Наступление по всем фронтам

Спецвыпуск
Москва, 13.09.2010
«Эксперт Юг» №34-36 (123)
Стратегия посткризисной инвестиционной политики Астраханской области — максимальная диверсификация портфеля проектов

Астраханская область реализует принципиально новый для юга России сценарий развития, ориентированный на лидерство в формирующемся Прикаспийском регионе экономического сотрудничества. Статус каспийской столицы обязывает прежде всего к диверсификации экономической структуры. Это предполагает, с одной стороны, модернизацию традиционных для региона отраслей — нефтедобычи, судостроения, сельского хозяйства, а с другой — создание инфраструктуры для тех отраслей, которые станут флагманами региональной экономики XXI века, в первую очередь транспорта, торговли и туризма. По словам губернатора Астраханской области Александра Жилкина, главным уроком экономического кризиса стало понимание того, что для сохранения темпов роста региональной экономики все эти сферы необходимо развивать одновременно. Поэтому сегодня Астраханская область обладает одним из самых разноплановых на Юге портфелей инвестпроектов.

Динамика восстановления

— В первом полугодии Астраханская область продемонстрировала наибольший рост индекса промышленного производства в ЮФО. Можно ли на этом основании говорить о том, что экономика региона полностью восстановилась после кризиса?

— Сказать, что в этом году мы восстановили докризисную динамику роста экономики, ещё нельзя. Большим плюсом можно считать восстановление объёмов переработки углеводородов, пусть и не с прежней прибылью. К концу года в топливной отрасли положительную динамику даст ЛУКОЙЛ, так как начнётся добыча нефти на новом месторождении имени Юрия Корчагина. Правда, в этом году объёмы небольшие — около 200 тысяч тонн, основной промышленный прирост будет обеспечен в следующем году. Конечно, самым сложным было сохранить стабильность в тяжёлом машиностроении — на судостроительных заводах, где работает почти 15 тысяч человек. Начиная с 2005 года, то есть с момента, когда мы подняли судостроение, оно работало только в оффшоре, на частных заказах, поэтому кризис оказался для отрасли очень болезненным: все иностранные государства приостановили реализацию контрактов. Сегодня портфель заказов понемногу наполняется, так что критическую черту, когда заводы фактически стояли, мы прошли.

— Как бы вы сформулировали принципы послекризисной политики привлечения инвестиций в Астраханскую область? Стремится ли регион к тому, чтобы сюда пришли новые инвесторы масштаба ЛУКОЙЛа и «Газпрома»?

— Мой главный принцип не нов: не класть все яйца в одну корзину. «Газпром» и ЛУКОЙЛ — это наши стратегические партнёры, но на территории области в этом же направлении работают ещё 16 компаний. Думаю, что среди них будут и «Роснефть», и «Зарубежнефть». Плюсом активизации якорных инвесторов служит создание тысяч малых предприятий, то есть налицо мультипликативный экономический эффект. Кризис показал, насколько опасно садиться на «сырьевую иглу»: самый сильный удар был нанесён именно по топливно-энергетическому комплексу. Только «Газпром добыча Астрахань» сократила производство на 25–27 процентов в течение почти полутора лет. Поэтому необходимо инвестиционно насыщать другие отрасли, чтобы они были подушкой безопасности в плане занятости населения и создания дополнительного валового продукта. Вот почему на инвестиционном форуме в Сочи в этом году мы выставляем оригинальный стенд историко-познавательной тематики, чтобы все увидели, что такое Астрахань. Безусловно, будет и серьёзный топливно-энергетический блок, посвящённый началу российской разработки нефти на Каспии, но планируем представить и много проектов, связанных с производством экологически чистых продуктов питания.

Наступление по всем фронтам — это тяжёлая задача, точечные проекты делать куда легче. Но это необходимо для сохранения набранных темпов развития, ведь потенциал области, измеренный в показателях ВРП, за последние пять лет вырос с 59 до 140 миллиардов рублей. Доля всех компаний ТЭК в ВРП составляет сейчас 60 процентов, но доля налогов, которые даёт эта отрасль, сократилась с 50 до 19 процентов, что свидетельствует об увеличении налоговых поступлений от других отраслей. Доля других секторов экономики в ВРП будет расти. В частности, сейчас стоит задача в ближайшие три года довести долю малого бизнеса в ВРП до 40 процентов — сегодня она составляет всего 29 процентов.

