Над модернизацией нависла стабильность

7 марта 2011, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Иллюстрация: Дмитрий Горунов

Нынешней зимой в России начался новый политический сезон — и Юга это коснулось в полной мере. Происходящее сегодня в здешнем политическом поле вполне можно описывать, пользуясь двумя ключевыми словосочетаниями — «политическая стабильность» и «модернизационные успехи». В них — политическое наследие последних двух президентов России. Если «стабильность» представляет собой концентрат политики Владимира Путина, то «модернизационные успехи» являются выражением основного вектора политики Дмитрия Медведева. Согласно логике федерального политического процесса, на основе стабильности, покончив с безответственностью девяностых, можно пытаться браться за модернизацию. Стабильность возникала из хаоса, модернизация уже борется за качество жизни.

По большому счёту, для предстоящих выборов ещё не выработано идей, которые могли бы тягаться с этими двумя. В то же время радикальные политические силы, копая под Путина, будут видеть — не без оснований — за стабильностью коррупцию, а копая под Медведева, будут трактовать модернизацию как показуху. В стране пока лишь две печки, от которых пляшут все политологи. А вот как на их фоне выглядят последние политические события в регионе.

Борис Эбзеев, отправленный президентом в отставку глава Карачаево-Черкесии, назначался с целью наведения правопорядка после громких скандалов в правление Мустафы Батдыева. Однако модернизационного рвения Эбзеев не проявлял — в его высказываниях доминировала социальная тематика. В итоге — отставка «в связи с отсутствием значимых достижений». Теперь КЧР будет руководить «молодой, работоспособный и перспективный» человек из окружения Батдыева. Возможно, ему удастся сплотить вокруг себя элиты республики, чего не удалось Эбзееву, а политическая стабильность даст результат в виде модернизационных достижений.

Ещё пример — Волгоградская область. Действия губернатора Анатолия Бровко против мэра Волгограда Романа Гребенникова — это попытка решить политические проблемы, чтобы заняться хозяйственными.

Яркий пример того, по какому сценарию может идти модернизация, не обеспеченная политической стабильностью, являет собой Кабардино-Балкария — республика добивается экономических успехов и сейчас не сходит с экрана телевизора. Но не вследствие триумфальных достижений, а из-за бесконечной череды терактов.

Живописный пример того, как политическую стабильность никто и не рвался  переплавлять в модернизационные успехи — Ростовская область позднего периода правления Владимира Чуба. К концу его срока область исчерпала резервы роста; поэтому новая губернаторская команда взялась прежде всего за запуск механизмов, которые смогут обеспечить модернизацию.

Баланс между политической стабильностью и успехами в модернизации существует сегодня на Кубани (см. материал на стр. 18). Кажется, что есть он в Астраханской области и Ставропольском крае — но там бы ещё показать значимый результат. Вспоминая формулировку «за отсутствие значимых результатов», можно подумать, что астраханского и ставропольского глав можно также снять в любой момент. Но на Ставрополье и в Астрахани политическая стабильность налицо — и там, и там работают активные, достаточно сплочённые команды, реальных альтернатив которым сейчас нет.

Конечно, в предвыборный год стабильность поднимется в цене — причём тем выше, чем сильнее будет разгораться витающая в мире угроза радикализации общественной жизни. За последние месяцы на Северном Кавказе чётко обозначилась тенденция возвращения во власть людей, представляющих политиков, уже находившихся на руководящих должностях в путинскую эпоху. Это возвращение сопровождается оттеснением фигур и команд, с именами которых связывались перспективы модернизации на Кавказе. Есть опасность того, что модернизация в этот году будет положена на полку как безделушка, до которой нет дела, когда речь заходит о решении реальных проблем. Это было бы большой ошибкой, потому что другого пути повышения качества жизни для нас пока нет.