Время Кирсана

Москва, 27.09.2010
«Эксперт Юг» №37-38 (126)
В Калмыкии готовятся встречать нового главу республики — бессменный «хан» Кирсан Илюмжинов уходит в тень большой политики. В связи с этим мы вспоминаем о том, какой была эпоха Кирсана

«Я без Калмыкии проживу, Калмыкия без меня — нет», — сказал будущий глава республики Кирсан Илюмжинов во время своей самой первой предвыборной кампании. С тех пор минуло 17 лет, и всё это время он и Калмыкия действительно были нераздельны. Вполне возможно, что период с 1993 по 2010 годы в Калмыкии будут называть именно «эпохой Илюмжинова», в ходе которой маленькая степная республика приобрела большую известность в мире шахмат, а её лидер прославился как один из самых одиозных политиков своего времени.

В этом году Кирсан Илюмжинов признался, что всё-таки не мыслит себя без Калмыкии. И по истечении четвёртого срока на посту главы республики (завершающегося 24 октября 2010 года) постарается найти возможность и впредь трудиться на её благо. А 21 сентября президент РФ Дмитрий Медведев назначил Илюмжинову «сменщика», внеся на рассмотрение калмыцкого парламента кандидатуру Алексея Орлова, первого заместителя председателя правительства Калмыкии. И стало понятно, что Калмыкия тоже не останется совсем уж «без Кирсана», поскольку из списка кандидатов на пост главы республики президент выбрал человека, максимально лояльного Илюмжинову. Так что последний сохраняет возможность влиять на ситуацию в регионе, при этом избавляясь от обременительной обязанности за эту ситуацию отвечать. Однако абсолютной его власть в Калмыкии больше не будет: эпоха Илюмжинова закончилась.

Богатый президент бедной республики

Кирсан Илюмжинов возглавил Калмыкию, будучи 31 года от роду. В 1993 году он победил на выборах с лозунгом «Богатый президент — богатая Калмыкия», подтверждая реноме «богатого» поездками по республике на длинном белом «Линкольне» и раздачей доверчивым степнякам бесплатного молока и хлеба. Собственное благополучие тогда и после объяснял просто: в 1989 году стал управляющим советско-японской фирмы «Эко-Радуга», был генеральным директором, дилером по продаже японских и южнокорейских автомобилей, а в те годы подобный бизнес приносил едва ли не тысячепроцентные прибыли…

В итоге молодой харизматичный миллионер получил на выборах 65% голосов, а через год уже примерял традиционные белые одежды калмыцкого хана, поднесённые в подарок представителями местного бизнеса. Этот символический жест оказался пророческим: Илюмжинов стал для Калмыкии именно «ханом» — авторитарным и жёстким у себя на родине, обаятельным и дипломатичным — в многочисленных зарубежных поездках или кремлёвских кабинетах, знающим толк в разнообразных дворцовых интригах, умеющим окружить себя подходящей свитой. И, разумеется, весьма состоятельным. Настолько, чтобы позволить себе шесть «роллс-ройсов» разных цветов (дабы всякий раз соответствовать случаю) или иметь возможность выкупить бриллиантовую шахматную корону Гарри Каспарова весом 7,5 кг из золота и платины с чёрными и белыми бриллиантами. А также финансировать экзотичные проекты вроде строительства в одном из беднейших российских регионов самого большого в Европе буддийского храма или «шахматного города» Чесс-Сити, который элистинцы тут же окрестили «Нью-Васюками». Личное увлечение шахматами хан Кирсан сумел превратить в общенациональное: сегодня шахматы включены в обязательную школьную программу Калмыкии и любой ребенок здесь неплохо разбирается в этой древней и благородной игре.

