Давайте вспоминать, как родину любить

Владимир Козлов
генеральный директор аналитического центра «Эксперт Юг»
21 февраля 2011, 15:03
  Юг

Ключевыми вопросами модернизации в России за последние полгода стали вопросы отнюдь не технологические, а исключительно гуманитарные — это вопросы регулирования в сфере межнациональных отношений в большой стране, вопросы популяризации патриотизма, вопросы социальной активности населения, социального партнёрства, развития институтов гражданского общества и, в конечном счёте, демократии.

Полтора года назад, когда разговор о модернизации только начинался, мы писали о том, что проект этот излишне технократичен, что работа над разного рода «железом» скоро упрётся в необходимость привлечения к выполнению государственных задач людей, которые последние 20 лет работали только на себя, упрётся в необходимость осваивать гуманитарные технологии формирования гражданина — человека, мотивированного что-то давать своей стране, обществу, в котором он живёт. Однако ещё полтора года назад на нас смотрели как на романтиков — модернизация и инновации казались делом технарей. А теперь оцените ключевые темы сегодняшней повестки.

В конце прошлого года Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ), ежегодно предоставляющий гранты, внезапно объявил два целевых конкурса на 2011 год — «Модернизация России: социально-гуманитарные измерения» и «Толерантность как фактор противодействия ксенофобии». Фонд предлагал стране по одному гранту по этим темам объёмом 30 и 14 млн рублей. Срок подготовки заявок — не более месяца. При этом появление второй темы датировано 29 декабря 2010 года — то есть фонд таким образом откликнулся на события, произошедшие на Манежной площади в Москве. Победители по грантам к сентябрю должны выкатить по фундаментальному тому научного исследования. Можно не сомневаться, что деньги будут освоены, но ведь очевидно и то, что важная гуманитарная работа в стране ведётся впопыхах.

Повестка сегодняшнего дня отчасти показывает, что страна, запускающая процессы модернизации, не готова их обеспечивать идеологически и при этом на местах. А ведь, по сути, сегодня вопросы привлечения инвестиций, эффективного использования ресурсов территорий, инновационного развития, повышения качества жизни — то есть вопросы модернизации в том виде, в каком они сегодня звучат — стали напрямую зависеть от вопросов толерантности и патриотизма. Разве это не удивительно для людей, ещё вчера смотревших на мир как упёртые технари, которым невозможно объяснить, зачем на свете театр? А тут 11 февраля на заседании Госсовета, посвящённом укреплению межнационального согласия в России, президент Дмитрий Медведев говорит: «Давайте вспомним, когда такие прославленные коллективы, как Большой театр, Национальный филармонический оркестр, ансамбль Моисеева, да и вообще все крупные государственные коллективы, на которые государство тратит, кстати, немаленькие деньги, были в кавказских республиках». А имеет он в виду простую, в сущности, вещь — мысль о том, что «расширение культурного обмена между регионами нашей страны» необходимо для того, чтобы люди внутри России могли «слышать друг друга». А всё потому, что в регионах, где люди друг друга не слышат — страшно. Страшно жителям, бизнесменам, чиновникам — не говоря уже про инвесторов. А слышать друг друга — это ведь то же самое, что родину любить. А как её любить и как учить её любить, уже немногие помнят. Право, такие простые вещи порой забываются — а эта «вещь» реально была забыта в нашей стране лет на двадцать, в течение которых трендом было сидеть по норам и видеть мир сквозь узкую щель бойницы.

И вот эти люди вышли на зов модернизации — и одни из них оказались на Манежной площади, другие через интернет стали жаловаться на своих начальников, третьи — читать горячий рэп о коррумпированной российской действительности. Эти люди не толерантны — они кроют матом тех, кто зарвался, и под горячую руку попадают как целые сферы деятельности (правоохранительные органы), так и национальности (конечно, кавказцы). Если вы хотите модернизации в некоммуникабельном обществе, значит, нужно понимать, что вы даёте людям карт-бланш на разговор о реальных проблемах, который на первом этапе толерантности предполагать попросту не может. Так готовы ли вы говорить о реальных проблемах? Модернизация, как мы теперь понимаем, может провоцировать людей на личный бунт социального значения. И пути выработки толерантности мало поискать — нужна не разовая, а планомерная работа по самой выработке. Пути-то как раз очевидны.

Тема патриотизма нащупана недаром. Формула мира внутри страны проста — вне зависимости от национальности быть патриотами страны, в которой живёшь. Но процесс обретения патриотизма будет очень нелегким. Потому что о любви к родине бесполезно говорить с людьми, которые привыкли эту родину иметь — в ответ на то, что она якобы имеет их. Нужно не забывать, что нетолерантность, которая сегодня проявляется — это во многом нетерпимость первых ко вторым. Нетолерантность сегодня в существенной степени есть выражение несогласия с узаконенной коррупцией, насилием и преступностью — это в некотором смысле выражение любви к родине. Наше исходное состояние — толерантность на основе запуганности, искомое состояние — толерантность на основе любви к стране, в которой живём. Мы сейчас уже вышли из пункта А, но в пункт Б ещё не прибыли. Мы на этапе, когда страна хочет родину любить, но лишь вспоминает, как это делать.

Потому что не всем ведь ясно, что именно любить. Мы в редакции часто говорим о том, что ни в школе, ни в университетах сейчас нет такого предмета, как «россиеведение» (это всё же не «Россия в мире», фигурирующая в новых образовательных стандартах для средней школы). Материал для этой науки нарабатывается сегодня социологами, политологами, журналистами. Она — о потенциале российских регионов, который должен быть в распоряжении любого гражданина большой страны. Этот потенциал должен быть доступен из любой её точки. Поэтому, конечно, Большому театру стоило бы ездить на гастроли по Северному Кавказу. И не только ему. И не только туда.