Инструментарий «технократа»

Спецвыпуск
Москва, 13.09.2010
«Эксперт Юг» №34-36 (123)
Беседа с Александром Хлопониным, вице-премьером и полномочным представителем президента в СКФО, состоялась сразу после совещания у премьера Владимира Путина 6 сентября, на котором наконец была утверждена стратегия развития округа до 2020 года. Основные инструменты её реализации уже понятны

— Может ли стратегия развития СКФО считаться утверждённой по итогам заседания с участием премьера?

— Да. Председателем правительства стратегия была заслушана, определены базовые индикативные показатели развития округа до 2020 года, утверждены основные инструменты реализации стратегии. Поставлена задача до ноября представить план мероприятий по реализации этой стратегии, расписанный по годам и субъектам.

Инструменты развития

— Что изменилось в документе с июля, когда его обсуждение проводила «Единая Россия»?

— Особенных изменений стратегия не претерпела — в конце концов, она готовилась совместно со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами. Но были дополнены основные инструменты реализации стратегии. Если на первом этапе мы размышляли о создании в округе представительства Внешэкономбанка, на базе которого в дальнейшем открылся бы филиал, то теперь принято решение о создании полноценного института развития. На начальном этапе в капитале этой структуры на 100 процентов будет участвовать ВЭБ, но позднее в нём смогут принять участие любые заинтересованные инвесторы как внутри округа, так и за его пределами.

Уточнена задача по предоставлению государственных гарантий. По первоначальной модели планировалось всё-таки обеспечение предоставления госгарантий. На сегодняшний день модель претерпела изменения: на 70 процентов риски от объёма привлекаемых кредитов берёт Министерство финансов РФ, на 30 процентов — российские и зарубежные банки. Это позволяет получать гарантии без соответствующего обеспечения. Правда, добавлена ответственность субъектов Российской Федерации, что будет стимулировать территории очень внимательно относиться к структурированию проектов. Во всём остальном стратегия была одобрена.

— Можно уточнить, как должна выглядеть инфраструктура, отвечающая за развитие СКФО?

— Во-первых, есть федеральные целевые программы, объём их довольно большой — около 181 миллиарда рублей. На текущий момент они профинансированы на 67 миллиардов. В ближайшие годы будет направлено ещё около 40 миллиардов. Далее будет приниматься решение об удлинении программы развития Северного Кавказа, в которой мы пропишем мероприятия, запланированные в рамках ФЦП. Контроль за реализацией этих программ будет осуществляться Министерством регионального развития. Для этого впервые создаётся территориальный орган Минрегиона — управление по территориальному развитию Северного Кавказа. Появится должность заместителя министра регионального развития по СКФО.

— Это прецедент.

— Да, и это произойдёт уже в ближайшее время.

Второй момент: коррупционная составляющая. На Министерство регионального развития возложена функция по координации деятельности федеральных территориальных органов власти. Задача — поднять на более высокий уровень межрегиональное взаимодействие. Видимо, будет идти речь об укрупнении территориальных органов целого ряда ведомств: появятся межрегиональные структуры федеральных органов.

Следующий момент управления — институт развития. Он должен полноценно заработать уже начиная со следующего года. Уже даны соответствующие поручения Банку развития. Мы подробно обсуждали с нашими банками — Внешэкономбанком, Сбербанком, Россельхозбанком — то, как региональный институт развития должен работать. Речь ведь не идёт о том, что ВЭБ будет кредитовать проекты. Институт развития, будучи поначалу стопроцентной «дочкой» ВЭБа, может самостоятельно заниматься отбором проектов, презентацией их крупным банкам, а потом вместе с этими банками идти уже за получением государственных гарантий. На следующий год предусмотрено около 50 миллиардов рублей госгарантий для Северного Кавказа.

В то же время у нас уже есть интересанты в виде крупных корпораций, которые реализуют инвестиционные проекты в СКФО. Все эти проекты должны быть доведены до конца. Это прежде всего сфера топливно-энергетического комплекса: например, есть проекты «Роснефти» по строительству грозненского нефтеперерабатывающего завода, нефтеперерабатывающего комплекса в Ингушетии. Есть лукойловский проект на Ставрополье, огромное количество проектов «РусГидро», «Газпрома», «ФСК ЕЭС». Некоторые проекты будут поддержаны из средств Инвестиционного фонда РФ, который был докапитализирован на шесть миллиардов рублей. В частности, они пойдут на создание промышленных парков в Будённовске и Невинномысске, а также под проект ЛУКОЙЛа
на «Ставролене».

Межрегиональная составляющая

— Можно ли говорить, что в стратегии делается акцент на реализации проектов межрегионального значения?

— Да. В стратегии обозначено несколько отраслей, которые будут иметь приоритетное развитие на территории СКФО. Это АПК, а именно создание так называемых межрегиональных агропромышленных центров и парков. Речь идёт и о создании строительного комплекса, особенно меня интересует индустрия стройматериалов — здесь есть ряд проработанных проектов, которые будут разрабатываться именно как межрегиональные. Существует очень интересный проект, связанный с Кавминводами. Конечно, хотелось бы у нас в России сделать свои Карловы Вары. Но здесь без серьёзного участия государства нам не обойтись — слишком много инфраструктурных ограничений: и по питьевой воде, и по дорогам, и по транспортной логистике, и по вопросам, связанным с профсоюзной собственностью.

