Юг успел ощутить московскую хватку

Тема недели
Москва, 11.10.2010
«Эксперт Юг» №39-40 (128)
За бывшим столичным мэром и его окружением стоит значительный объём инвестиций в экономику юга России, однако Юрий Лужков не смог, не захотел или не успел обратить их в политический капитал

Юг всегда был в сфере особого внимания Юрия Лужкова и приближённых к нему людей. Ещё в конце 90-х годов прошлого века ЗАО «Интеко-Чесс», зарегистрированное в Элисте, стало одним из подрядчиков строительства в калмыцкой столице шахматного города Чесс-Сити. Примечательно, что это вообще был один из первых крупных девелоперских проектов Елены Батуриной, ведь в то время её «Интеко» специализировалось скорее на производстве легендарных пластмассовых тазиков. После завершения строительства Чесс-Сити лужковский шурин Виктор Батурин в конце 1998 года был назначен премьер-министром калмыцкого правительства, однако Кирсан Илюмжинов на этом посту, как известно, никого долго не держал. После отставки брата Елена Батурина попробовала заняться политикой, выдвинув свою кандидатуру на выборах в Госдуму от Калмыкии, но стать депутатом ей не удалось.

Полномасштабная южная экспансия связанного с московским мэром капитала началась в «нулевых», вместе с расширением империи «Интеко» и круга компаний, которые курировал или лоббировал Лужков. В итоге, по словам директора Центра системных региональных исследований и прогнозирования ЮФУ профессора Виктора Черноуса, интересы Лужкова и его группы оказались в том или ином виде представлены практически во всех регионах юга России. Однако при этом Лужков был не так всемогущ, как иногда кажется, напоминает один из ведущих российских экспертов в области социальной и экономической географии, доцент географического факультета МГУ Владимир Горлов. «Его сфера деятельности в основном замыкалась на подвластную ему территорию, а за её рамками он часто имел только головную боль, — поясняет г-н Горлов. — За пределами Москвы не было таких высоких доходов, как в столице, а масштаб московских доходов оказывался столь велик, что не хватало сил переварить их все». Поэтому, несмотря на обилие проектов, Лужкову так и не удалось выстроить на Юге свою империю.

Градообразующий инвестор

И всё же крупнейшие за пределами Москвы активы «Интеко» находятся именно на юге России. Это Ростовский комбинат крупнопанельного домостроения, два цементных завода в Краснодарском крае (Верхнебаканский и «Атакайцемент» под Новороссийском), а также объекты «дочки» «Интеко» — строительной компании ЗАО «Патриот». Последняя сегодня реализует в регионе два масштабных проекта. На выезде из Ростова в сторону Таганрога строится жилой район «Западные ворота» (площадь участка — 32,7 га, проектная площадь жилья — 388 тысяч кв. м), завершение проекта планировалось на 2015 год. А в Прикубанском районе Краснодара «Патриот» приступил к созданию ещё большего жилого комплекса эконом-класса общей площадью 62 га и жилой 406 тысяч кв. м. Соответствующее соглашение между застройщиком и кубанской администрацией было подписано в марте на каннской выставке MIPIM. Ввод в эксплуатацию первой очереди этого микрорайона намечен на конец 2012 года, цикл строительства должен был занять шесть лет. Как утверждал весной вице-президент «Интеко» по строительству Олег Солощанский, планируемый объём инвестиций «Патриота» составит около 8,5 млрд рублей, при этом в рамках проекта в Краснодаре предполагалось создание домостроительного комбината (ДСК).

Весной Елена Батурина заявляла, что готова отдать Внешэкономбанку 50% акций «Патриота» в обмен на финансирование реконструкции и строительства своих ДСК в объёме 350 млн долларов. 30 сентября президент ВЭБа Владимир Дмитриев сообщил, что при получении от «Интеко» достаточной документации по строительству ДСК в Ростовской области корпорация готова рассмотреть возможность участия в этом проекте и «принять решение в соответствии с принятыми процедурами». Однако гипотеза, что по сигналу сверху госбанки-кредиторы «Интеко» — Сбербанк, Газпромбанк и ВТБ — могут пересмотреть финансирование проектов компании, имеет право на существование. А главный кредитный орган столичной мэрии — Банк Москвы — после отставки Лужкова, по словам собеседников «Эксперта ЮГ», может существенно сдать позиции. «Проекты «Интеко» — самое уязвимое звено империи Лужкова, — говорит московский политолог, пожелавший сохранить анонимность. — Дело в том, что эти проекты дают высокую прибыльность за счёт создания с помощью политико-административных рычагов квазимонополистических условий. Например, выделение на очень льготных условиях лакомых кусков земли под застройку, «творческий бухучёт» и так далее. Эти условия очень быстро исчезнут, как только прекратится политическое прикрытие».