— Какой вам видится стратегия развития судостроения в Астраханской области? В частности, как вы оцениваете перспективы вхождения ряда предприятий отрасли в Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК)?

— Основная задача промышленной политики в судостроении — это высокий уровень модернизации производства, чтобы наша продукция могла конкурировать с иностранными компаниями, которые начинают работать в Каспийском море. Последние годы мы очень неплохо работали над решением этой глобальной задачи и снизили производственные издержки. Сейчас работа продолжена. Объединённая судостроительная корпорация — это большой плюс, потому что понятна идеология её работы. Корпорация будет охватывать все регионы, где есть судостроение; здесь вырисовываются хорошие возможности для частно-государственного партнёрства. Для решения задач, поставленных правительством России, корпорации предстоит использовать площадки действующих заводов, так что сегодня нужно агрессивно бороться за государственные заказы. Кроме того, ОСК будет лоббировать астраханские верфи на уровне сопредельных каспийских государств, в том числе те, где корпорация имеет определённый пакет акций, — это завод «Лотос» и другие. Надеемся также, что до конца года судостроительная отрасль выиграет очередной тендер ЛУКОЙЛа по строительству крупного бурового комплекса. Думаю, что рано или поздно начнут строиться новые пассажирские речные и морские суда, потому что старых туристических судов, которые ещё на плаву, мало, билеты на них купить очень сложно из-за очередей и высоких цен. Кроме того, сейчас мы планируем наладить внутригородские водные перевозки, и я поручил нашему судостроительному комплексу разработать для этого проекты специальных судов — их нужно порядка десяти единиц.

— Как вы оцениваете перспективы портовой инфраструктуры Астраханской области в контексте расширения прикаспийского сотрудничества?

— Наращивание портовых мощностей региона — это главная задача в развитии каспийской интеграции. Сегодня портовые терминалы в пределах Астрахани могут перевалить максимум восемь миллионов тонн грузов, в прошлом году мы впритык подошли к этой отметке: во время кризиса объёмы даже выросли. Поэтому сейчас следует постоянно совершенствовать и расширять портовую инфраструктуру, необходимую для грузооборота, и это уже делается в порту Оля — в том числе путём переноса части портовых мощностей из городской черты. В следующем году мы должны в этом порту обеспечить перевалку четырёх миллионов тонн груза, а глобальная задача — создание его второй очереди, способной переработать 30 миллионов тонн в год. Сопутствующая проблема — нехватка торгового флота. В ближайшие год-два, я думаю, пойдут заказы, и наше судостроение вполне способно их выполнить.

Аграрная диверсификация

— В прошлом году Астраханская область анонсировала строительство крупнейшего в Европе производства по переработке сельскохозяйственной продукции. В каком состоянии сегодня этот проект?

— Недавно я встречался с первым заместителем председателя правительства России Виктором Зубковым и обсуждал с ним в том числе и реализацию этого проекта. Зубкову проект понравился — он обещал свою поддержку. Речь идёт о строительстве двух крупных плодоовощных комплексов с линиями по производству томатной пасты, которую Россия в настоящее время ввозит из Китая и Ирана. Мощность заводов будет составлять 100 тысяч тонн готовой продукции в год. Это большие производственные объёмы. Чтобы новые предприятия работали в полную нагрузку, потребуется дополнительно вырастить на наших полях 700 тысяч тонн помидоров — столько мы никогда ещё не выращивали! Строительство новых овощеперерабатывающих предприятий стартует осенью текущего года. Когда эти два завода вступят в строй, почти 43 процента импортной продукции мы сможем заместить своей. Путь к этим проектам оказался тяжёлым: с землёй и документами проблем не было, а вот у банков по условиям кредитования возникли вопросы; потом начался кризис — он отложил реализацию проекта, и вот только сейчас при поддержке правительства России мы вышли на его первую очередь. Все барьеры устранены. С компаниями, реализующими проект, работают итальянские эксперты, которые подтвердили, что по качеству наша продукция на порядок выше, чем европейская. Так что если мы вступим в ВТО, то эти же эксперты помогут нам выйти на рынок Евросоюза.

— Какие ещё инвестпроекты в АПК за последний год стартовали в регионе?

