Небеса едва не подарили бренд

P.S.
Москва, 11.10.2010
«Эксперт Юг» №39-40 (128)

Тот факт, что архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан сам предложил запатентовать для воды в источниках Кавминвод слоган «Богом гарантированное качество», иначе как подарком свыше не назвать. Криэйторы в восторге: они-то Бога на этикетку наклеить не решились бы — а тут сама церковь предложила.

Даже если произошедшее на Ставрополье объяснимо лишь пылом публичного выступления, надо признать: такие ситуации иногда нужны, чтобы лишний раз напомнить об отличиях Божьего дара от яичницы.

На деле неясно, вкладывал ли владыка Феофан в свои слова значение конкретного предложения, которое сразу же было вычитано в них ставропольским губернатором Валерием Гаевским. Когда архиепископ выступал на праздновании 200-летия Железноводска в конце сентября в присутствии предприимчивого губернатора, согласно видеозаписи, проходившей в эфире «Пятого канала», о здешней минеральной воде он сказал, в частности, следующее: «Напишите: “Богом гарантируемое качество”. И я вам обещаю, что это будет соответствовать истине!» Возможно, это была просто фигура речи. Но Гаевский слово «напишите» понял прямо — и незамедлительно дал поручение запатентовать предложенный слоган.

Агентством «РБК» приводится ещё и такая фраза, якобы сказанная Феофаном: «Гарантия Бога надёжнее, чем у людей: она больше ста процентов». Из этого утверждения уже действительно можно сделать вывод о том, что архиепископ понимал, что он говорил: он прямо сравнивал земные человеческие гарантии и «гарантии Бога». Именно это сравнение вызывает желание спорить.

Ценность земных гарантий выражается в земной же цене. А сколько в таком случае должны стоить гарантии небесные? Больше? Или ничего? А как гарантированное Богом качество соотносится с международными системами качества? А кто будет отвечать, если, не дай Бог, живот у смертного заболит? Как ни отвечай на эти вопросы, всё равно сядешь в лужу в попытке не оскорбить религиозные чувства человека православной культуры.

Православие часто называют ортодоксальным учением — эта ортодоксальность усматривается в том, что в какой-то момент учение закрылось от перемен, навязываемых любой современностью — чтобы сохраниться как христианское учение в его первоначальном виде. Эта закрытость обусловливает, с одной стороны, независимость внутреннего мира, за организацию которого отвечает религиозное мышление, от внешних обстоятельств. Отсюда отчасти и парадокс «русской души»: её содержимое от обстоятельств не зависит, тем она и удивительна. Но, с другой стороны, из той же духовной независимости начиная с Петра Чаадаева выводятся беды самой страны — прежде всего необустроенность её быта, который остался как бы неподключенным к внутреннему движителю.

Вот, к примеру, совершенно православный анекдот. Крупный бизнесмен оказывается после смерти перед апостолом Петром, который не впускает его в рай. Предприниматель говорит, что всю свою жизнь помогал строить храмы. Слуга Господень просит его минутку подождать и отходит посоветоваться со своими. Возвращается и говорит: «Знаете, мы тут посовещались… Деньги мы вам, наверное, вернём».

Ну не принято в этой культуре монетизировать то, что имеет отношение к сфере религиозных ценностей. Католические индульгенции всегда были смешны и нелепы для представителя православия. Нельзя выкупить грех, обналичить благодать, подменить веру обильным подаянием. И теперь легко представить, какой дискомфорт возник в душе православного, когда он услышал, что Господь отныне поможет увеличить продажи ставропольских минеральных вод — хоть и спору нет, что они уникальны.

Действия ставропольского губернатора не удивляют. Он — образчик совершенно светского прагматичного мышления, для которого не использовать имеющиеся под рукой ресурсы — значит похоронить их. Гаевскому надо развивать региональные бренды. Он мечтает сделать из Кавминвод оте­чественные Карловы Вары. Протяни такому палец — руку оттяпает: молодец — настоящий слуга своего региона.

И реакция разного рода копирайтеров тоже предсказуема. Они в восторге. Русская православная церковь им дарит такое поле для работ! Кто из их братии не мечтал заручиться поддержкой небес в своих маленьких и ничтожных делишках? С каким бы удовольствием они штамповали слоганы типа «Благодать в каждой бутылке», «Минеральная вода: смой грехи!» и т. д. Это их профессия, они работают с любым материалом. Они будут копать, где скажут.

А вот логику архиепископа Феофана понять труднее. Ведь это отнюдь не рядовой батюшка. Феофан — один из самых влиятельных политиков Ставрополья и всего Северного Кавказа. Именно в связи с попаданием его имени в политический рейтинг региона «Эксперт ЮГ» два года назад брал у владыки интервью. И сейчас архиепископ Феофан подал, по идее, пример, который с лёгкостью может быть тиражирован его коллегами в других регионах. Мало ли чего можно найти гарантированного Богом! Уголь, нефть, леса, пшеница, моря и реки, хорошие люди. Страшно даже подумать, сколько претендентов найдётся на небесные гарантии. Так о чём он думал? Как такое могло произойти?

«Я не сторонник того, чтобы отношения государства и церкви строились как взаимоотношения коня и наездника, — заявлял Феофан в том давнем интервью. — И не важно при этом, кто конь, а кто наездник. Я, например, не очень был бы рад, если бы церковь стала одним из государственных ведомств. Нужно партнёрство. И сейчас у нас как раз выстраиваются более или менее партнёрские отношения государства и церкви». Нас совершенно не смутили тогда эти слова, не смущают и сейчас. Пока речь не заходит о бренде минеральных вод. Вот где предел партнёрства, видимо. Да и зарегистрировать товарный знак «Богом гарантированное качество» будет сложно, если источник воды не находится, к примеру, на территории монастыря. В общем, всё просто: в руках патентоведов и копирайтеров от имени Бога остаётся только звук — вполне себе, кстати, православный вывод.

Новости партнеров

Реклама