Неожиданная прагматика социальных инвестиций

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
24 января 2011, 10:46
  Юг

Деловое сообщество Краснодарского края предложило начать системное обсуждение проблемы развития социального партнёрства в регионе. Цель — выработка адекватных ожиданий власти, бизнеса и общества, которая снизит риски для компаний и чиновников, а также повысит качество жизни общества

Фото: АЕБ
Мария Маслова из «Филип Моррис»: «Бизнес должен быть где-то в “последней миле” социальных инициатив»

Южный региональный комитет Ассоциации европейского бизнеса в России совместно с администрацией Краснодара провели межрегиональную конференцию «Корпоративное социальное партнёрство: бизнес, общество, власть» — подобное мероприятие состоялось здесь впервые, заявлено же оно как ежегодное. Наиболее неожиданно в данном случае то, что разговор о необходимости выстраивания диалога между основными действующими силами общества фактически предложил крупный бизнес, который привычней обвинять в нежелании на подобные темы разговаривать. Принято считать, что инициаторами такого разговора являются либо общественные организации, которые в регионе пока слишком слабы и потому невнятны и/или агрессивны, либо власти, которые слишком сильны и потому порой давят и обязывают. А бизнесу нужен язык прагматики в разговоре о социальных бедах. Применение этого языка, судя по высказываниям на конференции, сулит Югу прорыв и в области социальных инвестиций.

Заваленный угол

Тема участия бизнеса в решении российских социальных проблем обросла множеством стереотипов, которые, с одной стороны, возникли не на пустом месте, с другой — не позволяют замечать продуктивного опыта, поскольку формируются в отсутствии какого бы то ни было публичного обсуждения темы. Общество считает, что бизнес, который непременно «нахапал», обязан то, чего он на деле не обязан. Власть норовит понимать «социальную ответственность» бизнеса как обязанность построить детский сад, когда попросят. Бизнес либо откупается, либо отбивается со словами «я плачу налоги».

Главными действующими лицами в постановке темы корпоративного социального партнёрства стали транснациональные компании, имеющие стандарты подобной работы, опробованные в других странах.

«В обществе сегодня имеют место неоправданные ожидания от бизнеса, а завышенные ожидания порождают агрессию», — говорит Светлана Чернышова, председатель НП «Совет регионального развития».

Зачем им это надо?

«В непростые времена надо интенсифицировать диалог между действующими в обществе силами, — считает Мария Маслова, управляющий отделом по связям с общественностью ООО «Филип Моррис Сэйлз энд Маркетинг». — Участие транснациональных компаний в данном случае очень важно, поскольку они несут глобальный опыт. Бизнес не может подменить государство, он не может создать системы социальной защиты населения, но бизнес должен быть где-то в “последней миле” социальных инициатив. Зачем нам это надо? Бизнес — это люди. У людей принято помогать друг другу. Нельзя думать о бизнесе, находясь вне общества»

«Работать над улучшением общества, в котором работает бизнес, прагматично, — полагает Татьяна Задирако, исполнительный директор российского отделения фонда United Way Interna­tio­nal. — Такая работа позволяет сформировать правильные ожидания сторон. А в результате неправильных на бизнес накладываются дополнительные ожидания. В то же время благотворительность — это часть инвестиционного портфеля территории. В первый год кризиса крупные игроки даже увеличили свои инвестиции в рамках корпоративного социального партнёрства».

«Мы свои инвестиционные проекты во время кризиса заморозили, а социальные — нет», — подтверждает Елена Карпова, руководитель отдела по внутренним коммуникациям ОАО ГПК «Ефремовский» (структура принадлежит компании Cargill).

«Для международных компаний социальное партнёрство — это прагматическая концепция, направленная на создание устойчивости бизнеса в долгосрочной перспективе путём управления нефинансовыми рисками», — формулирует председатель южного регионального комитета АЕБ Олег Жарко.

Есть и более краткосрочные задачи адаптации к социальной среде. Представитель компании «Нестле-Кубань» рассказал, что её появление в Тимашевском районе местное население восприняло настороженно. Но компания стала участвовать во всех публичных мероприятиях в районе, организовала работу по поддержке детей-инвалидов — и её образ в глазах местного населения потеплел. Таких примеров достаточно.

А что регион?

 Юг 1-4

«Эта конференция — один из первых шагов в системной работе по выстраиванию долгосрочных отношений между властью, бизнесом и обществом на юге России», — заявил президент Торгово-промыш­лен­ной палаты Адыгеи Юрий Аутлев.