Вот только главный свой предвыборный лозунг — сказку о всекалмыцком богатстве от «богатого президента» — Кирсан Илюмжинов так и не смог сделать былью, как ни старался. В 1995-м добился создания в республике офшорной зоны, но вместо инвестиционного бума получил лишь претензии Москвы: очередная проверка выявила серьёзную недостачу по налогам в федеральный бюджет. В итоге зону ликвидировали. В 2001-м заявил о строительстве порта, который превратит степную Калмыкию в «морскую республику», откуда пойдут корабли в Иран. Собирался даже международный космодром построить, но выстроил только аэропорт, в который три раза в неделю прилетает один самолёт… Одним из последних мегапроектов Илюмжинова, призванных изменить жизнь калмыков, стало строительство в республике газоперерабатывающих заводов. Договорённости с главой «ЛУКОЙЛа» Вагитом Алекперовым были достигнуты, даже место выбрано — поселок Артезиан в Черноземельском районе. Но чуть ли не в последний момент «ЛУКОЙЛ» передумал, предпочтя малопонятной Калмыкии с её одиозным «ханом» гораздо более предсказуемое Ставрополье.

По большому счёту, спустя 17 лет после «воцарения» Илюмжинова Калмыкия осталась всё той же — безлюдной полупустыней на границе Европы, безнадёжно отстающей от подавляющего большинства российских регионов по экономическим показателям (согласно данным Росстата, по среднедушевым доходам населения Калмыкия среди субъектов федерации занимает последнее, 81-е, место, по уровню безработицы — 79-е). Изменилась, пожалуй, лишь столица Элиста, где за время правления «хана Кирсана» появились пагоды и статуя Будды, храмы основных мировых религий и уже упомянутый Чесс-Сити. Сам же Кирсан Николаевич при случае обязательно напоминает о построенных в Калмыкии дорогах с твёрдым покрытием и «стопроцентной газицификации» — дескать, это ли не богатство народное?..

Политика гроссмейстера

Талантливый шахматист (в 14 лет — чемпион Калмыкии по шахматам среди взрослых, с 1995 года — президент ФИДЕ), Илюмжинов всегда подбирал собственное окружение с таким же тщательным и холодным расчётом, с каким анализировал расстановку фигур на шахматной доске. В его свите изредка попадались люди случайные, но практически никогда — способные переиграть самого Илюмжинова. При нём в Калмыкии фактически забыли о клановости: традиционное разделение калмыков на западных (бузавов, из которых вышел сам Илюмжинов), центральных (дервюдов) и восточных (тургудов) перестало иметь значение. Президент создал собственный «административный» клан, отбирая в него людей по принципу личной преданности. Это довольно долго обеспечивало стабильность его положения во главе республики. Играя в команде Илюмжинова, следовало соблюдать главное правило — как всякая шахматная фигура, знать свое место.

Впрочем, дабы избавить фигуры от соблазна стать слишком самостоятельными и затеять собственную игру, их время от времени просто убирали с доски: за 17 лет кабинет министров в Калмыкии менялся десять раз. Пожалуй, единственной ошибкой в этой кадровой политике стал теперь уже бывший мэр Элисты Радий Бурулов. Почти три года назад Илюмжинов, отправив в отставку очередное правительство (кстати, возглавляемое русским — Анатолием Козачко, ныне спикером калмыцкого парламента и одним из «технических» кандидатов на пост главы республики), вызвал градоначальника к себе в кабинет и предложил ему тоже уйти в отставку по собственному желанию. Мэр не только не пожелал уходить, но и публично заявил, что Илюмжинову самому пора на покой, потому как с обязанностями главы республики тот не справляется. Бурулова поддержало большинство депутатов Городского собрания Элисты. Впервые в новейшей истории республики против «хана Кирсана» выступила не привычная оппозиция, не имеющая сколько-нибудь значимого ресурса, а бывший соратник, которого в своё время даже считали преемником Илюмжинова.

Ответный ход последовал незамедлительно: в начале 2008 года Радий Бурулов неожиданно стал фигурантом уголовного дела о превышении должностных полномочий. Его обвинили в незаконно проведённом конкурсе на поставку ГСМ для нужд муниципалитета, в результате чего контракт получила близкая к мэру фирма «Баррель», а республиканской казне был нанесён ущерб в размере около 700 тысяч руб­лей. Долгое и драматичное судебное разбирательство, сопровождавшееся арестами и освобождениями Бурулова, демонстративным самороспуском элистинского Горсобрания и его новыми выборами, а также многочисленными обличительными заявлениями самогó опального мэра, закончилось лишь в марте нынешнего года. Бывшего «преемника» в итоге приговорили к четырём годам лишения свободы условно с лишением права занимать государственные и муниципальные должности.