— Сегодня в отрасли в той или иной стадии реализации находится 32 проекта общей стоимостью порядка 17 миллиардов рублей. Среди них тепличный комплекс площадью 120 гектаров и стоимостью пять миллиардов рублей; первый этап — 20 гектаров — должны завершить в этом году. Строятся два мясокомбината и сопутствующие им фермы по откорму скота. В октябре должен быть пущен завод по производству молока. Это очень интересный для нас проект, потому что мы сегодня большую часть молока и молокопродуктов завозим из других регионов. В этом году перед сельским хозяйством поставлена задача вырастить миллион тонн плодоовощной продукции — в советский период таких результатов не было. Это станет нашим реальным участием в формировании системы продовольственной безопасности страны.

— Оптимально ли, по вашему мнению, в сельскохозяйственной отрасли Астраханской области сегодня соотносятся первичное производство и переработка?

— Сельскохозяйственная отрасль должна быть диверсифицирована. Зерно в этом году сгорело из-за засухи, и это сразу почувствовали на себе те хозяйства, у которых не было других направлений. Сырая продукция, безусловно, нужна, но необходимо понимать, что выгода от продажи сырья нестабильна, поэтому обязательно должна присутствовать глубокая переработка. Но тут возникает другая проблема: фермеры зачастую обманывают предприятия, отправляют продукцию на рынок, если цена на неё высокая, а завод при этом страдает. Нынешняя наша концепция такова: все предприятия, которые строятся в области, уже имеют по 20 тысяч гектаров земли. Иначе фермеры их подведут, а предприятиям нужна постоянная поставка продукции. Кроме того, идёт активное строительство современных овощехранилищ по испанским и немецким технологиям, с отводом углекислых газов, с температурным режимом, который позволяет хранить продукцию в течение года. Это даст возможность растянуть временные рамки реализации продукции, а не сдавать её по дешёвке летом. К тому же третий год подряд мы собираем два урожая овощей. Для этого используются специальные технологии — это дорого, но есть возможность получать очень раннюю продукцию, которая стоит 20–25 рублей за килограмм, а не 3–5, как в июле. И осеннюю продукцию с учётом наших климатических условий позже нас никто собирать на юге России не будет.

Южная Венеция

— Как за последний год складывались отношения региона с партнёрами по Организации каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС)? В каких сферах Астраханская область сегодня конкурирует с соседями, а в каких развивается кооперация?

— Я бы сказал, что конкуренция и кооперация в отношениях стран Каспийского бассейна примерно уравновешивают друг друга, но по разным странам в рамках ОКЭС у нас разные позиции. Например, мы достаточно жёстко конкурируем в судостроительной отрасли, которая есть у всех стран прикаспийского региона. В развитии транспортных коридоров «Север — Юг» и «Запад — Восток» мы, наоборот, больше прислушиваемся, сотрудничаем, подтягиваем инфраструктуру, чтобы она была удобной для всех стран. В торговле увеличение товарооборота тоже происходит в направлении организации совместных предприятий. Например, будет создан туркмено-астраханский торговый дом, который позволит без посредничества третьих стран доставлять туркменские товары в Москву — не поверите, джинсы «Левайс» в Туркмении стоят шесть долларов, а с учётом перевозки здесь они будут стоить семь-восемь долларов. И это только один пример торговых перспектив…

Очень много совместных предприятий планируется создать с Ираном, особенно в сельском хозяйстве, где мы будем наращивать свои возможности по импортозамещению. Иранских компаний в области сейчас зарегистрировано 123, казахстанских около сотни, то есть мы уже не в начале процесса, а в стадии активной работы с соседями. По всем направлениям — экономика, культура, социальная жизнь, спорт — сейчас идёт взаимная интеграция. Я надеюсь, что когда будет приниматься решение о размещении столицы ОКЭС, наши усилия отметят руководители всех стран, и Астрахань примет у себя на территории штаб-квартиру этой организации — со всеми, как говорится, вытекающими последствиями.

— Что сегодня делается для повышения туристической привлекательности Астрахани, которую часто называют Южной Венецией?