 «Регионы сейчас почти не вовлечены в процесс социального партнёрства. Юг должен стать местом для обсуждения таких проблем», — считает Татьяна Задирако.

«В регионе заложена основа для построения и развития партнёрских отношений между бизнесом, местными властями и обществом: представители международного бизнеса участвуют в разработке региональной стратегии развития, формируются региональные советы по иностранным инвестициям, регулярно проводятся инвестиционные и экономические форумы, конференции, — говорит Олег Жарко. — Международные корпорации здесь ведут свои многолетние благотворительные программы. Особенно заметна эта тенденция в Краснодарском крае. Однако на Юге отсутствует целостное представление о системе корпоративного социального партнёрства. В регионах пока нет достаточного понимания роли такого партнёрства, которое подстегнуло бы формирование региональных механизмов взаимодействия бизнеса и власти, бизнеса и общества в соответствии с международными стандартами».

Продуктивные примеры-модели уже есть. Представитель ЗАО «Нефтегаз», которое ведёт строительство порта в районе Тамани, призналась, что в попытках выстроить социальную деятельность компания поначалу набивала шишки. Это происходило до тех пор, пока не была создана рабочая группа, в которую вошли представители основных действующих в поселении сил. Именно эта группа сейчас формирует и утверждает списки приоритетных мероприятий. Подобный принцип взаимодействия может быть перенесён на краевой уровень.

Помимо ежегодной конференции, в качестве механизмов продвижения идей социального партнёрства в регионе предложено организовать ряд дискуссионных площадок для обсуждения точечных вопросов по теме, разработать систему публичного признания компаний, вносящих наиболее значимый вклад в решение социально значимых вопросов региона, инициировать обсуждение проблемы в СМИ. Отдельное направление работы — профессионализация НКО юга России.

На что дают деньги?

«С одной стороны, не более 20 процентов российских компаний имеют чёткую стратегию своей благотворительной и социальной деятельности; многие творят добро бессистемно, — очерчивает проблему Светлана Чернышова. — С другой стороны, степень профессионализма, ответственности в работе, умения грамотно отчитаться за полученные средства у многих НКО находятся на уровне, близком к нулю. Они страдают избытком идей и недостаточным представлением о механизмах их реализации. Бизнес ищет точки соприкосновения с социальной сферой. В этом поиске он нуждается в партнёрах достойного уровня».

«В регионах часто нет НКО, умеющих качественно отработать деньги, которые готов направить бизнес», — соглашается Татьяна Задирако.

«Менеджмент НКО часто оказывается неэффективным, хотя это реальное предприятие, которое строится на основе проектного принципа управления», — считает Людмила Воронина, профессор кафедры мировой экономики КубГУ.

«Проекты, которые претендуют на нашу поддержку, должны быть безупречны, — говорит Мария Маслова. — В частности, они должны быть актуальными, адресными и модельными. Например, к 65-летию Победы мы поддержали небольшой проект в Волгограде (1,2 миллиона рублей), который предполагал закупку стационарных фильтров для воды и маленьких холодильников для ветеранов. Этот проект затем был предложен местному бизнес-сообществу — и его масштаб вырос до миллиона долларов».

ExxonMobil поддержал в Краснодаре проект «Молодёжные центры CamIn», который был предложен фондом «Центр социального развития и информации». Суть проекта — «организация досуга подростков и молодежи Краснодарского края через продвижение ценностей здорового образа жизни, профилактики употребления психотропных веществ и ВИЧ». «Мы имели чёткие критерии оценки эффективности проекта, — рассказывает Светлана Заславская, советник по связям с общественностью ExxonMobil Russia. — Было обустроено более 20 площадок на базе муниципальных учреждений Краснодара, где предлагаются изучение английского языка, спортивные мероприятия, комната психолога, летний лагерь. Через эти площадки прошло более 23 тысяч человек, к работе было привлечено 48 волонтеров, сформировано молодёжное движение “Мы за здоровый образ жизни”».

Конференция во многом была презентацией требований крупных компаний к проектам. Югу были предложены стандарты, усвоение которых позволит увеличить объём социальных инвестиций в регион. «В России — в отличие от, скажем, США, — основным ресурсом реализации проектов является бизнес, — говорит Татьяна Задирако. — Частные лица здесь пока не понимают, что такое долгосрочное устойчивое сотрудничество».