу правообладателей. Следует также отметить, что в прошлом году мы наблюдали заметный рост сообщений в адрес BSA и правообладателей о фактах использования нелицензионного ПО от бывших сотрудников компаний. Количество подобных сообщений в 2009 году увеличилось на 52 процента по сравнению с 2008 годом».

Исследования подтверждают: пиратство наносит ощутимый вред не только каждому отдельно взятому пользователю или компании, но и для экономики страны в целом это колоссальный урон. И это тот потенциал для роста, которым особенно сейчас, в трудные времена, было бы очень неразумно пренебречь. Чтобы оценить объём этого потенциала, достаточно взглянуть на цифры влияния снижения пиратства на экономику России из исследования IDC. По их оценке, потери России от компьютерного пиратства в 2008 году составили 2,613 млрд долларов. В то же время снижение уровня пиратства на 12 пунктов за 2006–2008 годы принесло России дополнительно 10 000 рабочих мест в IT-секторе, 3,15 млрд долларов оборота IT-индустрии и 195 млн долларов налогов. Исследование также установило, что на каждый доллар легально проданного программного продукта приходится ещё 3–4 доллара выручки для местных поставщиков услуг и дистрибуторов. По развитию IТ Россия в 2009 году поднялась на 38 место с 49-го в 2008-м.

Помоги себе сам

С единичных дел по всей России в начале двухтысячных к 2009 году число расследованных и переданных в суд с обвинительными заключениями дел по преступлениям против интеллектуальной собственности стало исчисляться тысячами (см. таблицу). Андрей Доронин, следователь по особо важным делам Следственного комитета МВД России, на семинаре «Освещение СМИ темы защиты интеллектуальной собственности в России», проведённом Microsoft в мае этого года в Москве, уверял, что без содействия самих правообладателей такого результата достичь было бы невозможно — слишком сложен способ выявления преступлений и сбора доказательств. По словам Андрея Доронина, почти 70% преступлений выявлено самими правообладателями на основе мониторинга торговых точек.

Денис Гуз, представитель самой активной компании-правообладателя по борьбе с пиратством, по итогам прошлого года (см. график. 2) говорит: «Microsoft занимается проблемой пиратства, чтобы заработать больше денег на легализации. Но это не главное. В глобальном бизнесе Microsoft доля России пока меньше пяти процентов. Однако в интересах корпорации помочь России построить сильную, инновационную экономику, в которой будут востребованы самые современные и всеобъемлющие IТ-решения, а следовательно, будет высок спрос на ПО, в том числе и на продукты Microsoft. И для нашей компании это гораздо более желанная и экономически целесообразная перспектива, чем просто продать всем текущим пользователям по копии Office и Windows».

Однако Денис Гуз убеждён, что одними карательными методами добиться положительного результата нельзя, и делится опытом созидательной и предупредительной работы с пиратами в корпорации Microsoft. Тактика включает следующие шаги. На первом этапе — повышение уровня осведомлённости пользователей о ценности лицензионного ПО, о юридических, технологических и репутационных рисках, связанных с использованием контрафактного ПО, включая возможность заражения вредоносными программами и хищения личных данных, рекомендации о том, как отличить подлинное ПО от подделок. Всё это проводится через такие каналы, как веб-узлы корпорации и её партнёров, конференции и семинары, личные переговоры с пользователями и продавцами. 

На втором этапе одним из наиболее действенных механизмов корпорация Microsoft считает программу «Таинственный покупатель». Такие покупатели проверяют все типы точек компьютерной розницы: крупные сети, специализированные салоны, небольшие мастерские по сборке ПК и их сервисному обслуживанию вплоть до лоточников. Не провоцируя продавца, они выясняют предложения по приобретению операционной системы. «Наименьшее число пиратских предложений мы видим в организованной рознице, прежде всего в крупных федеральных и средних локальных торговых сетях, — рассказывает Денис Гуз. — За два года мы проверили более 2000 точек в 75 городах России. Выявлены тысячи правонарушений. По результатам проверок заведено 975 уголовных дел. Но так мы поступаем только с упорствующими пиратами, которые по результатам нескольких проверок после наших визитов, устных и письменных предупреждений и переговоров не прекращают своей деятельности. Но надо отметить, что даже без судебных разбирательств от проверки к проверке количество пиратских предложений существенно снижается».

Так, например, по совместным данным Microsoft и БСТМ МВД РФ, в ЮФО и СКФО с октября 2008 года (начало программы «Таинственный покупатель») по апрель 2010 года количество пиратских предложений снизилось более чем на 10%. Денис Гуз отмечает Ростов-на-Дону, в котором «таинственному покупателю» ни в одном магазине не предложили установить пиратскую операционную систему, Астрахань, где уровень пиратства с февраля 2010 года снизился более чем в два раза, и Ставрополь, где этот показатель «устойчиво падает».

Перевод без репрессий

Что касается постепенного перевода пользователей на лицензионное ПО, то тут правообладатели и вовсе предпочитают обходиться без репрессий. «Зачастую эти люди и организации в прошлом стали пиратами неосознанно, — объясняет Денис Гуз. — Наша задача не наказать этих людей, а начать с ними долгосрочное, взаимовыгодное сотрудничество. По­этому мы предлагаем им специальные продукты по лицензированию уже установленных версий Microsoft (семейство Get Genuine), работаем над увеличением доступности лицензионного ПО, предлагаем выбор программ лицензирования для бизнеса, возможность платежей в рассрочку. Одним из наиболее перспективных инструментов продаж лицензионного ПО мы считаем методологию SAM (Software Asset Management — “управление программным обеспечением как активом предприятия”), всячески её пропагандируем и устанавливаем партнёрство с провайдерами этой методологии. Это индустриальный best practice (то есть на основе уникального практического опыта) подход, который помогает контролировать затраты и оптимизировать инвестиции в ПО в масштабах всей организации и на всех стадиях жизненного цикла ПО. Полностью реализованный SAM-план может помочь снизить затраты, улучшить безопасность и соответствие требованиям (законодательства, договорных отношений и тому подобное) и также прогнозировать будущие потребности в ПО. Всё это даёт в итоге конкурентное преимущество компании».

Дмитрий Соколов утверждает, что текущая ситуация с легализацией организаций в России такова, что полностью нелегальных пользователей осталось сравнительно немного. При этом полностью легальных тоже далеко не так много, как хотелось бы. Большинство пребывает в частично легализованном состоянии. Именно эти клиенты и являются основным приоритетом правообладателей в области легализации. И существенная часть из них хотела бы быть полностью легальной. Раз уж они начали тратить деньги на лицензионное ПО, нет никакого смысла останавливаться на полпути, так как все риски пиратского ПО исчезают только тогда, когда его в организации не остаётся совсем.                    

Нарушение авторских и смежных прав ст. 146 УК в ЮФО и СКФО в январе–декабре 2009 г.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №26 (115) 5 июля 2010
    Промышленная политика
    Содержание:
    «Я хочу достроить индустриальную составляющую»

    В Краснодаре, по словам мэра города Владимира Евланова, сегодня складываются уникальные условия для промышленного роста — его локомотивом фактически является развитая торговля. В результате город может получить принципиально другую, нежели Волгоградская и Ростовская области, промышленность

    Реклама