— Продолжают строиться гостиницы — это вопрос престижа города. К концу года будет запущена вторая пятизвёздочная гостиница — «Европейская», бывшая «Астраханская». Это старинное здание, где в свое время останавливался Шаляпин. Отелей уровня три-четыре звезды уже построено достаточно, и после завершения ещё нескольких проектов проблема насыщения города гостиничной инфраструктурой решится. К концу года будет возведена спортивная гостиница с игровым залом и водным комплексом, далее — гостиница в составе привокзального комплекса. В следующем году мы начинаем развивать туристско-рекреационный комплекс на нашем Городском острове, там будут аквапарки, стоянка для яхт, парусный центр, обустроенный пляж на два километра. Отдельное направление — развитие торговли: за второе полугодие 2010 года будет построено примерно шесть крупных торговых центров стоимостью от миллиарда до полутора миллиардов рублей, где окажутся представлены все мировые бренды; этого достаточно, чтобы началась борьба за покупателя. Как экономист могу сказать, что нормальная конкуренция — это когда в год 20 процентов предприятий сферы услуг банкротятся. Но весь анализ ситуации, проделанный за последние пять лет, показывает, что у нас в секторе услуг и торговли не банкротится никто. Почему цены в Астрахани выше, чем, например, в Волгограде? Не потому, что уровень жизни выше, а потому, что мало торговых бизнес-структур — конкуренции нет. Кроме того, развитие торговли привлекательно и с точки зрения развития туризма, потому что многие туристы не представляют себе поездки без шопинга.

— Планируется ли в связи с этим расширение сети пассажирских авиаперевозок астраханского аэропорта? Сегодня отсюда по России можно фактически улететь только в Москву, а из других городов Юга приходится добираться автобусом: для многих потенциальных туристов это неудобно.

— Задача предоставить авиакомпаниям возможность прий­ти к нам решена: аэропорт расширен, взлётно-посадочная полоса способна принимать все типы самолетов, установлено новейшее навигационное оборудование. Возможно, площадь пассажирского терминала маловата. Сейчас из Астрахани ежедневно летает пять рейсов в Москву, по международным направлениям — два рейса в Казахстан, по одному в Армению и Азербайджан. Уже несколько лет рассматриваются возможности перелётов до Ростова и Сочи, но, к сожалению, это «ненакатанные» маршруты. Есть много желающих летать в Иран, но пока это направление не проработано с точки зрения экономической целесообразности. Конечно, авиасообщение с другими регионами юга России необходимо, но для этого нужно дождаться самолета «СуперДжет», потому что невозможно гонять между регионами крупные магистральные лайнеры — нужного пассажиропотока просто не будет. У нас уже есть договорённость с «Аэрофлотом»: как только они начинают летать на «СуперДжетах», у нас в расписании появляются Петербург, Киев и так далее — всё будет зависеть от того, в каких региональных центрах у нас возникнут экономические интересы и откуда и куда пойдут потоки туристов.

— Астраханская область всегда была центром рыболовно-охотничьего туризма, однако после 450-летия Астрахани вы стали продвигать идею развития в регионе альтернативных туристических направлений. Какие новые продукты, по вашему мнению, могут повысить туристическую привлекательность региона?

— Одна из моих идей — открыть круизы по Каспию. Недавно я специально посвятил этому недельный отпуск, совмещённый с дружескими визитами в соседние государства. Главное препятствие для таких круизов — отсутствие инфраструктуры. Ни один порт, кроме Баку, не может принимать туристов, прибывающих морем, в том числе и Астрахань, потому что у нас нет речного вокзала. Но я думаю, что в ближайшие два-три года этот проект будет реализован, учитывая то, что наши соседи — Казахстан и Туркменистан — также развивают туристско-рекреационные комплексы. На астраханской набережной мы сегодня планируем возвести большой спортивно-оздоровительный комплекс с функцией речного вокзала, с таможенными, пограничными и прочими службами. После этого будем готовы принимать и отправлять круизные суда, и россияне, конечно, сюда поедут, ведь Каспий чище, чем Черное море, а его солёность в два раза ниже.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№34-36 (123) 13 сентября 2010
Инвестпроекты Юга-2010
Содержание:
Стадия инвестиционного созревания

В этом году главное достижение юга России в инвестиционной сфере — стабильность состава участников. Год назад складывалось впечатление, что кризис очень значительно подкосил инвестпроекты, но на деле ситуация оказалась куда менее драматической. При этом проектная база продолжает пополняться новыми заявками

Без рубрики
Реклама