Правда, политического веса эта весьма условная победа Илюмжинову не добавила — слишком уж трудно далась. Для федерального центра скандальная партия «Илюмжинов-Бурулов» стала скорее своего рода «звоночком»: в республике необходимо что-то изменить. К тому же у самого Илюмжинова подходил к концу четвёртый президентский срок, да и комиссия Генпрокуратуры РФ по противодействию коррупции выявила в регионе довольно неприятные для её руководства факты — в итоге были уволены несколько калмыцких чиновников, которые считались приближёнными к Илюмжинову. А тут ещё инопланетяне…

Всё равно на коне

В апреле этого года в авторской телепрограмме Владимира Познера глава Калмыкии рассказал о своем опыте «контактёра» с носителями инопланетного разума, который якобы приобрёл ещё в 1997 году. И добавил, что он вообще-то не один такой, что многие современные политики имели подобный опыт, только рассказывать о нём боятся. А потом заявил, что живёт уже 69-й раз. И что готов уйти в монастырь, чтобы медитировать, создавая «положительную ауру» для Калмыкии. Похоже, в эфире у Познера он уже знал, что ни терять, ни бояться ему нечего, вот и выложил многомиллионной российской аудитории всю правду про инопланетян и так далее. Как бы то ни было, в списке кандидатов, предложенном «Единой Россией» Дмитрию Медведеву, Кирсана Илюмжинова не оказалось. А вскоре он сам заявил СМИ, что просил товарищей по партии не рассматривать его в качестве возможного главы республики.

Впрочем, после внесения российским президентом кандидатуры Алексея Орлова в Народный Хурал (парламент) Калмыкии стало понятно, что знаток шахмат и политических интриг Илюмжинов и тут оказался вовсе не в проигрыше. Первый зампред республиканского правительства и постоянный представитель Калмыкии при президенте РФ, Орлов вряд ли может считаться официальным «преемником» Кирсана Илюмжинова, однако известно, что именно его кандидатуру в последнее время активно лоббировал уходящий калмыцкий глава. Наблюдатели как в республике, так и за её пределами, полагают, что из всех четырёх кандидатов именно Орлов наиболее близок к Илюмжинову. Известно, например, что у них давно сложились дружеские отношения. При этом должность постпреда Калмыкии при президенте РФ не позволяет считать Орлова полностью «человеком Кирсана». По мнению ведущего эксперта Центра политической конъюнктуры России Оксаны Гончаренко, «Илюмжинов получил возможность выдвинуть лояльного кандидата в ходе неформальных переговоров, которые предшествовали его отставке. Он продемонстрировал адекватное понимание федерального курса и сам предложил не выдвигать его кандидатуру». Кроме того, есть основания полагать, что при всей своей одиозности Кирсан Илюмжинов сегодня нужен федеральному центру отнюдь не в качестве «бывшего». Так, по мнению политолога Виталия Арькова, без его участия трудно достижимы некоторые цели международной политики России, прежде всего в Монголии и других «буддистских» странах. «Глава Калмыкии располагает неплохими личными контактами среди представителей монгольской политической и деловой элиты, — говорит г-н Арьков. — Как минимум с тремя министрами монгольского правительства он находится в дружеских отношениях, с некоторыми вместе учился»

Так что вряд ли Кирсан Николаевич в ближайшее время полностью уйдёт в медитацию на благо Калмыкии — земных дел хватит на всю его 69-ю жизнь. 

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№37-38 (126) 27 сентября 2010
Сочинский форум
Содержание:
Инфраструктура снизу

Сочинский инвестиционный форум показал, что субъекты юга России постепенно вырабатывают общие посткризисные решения, позволяющие максимально эффективно продавать потенциал региона. В массовом порядке они теперь предлагают инвесторам разного рода индустриальные парки, кластеры и промзоны

Реклама