Финансовый дежурный по Кавказу

Тема недели
Москва, 08.11.2010
«Эксперт Юг» №43-44 (132)
Ряд проектов, которые предложены для реализации в рамках Стратегии развития СКФО, уже сегодня финансирует Северо-Кавказский банк Сбербанка России

На недавнем заседании Совета Федерации при обсуждении Стратегии развития СКФО поднимался вопрос о необходимости активного привлечения на Северный Кавказ инвесторов — добровольцев для реализации поставленных перед регионом задач недостаточно. Однако Сбербанк сегодня инвестирует в миллиардные проекты региона так же, как и в предыдущие годы. В пору кризиса в кредитовании региональной экономики была ведущей доля госбанков — именно они могли предоставить предприятиям средства в необходимых объёмах. И сегодня доля Северо-Кавказского Сбербанка в корпоративном кредитном портфеле округа составляет около 50%. Впрочем, эти объёмы обеспечены не государственными вливаниями — ресурсная база банка сформирована в основном за счёт средств частных вкладчиков: 72% общего депозитного портфеля СКФО принадлежит территориальному Сбербанку.

Председатель Северо-Кавказского банка Сбербанка России Виктор Гаврилов считает, что банк выполняет в регионе роль драйвера экономического роста. Во многом стратегию банка формировал и сам г-н Гаврилов: с 1987 года он работал в системе тогда ещё государственных трудовых сберегательных касс. В 1991 году возглавил Ставропольский банк Сбербанка России, а в 2001 — созданный на его базе Северо-Кавказский Сбербанк. Список наград Виктора Гаврилова впечатляет:  серебряный и золотой почётные знаки Сбербанка, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орден Почёта.

— Как сегодня развивается Северо-Кавказский Сбербанк? Какова динамика основных показателей?

— Динамика развития Северо-Кавказского банка во многом обусловлена его уникальным положением в структуре Сбербанка. Мы — единственный территориальный банк в нашей системе, работающий сразу в восьми субъектах Российской Федерации. Ставропольский край, шесть республик Северного Кавказа и Калмыкия — всё это территории с очень разным уровнем развития экономики и востребованности банковских услуг. Собственно, создание объединённого Северо-Кавказского банка в 2001 году в какой-то мере предвосхитило сегодняшний процесс масштабной экономической интеграции Северного Кавказа в рамках федерального округа, смысл и задачи которой мы, уже исходя из своего опыта, хорошо понимаем.

Сегодня банк растёт по всем показателям. Так, по состоянию на 1 октября общий объём кредитного портфеля превысил 122,3 миллиарда рублей. Большую его часть составляют кредиты, выданные юридическим лицам — 83,1 миллиарда рублей. Причём наши темпы роста корпоративного кредитования выше общей динамики основных качественных показателей развития субъектов СКФО. Если в экономически наиболее развитом Ставропольском крае рост инвестиций в основной капитал за первые шесть месяцев 2010 года составил 2,8 процента, то ссудная задолженность ставропольских предпринимателей в нашем банке за это же время выросла на 5,2 процента — почти в два раза больше.

Обнадёживающий посткризисный рост демонстрирует розница. Кредитный портфель частных клиентов вырос на 12,6 процента, а объём депозитов физических лиц и того больше — на 15,2 процента, достигнув рекордных 98,9 миллиарда рублей.

Особая миссия на Кавказе

— Существуют ли специфические функции Сбербанка на Северном Кавказе с учётом определённой депрессивности региона?

— Наша специфика на Северном Кавказе — та же, что и в масштабах страны в целом: быть проводником государственной экономической политики. И в этом смысле никаких скидок на депрессивность мы себе позволить не можем. Все годы мы занимали активную позицию на финансово-инвестиционном рынке региона, при этом никогда не замыкаясь исключительно в рамках банковского бизнеса.

Наша цель — стать основным драйвером экономического роста на Северном Кавказе, генерировать кредитный спрос, способствовать выходу экономики из тени и росту социальной стабильности, что, в свою очередь, открывает новые перспективы для самого банка.

А по поводу депрессивности региона я бы выразился иначе. Это не родовой признак Северного Кавказа. Напротив, во многих отношениях, и не только в природно-климатическом, это богатейшая территория, несравнимая по потенциалу с целым рядом других. Просто в силу известных причин серьёзный «спрос на Кавказ» оставался, как говорят банкиры, отложенным, а интерес инвесторов к местным бизнес-проектам — спорадическим. Появление же Северо-Кавказского федерального округа, недавно предпринятые правительством меры по созданию здесь инвестиционной инфраструктуры в корне меняют ситуацию. Своё участие в развитии региона мы видим не только в привычной роли инвестора; рассчитываем, что специалисты банка будут привлечены к решению наиболее актуальной сегодня задачи — созданию механизмов реализации экономической политики СКФО.