— Владимир Путин упоминал проект туристического кластера, который протянется от Чёрного моря до Каспия. О чём речь?

— Сегодня идёт докапитализация особой экономической зоны на 3 миллиарда рублей, а в дальнейшем до 60 миллиардов, что позволит привлечь 400 миллиардов частных инвестиций в развитие туристско-рекреационного кластера с единой выносной системой управления этими проектами. По этому направлению есть особое поручение президента, и оно находится в серьёзной степени проработки. К 15 сентября будет принято постановление правительства о создании шести особых экономических зон — это крупный межрегиональный проект, очень амбициозный. Например, проекты «Архыз» в Карачаево-Черкесии и «Мамисон» в Северной Осетии находятся в очень серьёзной степени готовности. Если два из шести проектов запустятся в ближайшее время по той технологии, которую мы задумали, с остальными будет гораздо легче.

— Как вы планируете связать эти проекты?

— Единой системой управления. Они будут связаны единой законодательной базой, которая позволяет в этих территориях получать льготу по налогу на прибыль и ряд других налоговых преференций.

— Этот проект делается по аналогии с «Уралом Промышленным — Уралом Полярным»?

— Урал — это Урал, Кавказ — это Кавказ. Можно провести аналогию с достаточно крупными управляющими компаниями, которые занимаются правильным выстраиванием туристической логистики.

— Управление будет государственным?

— Нет. Есть предложения западных компаний, которые имеют огромный опыт в управлении такого рода проектами. Госучастие, конечно, предполагается, но речь идёт в первую очередь о наёмном менеджменте проекта.

— Говорилось также о намерении создать местный аналог «Сколково»…

— Нет, не аналог «Сколково». Дано поручение об образовании Северо-Кавказского федерального университета. Сейчас создан экспертный совет, который провёл первые совещания. К 1 ноября группа должна дать предложения: на какой базе, какие объёмы, какие образовательные стандарты и т. д. Есть хороший опыт по Сибирскому федеральному университету — надеюсь, нам удастся его применить на Северном Кавказе.

Первые итоги

— Сейчас многие берутся подводить промежуточные итоги полугодового существования СКФО. Можно ли считать главным итогом именно стратегию?

— Это хорошее занятие, конечно, — подводить итоги ста дней и так далее. Но это неправильно. Пласт проблем по Северному Кавказу накопился огромный. Его в сто дней не уложить. Тем не менее. Помимо того, что у нас сформирована стратегия — а этот документ готовить было очень сложно — у нас ещё и заканчивается формирование системы управления. Нам много чего удалось, хотя, конечно, и не просто.

— После недавней встречи с президентом, в которой принимали участие вы и глава Дагестана, сложилось впечатление, что от вас ждут быстрого результата. Это так? Чего именно от вас ждут?

— Все поручения, которые требовались от президента и председателя правительства, были даны вовремя. Но процедурные вопросы достаточно сложны. Например, по технологии бюджетного процесса механизм предоставления государственных гарантий мы раньше 2011 года запустить не можем. То же самое с созданием института развития. Ещё один важный вопрос: а кто будет работать в этой корпорации развития? Нужно подбирать профессионалов — и совсем не среди знакомых. Нужно садиться за стол с руководством госбанков и, возможно, на первом этапе просто делегировать специалистов по определённым направлениям. Но есть и субъективные причины, по которым мы затягиваем решение многих вопросов. Именно этим президент был недоволен. Процедурные затяжки привели к тому, что до настоящего времени не вышло распоряжение правительства о создании шести особых экономических зон. Но премьер обозначил дату 15 сентября как дедлайн.

— Главный переговорщик с инвесторами сейчас — это вы?

— Я сегодня в двух ипостасях: как полномочный представитель и как вице-премьер. Как у вице-премьера у меня задача быть главным переговорщиком по Северному Кавказу. По этому направлению я рассчитываю на помощь заместителя министра регионального развития по Северному Кавказу, который появится в ближайшее время. Мне нужен институт развития, который будет укомплектован профессиональной командой по подготовке и презентации инвестпроектов. Затем нам надо будет готовить инвестиционный форум на Северном Кавказе — это хороший механизм демонстрации регионального потенциала.

— Когда может пройти первый такой форум?

— Не раньше следующего года. Надо сделать так, чтобы он не совпадал по времени с другими российскими экономическими форумами.

— В связи с перспективой такого форума вы говорили о том, что нужно развивать и бренд Северного Кавказа. А что, на ваш взгляд, сейчас надо положить в основу бренда?

— Ну, конечно, не терроризм. У Северного Кавказа большая историческая память, много продуктивных ценностей.

— А насколько главы республик сегодня готовы объединяться вокруг общих проектов и ценностей?

— Здесь не всё просто. Имеет место проблема коррупции. Есть кадровый голод: большое количество талантливых людей уехали и работают в центральной части России. В то же время в сознании многих существует искажённое представление о Кавказе. Однако я считаю, что сегодня на Северном Кавказе уже сформировалась достаточно профессиональная команда управленцев. 

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№34-36 (123) 13 сентября 2010
Инвестпроекты Юга-2010
Содержание:
Стадия инвестиционного созревания

В этом году главное достижение юга России в инвестиционной сфере — стабильность состава участников. Год назад складывалось впечатление, что кризис очень значительно подкосил инвестпроекты, но на деле ситуация оказалась куда менее драматической. При этом проектная база продолжает пополняться новыми заявками

Без рубрики
Реклама