Главные «И» для регионов

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
24 января 2011, 09:54   Юг

На основе последнего рейтинга инвестиционной привлекательности регионов власти на местах могли бы сделать вывод, что направлений работы у них в этой сфере, как минимум, два — институты развития и инфраструктура коммуникации. Первые на Юге слабы, в том числе и потому, что нету второго

Если оценивать, как в целом выглядит юг России в рейтинге инвестиционной привлекательности регионов, то надо признать, что другой территории со столь широкой амплитудой потенциала и риска в стране сыскать трудно, — южане как открывают, так и замыкают этот рейтинг. В рейтинге (см. таблицу 1) чётко выделяются два региона-лидера (Ростовская область, Краснодарский край), четыре «середнячка» (Ставропольский край, Волгоградская и Астраханская область, Адыгея) и республики, находящиеся в зоне «высокого риска». Интересны индивидуальные траектории движения регионов в оценках экспертов и практические выводы для чиновников.

Работа над рисками

По изменению мест регионов-лидеров в рейтинге инвестиционного климата хорошо видно, что Краснодарский край, имевший в 2007–2008 годах максимальный потенциал в сочетании с минимальным риском, и Ростовская область со средним потенциалом в сочетании с минимальным риском, в результате кризиса опустились на две позиции. А вот в следующем сезоне Ростовская область сделала один шаг вверх, а Кубань — шаг вниз. При этом разошлись регионы в сфере рисков — ранг потенциала за год не изменился ни там, ни там (см. таблицу 2). Но за год на Кубани ранг риска вырос с 2 до 6, а на Дону снизился с 3 до 2.

Составители рейтинга обращают внимание на то, что исследование отражает состояние дел на начало соответствующего года. Это значит, что прошлогодние события в Кущёвке на рейтинге Краснодарского края отразиться, по идее, не успели. Наибольший вклад в ранг риска внесли три составляющих — экологический, криминальный и социальный факторы. На абсолютном минимуме при этом — что большая редкость — оценки управленческой и законодательной составляющих.

В то же время, если бы год назад кто-то мог предсказать те перемены в администрации Ростовской области, которые здесь произошли в результате появления губернатора не из местной команды, оценка риска территории наверняка была бы более высокой.

Такие скачки оценки в истории регионов-лидеров уже имели место. Так, в 2006–2007 годах ранг риска в Ростовской области скакнул с 6 до 15 — в тот год на федеральный уровень вышла скандальная история с приватизацией Новочеркасского завода синтетических продуктов — крупнейшего на Дону химического актива. К конкурсу не было допущено 5 компаний, которые затем подали иски в адрес организатора конкурса — территориального управления фонда Росимущества. Причём подали не куда-нибудь, а в арбитражный суд Москвы. В результате Минэкономики России инициировало проверку итогов приватизации и приостановило передачу акций покупателю. Была создана межведомственная комиссия, куда вошли представители федеральных структур. Иными словами, дыма от этой истории на федеральном уровне оказалось гораздо больше, чем на региональном. И как результат — скачок в оценке потенциала риска за отчётный период.

По итогам последнего исследования Ростовская область занимает наиболее выигрышное положение по инвестиционному климату как на Юге, так и в России, представляя в единственном числе категорию субъектов со средним потенциалом и минимальным риском. Впрочем, понятно, что нынешняя оценка не учитывает произошедших на Дону в 2010 году перемен во власти. Смена губернатора, которой регион не знал почти 20 лет, и следом период затянувшихся перемен в команде, сопровождавшийся такими потерями, как игорная зона, — всё это, в принципе, поводы для снижения оценки. Так что Ростовской области стоило бы попытаться использовать нынешний год высокого рейтинга с максимальной пользой.