— Где на Северном Кавказе основные точки роста для банковского бизнеса?

— Агропромышленный и туристско-рекреационный кластеры, строительный и нефтегазовый комплексы, транспортная логистика — все основные экономические направления, обозначенные в Стратегии развития Северного Кавказа до 2020 года, являются точками роста для банковского бизнеса. Более того, не первый год они являются и приоритетами работы Северо-Кавказского банка. Мы хорошо знаем специфику перечисленных направлений, имеем большой опыт эффективного сотрудничества с этими сферами и намерены сегодня активно его использовать. Полагаю, что финансовые, технологические и организационные возможности нашего банка будут максимально востребованы, учитывая масштаб и сложность уже обозначенных инфраструктурных проектов.

— А инновационный бизнес, который сейчас активно развивается на Ставрополье и в некоторых республиках?

— Пока это направление только зарождается, на рынок выходят единичные проекты, и с ними мы также точечно работаем. Так, банк прокредитовал создание сети высокоскоростного доступа в интернет по технологии Wi-Fi в Ставрополе и Невинномысске, выделил заёмные средства на развитие тепличных хозяйств на основе гидропоники, профинансировал строительство завода по выпуску нового высокопрочного кирпича.

В то же время банк готов вкладывать средства в любые разумные инновационные идеи. Специалисты банка сейчас разрабатывают специальные кредитные продукты для инновационного бизнеса. Главное, чтобы государство было готово разделить с нами высокие инвестиционные риски. А для этого нужны соответствующие механизмы. Одним из них мог бы стать инвестиционный (венчурный) фонд для финансирования инновационных проектов. Например, если венчурный фонд выделит 40 процентов необходимых для реализации проекта средств, то территориальный банк сможет уже всерьёз рассматривать вопрос о предоставлении оставшихся 60 процентов. По такой выверенной и сбалансированной схеме мы смогли бы начинать финансирование наиболее эффективных инновационных проектов даже на стадии стартапа. Полагаю, именно так у нас пойдёт кредитование инноваторов. Сейчас мы ждём начала работы региональных венчурных фондов, в первую очередь Ставропольского, формирование которого должно завершиться к концу этого года. Когда этот механизм начнёт действовать, инновационный бизнес будет развиваться более ускоренными темпами.

— Полпред президента в СКФО Александр Хлопонин определил общий объём финансирования проектов в рамках стратегии развития Северного Кавказа в размере 600 миллиардов рублей. Есть ли уже первые предварительные решения по финансированию проектов Сбербанком?

— Общий объём финансирования определён, но пока нам неизвестно, какие именно проекты вошли в окончательный вариант стратегии развития округа. Ещё до её принятия мы проанализировали инвестиционные предложения, разработанные органами власти обслуживаемых субъектов федерации и могущие быть реализованными. Из 500 рассмотренных проектов 63 наши специалисты оценили как перспективные, не требующие существенной доработки. Причём восемь из них банк уже начал кредитовать, идёт согласование деталей ещё семи проектов.

Так, объём инвестиций в комплексную модернизацию производства ЗАО «Ставропольсахар» составит более 1,7 миллиарда рублей. Ещё один крупный кредит банка — свыше 600 миллионов рублей — предоставлен на реконструкцию санаторно-курортного комплекса имени Калинина в Железноводске. Среди наиболее интересных хочу отметить проекты по расширению выпуска парфюмерно-косметической продукции компании «Арнест» с общим объёмом кредитования 590 миллионов рублей. В Невинномысске мы начали финансировать индустриальный технопарк, с формированием которого связываются большие надежды на развитие ставропольской экономики. На Сочинском форуме мы подписали инвестиционное соглашение с компанией «Магистраль» о финансировании строительства в Дагестане стеклотарного завода «Анжи-Стекло». Его проектная стоимость — более 6 миллиардов рублей, из которых 3,5 миллиарда готов инвестировать Северо-Кавказский банк.

«О полной “разморозке” говорить рано»

  Фото предоставлено пресс-службой банка
Фото предоставлено пресс-службой банка

— На Северном Кавказе был ощутим кризис? У вас были проблемы с крупными клиентами?

— Конечно, наш банк ощутил и кризисные явления, и проблемы с заёмщиками. Однако аграрная специфика региона позволила Северному Кавказу пройти дно кризиса в максимально щадящем режиме. Во всяком случае, столь разрушительного сжатия бизнеса, как в индустриальных регионах, мы не наблюдали.