Между тем, реализация проектов «Интеко» в Ростове и Краснодаре имеет политическое значение, поскольку указанные жилые комплексы преподносились компанией как доступное жильё эконом-класса, и завершить их строительство — вопрос принципиальной важности для региональных властей. Другой вопрос, кто именно это будет делать¸ точнее, кому в итоге отойдут активы «Интеко», но это решение будет приниматься точно не на Юге. В любом случае свято место не останется пустым, резюмирует Владимир Горлов.

Кавказские плацдармы

На Северном Кавказе наиболее явные интересы у Лужкова были в Карачаево-Черкесии. Основным московским плацдармом в этой республике является принадлежащий столичному правительству тепличный комбинат «Южный», который считается крупнейшим в своем классе предприятием в Европе (общая площадь теплиц — 144 га). Это хозяйство, уже более 30 лет напрямую поставляющее в Москву овощи и цветы, Юрий Лужков навещал не раз, попутно анонсируя крупные проекты для республики. Солидная делегация столичных чиновников посетила Карачаево-Черкесию с целью изучения её инвестиционного потенциала ещё в 2004 году — тогда предполагалось, что Москва будет вкладываться в многоэтажное строительство, гостиничную инфраструктуру Домбая и розлив питьевой воды.

Последний визит Лужкова в республику состоялся прошлой осенью. Тогда на въезде в Черкесск его встречал плакат «Москва — сердце России, а Лужков — её мотор». В эту поездку Лужков заявил, что Москва готова инвестировать 600–700 млн рублей в постройку в Домбае гостиничного комплекса площадью 10 тысяч кв. м при условии выделения земельного участка. Под стройку планировалось отдать одну из больших домбайских гостиниц, оставшихся с советских времен. Кроме того, Лужков выказал интерес к развитию в КЧР мясного животноводства и к восстановлению черкесского химобъединения имени Цахилова, одного из некогда крупнейших в СССР лакокрасочных производств.

Первый проект, в рамках которого предполагалось сделать Карачаево-Черкесию российским центром разведения скота абердино-ангусской породы, уже стартовал. Как утверждал в июне в интервью «Эксперту ЮГ» президент КЧР Борис Эбзеев, республика приобрела полторы тысячи нетелей абердино-ангусов, а её правительство разработало программу развития мясного животноводства.

В марте этого года в ходе встречи со столичным вице-мэром по продовольствию Александром Бабуриным тогдашний премьер республики Владимир Кайшев заявил, что в создание мясного холдинга планируется инвестировать 30–40 млн евро, причём это будут деньги федерального и московского бюджетов, а Карачаево-Черкесия только предоставит землю. «Наша поездка — прямое поручение Юрия Михайловича Лужкова, — заявил тогда г-н Бабурин. — Мэр Москвы считает Карачаево-Черкесию стратегически важным партнёром столицы на юге России. Мы изучали многие регионы, но полагаем, что наиболее перспективна в организации сотрудничества в этом направлении именно Карачаево-Черкесия». Что касается комбината «Южный», то в его реконструкцию Лужков планировал вложить миллиард рублей, ежегодно заменяя по 12 га теплиц, и эти работы вряд ли будут приостановлены. А вот судьба обещанных Домбаю сотен миллионов весьма туманна: как сообщили «Эксперту ЮГ» в пресс-службе президента Карачаево-Черкесии, это были просто намерения и никаких конкретных действий за ними пока не последовало.

Немалые интересы у Лужкова были и в Абхазии. Ещё в июле 2006 года в ходе встречи с президентом республики Сергеем Багапшем Лужков от своего имени объявил, что Москва «будет строить свои взаимоотношения с Абхазией как с самостоятельным государством, независимо от позиции Тбилиси».

Тогда же был подписан договор о строительстве культурно-делового центра «Дом Москвы в Сухуми» на улице Когония — живописном участке в 0,24 га на набережной Чёрного моря. При этом столичный градоначальник отметил, что он заинтересован в строительстве в Абхазии деловых центров, туристических комплексов и здравниц. Попутно было озвучено намерение приобрести санаторий «Украина» в Гаграх, перестроив его под отель «Москва» для отдыха «жителей российской столицы». Источник, близкий к сделке, утверждал тогда, что «Москву» купила группа «Интеко».