Потенциально растущие

Волгоградская область сегодня выглядит недооценённой. По динамике её перемещений в рейтинге видно, что ещё несколько лет назад место региона было в графе «средний потенциал — умеренный риск», вместе с такой же промышленной Ростовской областью. Но если регионы-лидеры последние пять лет увеличивали свой потенциал, то в Волгоградской области он много лет находится примерно на одном уровне. Оставаясь на месте, регион проигрывает в борьбе за инвестиции — второй раз за последние три года область оказывается в зоне «пониженного потенциала». Впрочем, оценки уровня рисков Волгоградской области за шесть лет стабильно сокращались — сейчас угрозы оцениваются на уровне в 3 раза ниже, чем в 2004-2005 годах. Но главный вклад в ранг риска делают управленческий и экономический факторы. Примечательно, что область, в отличие от других территорий ЮФО, в кризисный год укрепила свои позиции в рейтинге — прежде всего, опять же за счёт серьёзного снижения уровня рисков: 2008 год был временем, которое проходило без громких политических скандалов. Сегодня основной вклад в оценку ранга потенциала вносят трудовой, институциональный и инновационный факторы, при этом явно недооценены производственный, инфраструктурный и потребительский.

Положение Ставропольского края кажется стабильным — уже на протяжении 6 лет он находится в группе территорий с пониженным потенциалом и умеренным риском. При этом оценки риска в последние годы имеют тенденцию к сокращению. Правда, сегодня наиболее весомый вклад в ранг риска принадлежит криминальной и управленческой составляющим — вообще-то сочетание убийственное. Ощутимо сократились оценки рисков в регионе после прихода на Ставрополье нового губернатора, но вот команда его оценивается пока так, как оценивается, а уровень инвестиционного потенциала находится на уровне 2004–2005 годов. Скачок потенциала имел место в относительно благополучные 2007–2008 годы, но сейчас виден тренд вниз. Наихудшие оценки получили инфраструктурная, инновационная и природно-ресурсная составляющие потенциала, наилучшие — трудовая, потребительская, туристическая. Впрочем, кажется, что у края есть идеи, которые помогут укрепить потенциал — нынешние власти сосредоточились на развитии инноваций. Волгоградскую области и Ставрополье объединяет потенциал укрепления позиций в рейтинге.

Повестка для регионалов

Ознакомившись с результатами очередного рейтинга инвестиционной привлекательности регионов, опубликованного в конце прошлого года агентством «Эксперт РА», власти в субъектах юга России могут сделать довольно внятные выводы о том, как нужно подкорректировать свою работу над образом регионов в глазах деловой среды. Если коротко, то основных направлений два — институты развития и инфраструктура коммуникации.

В частности, регионам Юга необходимо укреплять существующие институты развития (гарантийные, венчурные фонды и т. д.), создавать новые, пытаться ввести на свою территорию региональные отделения таких федеральных структур развития, как ВЭБ, АИЖК, Фонд содействия реформированию ЖКХ и т.д. (нынешнее состояние — см. таблицу 3) Эффективность этих структур уже не надо никому доказывать. В десяти российских регионах, которые сегодня привлекают больше всего инвестиций, фонды институтов развития занимают от 0,5 (Красноярский край) до 3,7% (Калужская область) от ВРП. Общероссийский вес институтов развития — почти 3%. Регионы, которые хотят развиваться, должны поставить себе задачу достичь хотя бы среднероссийского уровня. Среднезападный уровень, для сравнения, — 5–6% ВРП.

Второе направление работы — формирование в регионах предсказуемой системы коммуникации с деловым и экспертным сообществами. Предыдущий этап развития отличался установкой на приглашение «варягов» — приходите, стройте. Нынешний этап предполагает ставку на максимально эффективное использование потенциала территории — с уже существующим бизнесом и социальной сферой. Иначе управлять рисками становится очень сложно. А речь идёт прежде всего о рисках неисполнения принятых стратегий развития, исполняемость же напрямую зависит от согласованности основных действующих сил. От этой же согласованности зависит и эффективность работы институтов развития. В отсутствие инфраструктуры коммуникаций инвестировать на своей территории боится даже власть, не говоря уже о бизнесе.