Что же касается сложностей с клиентами, то к любым неожиданностям, в том числе и к пессимистическому варианту развития событий, мы были готовы. Сформированные банком резервы на возможные потери по ссудам, или, как их ещё называют, провизии, позволили нам сохранить собственную финансовую устойчивость. А наши шаги по минимизации кредитной нагрузки, рефинансирование и реструктуризация ссуд помогли ответственным деловым партнёрам.

Кстати, многие клиенты благодарны нам за то, что мы увидели слабые стороны в ведении бизнеса, помогли их исправить и в итоге спасли их предприятия. Но сейчас кризис проходит, и мы видим, что на арене остался цивилизованный предприниматель, а это позволяет нам несколько смягчить требования к заёмщикам.

— В общем портфеле банка традиционно значительна доля малого бизнеса. Как она изменилась в последнее время?

— Действительно, малый бизнес составляет 95 процентов корпоративной клиентуры Северо-Кавказского банка. Он же — наш основной и наиболее массовый заёмщик. Порядка 87 процентов всех корпоративных клиентов, пользующихся кредитами нашего банка, — малые предприниматели. В отраслевом разрезе наибольшую долю в портфеле занимают торговля — около 34 процентов, сельское хозяйство — 23 процента, промышленность — 16 процентов. Но отраслевых предпочтений как таковых у банка нет. Главный критерий оценки заёмщика — эффективность его бизнеса.

Что же касается финансового удельного веса малого предпринимательства в корпоративном кредитном портфеле банка, то он с начала 2010 года снизился на 2 процента. Мы связываем эту динамику не с уменьшением количества клиентов из числа малых предприятий — их-то, наоборот, стало больше, а с опережающим ростом кредитования среднего бизнеса. Это обнадёживающая тенденция, учитывая, что многие средние предприятия выросли из малых именно благодаря поддержке Сбербанка. Около 70 процентов наших нынешних клиентов — те, кого мы вырастили из малого бизнеса до среднего и выше.

Хорошей формой поддержки стали и гарантийные фонды. Сегодня они созданы во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа. В полную силу заработали, правда, ещё не везде. Но системные меры, предпринимаемые органами власти для стимулирования малого бизнеса, в частности, развитие инфраструктуры бизнес-инкубаторов и технопарков, усилия самого Северо-Кавказского банка по развитию кредитования предпринимателей позволяют нам рассчитывать на устойчивый рост этого сегмента. На днях мы запускаем новый беззалоговый кредитный продукт «Доверие», предназначенный для микробизнеса. Он обладает преимуществами обычного розничного кредита с той лишь разницей, что выдаётся на развитие бизнеса и рассчитан на массового потребителя.

— Этой весной в сфере кредитования крупного бизнеса произошёл перелом — возросла активность банков, улучшились условия предложений. Изменил ли что-то ваш банк в работе с крупным бизнесом? Какова динамика его кредитования в вашем банке?

— Из числа принципиальных изменений могу назвать возврат банка к докризисным ценовым параметрам кредитования и к долгосрочному финансированию. С 2009 года мы регулярно снижали ставки по кредитам для бизнеса. Сегодня у нас абсолютно рыночные, конкурентоспособные предложения, а в ряде случаев они даже лучше, чем в среднем по рынку.

Компании, которые являются лидерами бизнеса в своих отраслях, не свёртывали программ развития. Пример — предприятия агропромышленного комплекса. Так, у нас продолжает действовать большая кредитная линия для ЗАО «Ставропольский бройлер» на 3,2 миллиарда рублей. Недавно компания «АГРИКО» запустила в посёлке Штурм Ставропольского края вторую очередь мясоперерабатывающего комплекса, на строительство которого банк предоставил кредит более чем в 1,1 миллиарда рублей. Ещё 3,3 миллиарда будут выделены на третью очередь свиноводческого комплекса.

С привлечением кредитов Северо-Кавказского банка построен крупный комбикормовый цех компании «Райффайзен Агро» в Новоалександровске, продолжается строительство овощехранилища агрофирмы «Золотая Нива» в Красногвардейском районе. Интересные проекты сейчас реализуются при нашей поддержке в Кабардино-Балкарии, например, закладка садов и теплиц для выращивания экологически чистых фруктов и овощей, что является для нас абсолютно новым видом бизнеса с точки зрения цели финансирования. Всего в КБР по технологии шпалерного садоводства сегодня заложено 15 гектаров садов, планируется ещё 200. Банк намерен инвестировать и в строительство 80 гектаров теплиц для выращивания помидоров.