В ответ президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что «экономические интересы Юрия Лужкова в Абхазии будут конфискованы», так как это означает с его стороны простую «скупку краденого». С Саакашвили у Лужкова отношения не сложились с самого начала. Ещё в 2004 году московский мэр лишился своих интересов в Аджарии (в том числе контроля над частью оборота Батумского НПЗ), когда были конфискованы активы её свергнутого президента Аслана Абашидзе — его Лужков как-то назвал «самым близким к себе человеком, к которому хочется быть ещё ближе». Однако сразу после того, как Сочи был объявлен столицей Олимпиады-2014, Лужков заявил, что без участия Абхазии представить проведение игр невозможно, и незамедлительно подписал с Сергеем Багапшем новый протокол о сотрудничестве. В конце прошлого года грузинский источник утверждал, что Лужкову в Абхазии принадлежат санаторий «Амра», пансионаты «Гагрипш» и «Колхида», гостиницы «Златые врата» и «Сана» в Гагре, в Пицунде — база отдыха «Золотая гора» и комплекс пансионатов «Курорт Пицунда», в Сухуме — гостиницы «Рица», «Абхазия», «Сухуми» и большой участок земли в центре города, на котором идёт строительство развлекательного центра и гольф-клуба. Впрочем, в Абхазии, скорее всего, хорошо понимали, с кем имеют дело: за все годы россияне так и не получили возможность прямой покупки недвижимости в этой республике. «У Абхазии сложная система взаимоотношений с московским капиталом, — полагает Виктор Черноус. — Абхазия, безусловно, заинтересована в приходе инвестиций, но настороженно относится к агрессивному проникновению этого капитала. То же самое можно сказать и о бизнес-сообществе юга России в целом».

Несостоявшийся гамбит

Но самый интересный аспект сюжета «Лужков и Юг» — это, разумеется, интересы бывшего столичного мэра в Сочи. О том, что эти интересы велики, Лужков неприкрыто дал понять в ходе последней кампании выборов мэра олимпийской столицы весной 2009 года. На то у Лужкова был прямой резон: на пост сочинского главы претендовали его злейшие враги — автор разоблачительного доклада «Лужков. Итоги» Борис Немцов и депутат Госдумы и владелец Национальной резервной корпорации Александр Лебедев. В итоге, как известно, Лебедева не зарегистрировали, а Немцов проиграл Анатолию Пахомову, которого Лужков приезжал поддерживать лично, после чего связи двух столиц — российской и олимпийской — стали крепнуть на глазах.

К примеру, летом прошлого года г-н Пахомов заявил, что Лужков предоставил для рекламы Сочи 113 бесплатных СМИ, а через год после тех скандальных выборов Сочи и Москва подписали соглашение, согласно которому до 2014 года столичный стройкомплекс построит на главном российском курорте 160 тысяч кв. м жилья — в 2,5 раза больше, чем уже было возведено ранее. При подписании этого соглашения Юрий Лужков даже назвал одну из фирм, которую он хотел бы видеть среди главных застройщиков — речь шла о концерне «МонАрх». Его основателем является Сергей Амбарцумян, бывший замруководителя департамента градостроительной политики, развития и реконструкции Москвы, а затем общественный советник курировавшего столичный стройкомплекс теперешнего и. о. мэра Владимира Ресина. Лужковские пожелания воплотились в жизнь довольно быстро: нынешним летом «МонАрх» стал генеральным проектировщиком и подрядчиком офисного комплекса в Имеретинской низменности площадью 30 тысяч кв. м, в котором разместится центр управления Олимпийскими играми. А незадолго до этого человек Лужкова появился и в «Олимпстрое»: в начале июня вице-президентом госкорпорации стал бывший руководитель столичного департамента городского заказа капитального строительства Леонид Моносов; именно его называют одним из наиболее близких к Елене Батуриной людей.

Главным сочинским проектом самой хозяйки «Интеко» является строительство жилого комплекса «Олимп 2014» на Курортном проспекте площадью 134 тысячи кв. м. Объём инвестиций в этот объект оценивался экспертами в 160–300 млн долларов, завершить строительство планировалось в 2013 году. Кроме того, г-жа Батурина владела участком земли в Красной Поляне, который планировалось присоединить к одному из местных горнолыжных курортов. Судя по всему, супруга московского мэра рассчитывала более масштабно включиться в олимпийскую стройку на её завершающих этапах и для этого проводила подготовительные операции. Так, в феврале этого года по инициативе «Интеко» правительство внесло изменения в перечень не облагаемого НДС импортного оборудования для производства цемента. Эта льгота позволила компании сэкономить 353 млн рублей при ввозе датского оборудования для новой линии Верхнебаканского цемзавода, которую планировалось запустить в следующем году. А чуть ранее правительство предоставило «Интеко» гарантии на 8,4 млрд рублей — под эту сумму планировалось взять в Сбербанке и ВТБ кредиты на модернизацию предприятия.

Так или иначе, вхождение приближённых к Лужкову девелоперов в олимпийские стройки только начиналось. Но, конечно же, самое интересное в истории с Олимпиадой — почему Лужков не стал завершать свою политическую карьеру в Сочи. Ведь ему, убеждены многие эксперты, предлагали пост главы «Олимпстроя», но он предложение не принял. Правда, сам Юрий Михайлович в первом интервью после отставки отверг эту гипотезу, но это не значит, что в сюжете «Московский стройкомплекс и Олимпиада» поставлена точка. «В олимпийских проектах самого Лужкова нет, — уверен Владимир Горлов. — А вот участие СУ-155 и некоторых других московских компаний, видимо, есть. Но и это не страшно. Никто не даст им уйти из этих проектов просто так и не выполнить своих обязательств. Ставки пока слишком высоки».

У партнеров

    Реклама