Можно констатировать, что интерес к кредитованию растёт у многих компаний, но о полной «разморозке» рынка говорить, наверное, ещё рано, и до конкретных решений переговоры доходят не всегда. Но идеи у бизнеса есть, и мы готовы их обсуждать. Полагаю, что в дальнейшем бóльшая их часть будет реализована.

— Вы ощущаете конкуренцию на рынке кредитования крупных клиентов? Ведь за них сейчас стали активно бороться многие банки.

— Да, и не только крупных. В разгар кризиса, когда бизнес занял выжидательную позицию и количество инвестиционных проектов резко сократилось, банки начали бороться буквально за любого качественного заёмщика. А сейчас, при наличии в банковской системе избыточной ликвидности, то есть привлечённых, и зачастую довольно дорогих, средств, которые необходимо разместить, конкуренция на рынке корпоративного кредитования приобрела особую остроту. Мы активно реагируем на ситуацию. Выходим на рынок с кредитными продуктами, более привлекательными по цене и качеству в самом широком смысле последнего понятия, включающем в себя скорость принятия решений, гибкость кредитных схем, высокий уровень сервиса.

— Ожидаете ли вы развития в регионе темы государственно-частного партнёрства (ГЧП) в связи с реализацией крупных проектов? Недавно, например, принят закон о ГЧП в Ставропольском крае. Как в таких проектах намерен участвовать ваш банк?

— Безусловно, это актуальная тема. Одна из ключевых задач, стоящих сейчас перед Кавказом — привлечение частных инвестиций, а государственно-частное партнёрство— эффективный, апробированный международной финансовой практикой инструмент взаимодействия с инвесторами. Реализация инфраструктурных проектов на основе ГЧП необходима для снижения издержек как существующего, так и возникающего бизнеса, для улучшения инвестиционного климата в регионе. Полагаю, что мы будем участвовать в инвестиционных проектах, реализуемых участниками партнёрства, но в какой конкретной форме — как банк-агент или кредитор — говорить пока преждевременно. Всё зависит от особенностей самого проекта, вида гос­поддержки и других нюансов.

— В рамках ипотечного кредитования вашими партнёрами являются компании-застройщики. Возможно ли расширение их списка? Насколько это может оживить строительный рынок региона?

— Мы активно сотрудничаем с 60 строительными компаниями, основная сфера деятельности которых — возведение доступного жилья. В период кризиса они перестроили работу, но сохранили свой бизнес. Ни одна строительная компания из числа наших партнёров не обанкротилась, не было случая, чтобы строители не исполнили своих обязательств перед банком. И хотя продажи идут не столь активно, потребность в жилье у людей есть и строительство продолжается.

Поскольку строительная отрасль — один из драйверов экономики, то, естественно, мы заинтересованы в том, чтобы рынок недвижимости вновь развивался. На это направлены как системные меры Сбербанка — отмена комиссий при выдаче кредитов населению, снижение процентных ставок и либерализация условий предоставления жилищных ссуд, так и наши мотивационные программы, совместные акции с застройщиками. И результаты есть. Если за весь 2009 год мы выдали 900 жилищных кредитов, то с начала нынешнего — уже 5 тысяч, на сумму свыше 3,5 миллиарда рублей. В денежном эквиваленте это вдвое больше, чем за аналогичный период прошлого года и один из лучших результатов в системе Сбербанка по всей России. То есть спрос на ипотеку растёт, а с другой стороны, есть потребность в финансировании у самих строительных фирм, которые тоже почувствовали себя более уверенно. Они не только увеличили объёмы продаж недвижимости, но и закладывают новые дома — в частности, в Ставрополе, Невинномысске, на Кавминводах. В настоящее время с привлечением кредитов Северо-Кавказского банка в округе строится 504 тысячи квадратных метров жилья. С начала года мы прокредитовали застройщиков на 2,5 миллиарда рублей.

— С администрациями ряда республик вы работаете в рамках подписанных соглашений. Какие преимущества это даёт всем заинтересованным сторонам — банку, правительствам, потенциальным потребителям услуг банка?

— Собственно, банк и инициировал подписание совместных соглашений, так как это даёт определённую системность в развитии, помогает объединить административные усилия с возможностями крупного финансового института. Такие соглашения работают не один год и позволяют добиться большего экономического эффекта для каждой территории.

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№43-44 (132) 8 ноября 2010
Банковская система
Содержание:
Кризис, отлитый в деньгах крупнейших

Рейтинг 250 крупнейших компаний юга России в этом году позволяет увидеть, какой оказалась цена кризиса для ведущих региональных корпораций. Если коротко, эта цена вдвое выше, чем в среднем по стране. Основной вклад в негативную динамику внесла промышленность, пострадавшая на Юге сильнее, чем в других регионах

Реклама