Нужно внимательнее слушать президента

P.S.
Москва, 11.07.2011
«Эксперт Юг» №26-27 (166)

Пока экспертное сообщество с воодушевлением обсуждало недавнюю президентскую инициативу о переносе федеральных органов власти за МКАД, ещё одно — и не менее радикальное — предложение Дмитрия Медведева удостоилось куда меньшего количества комментариев. Речь идёт об одиннадцатом пункте в списке основных целей и задач бюджетной политики Бюджетного послания президента на 2012–2014 годы: «Требуется обеспечить эффективную децентрализацию полномочий между уровнями публичной власти в пользу субъектов Российской Федерации и местного самоуправления».

Понятно, что ни о каком демонтаже «вертикали власти» речь сейчас не идёт — если понимать под этой вертикалью прежде всего нынешнюю систему межбюджетных отношений, ставящую регионы и муниципалитеты как минимум в невыгодное положение по отношению к центру. Пока предложение о децентрализации существует лишь в желательном наклонении, да и министр Кудрин поспешил тут же заверить общественность, мол, в ближайшие три года принципиальных изменений в межбюджетной сфере не дождётесь. Однако сам факт, что за год до окончания президентских полномочий Дмитрий Медведев наконец высказал своё мнение по наболевшей для регионов теме, позволяет рассматривать пресловутый одиннадцатый пункт как программную заявку на второй срок, а идею децентрализации властных полномочий — как его программу-максимум в административной сфере.

Кто является прямым адресатом этого высказывания президента? Вряд ли губернаторский корпус — в современных российских реалиях это скорее виртуальное сообщество, нежели реальная консолидированная группа влияния, как в конце девяностых. Главы регионов стали своего рода картами, которые Кремль достаёт из своей колоды по собственным правилам и таким же образом убирает обратно либо выбрасывает в отбой. Глядя на иные фигуры из этой колоды, впору задаться вопросом: почему именно эти люди? Недавняя отставка тверского губернатора-«варяга» Дмитрия Зеленина с заменой его на другого внешнего персонажа, подполковника Андрея Шевелёва — вполне характерный пример. Год назад в Ростовской области президент предпочёл муниципального главу из Подмосковья Василия Голубева местному кандидату-преемнику Сергею Назарову. В Волгоградской области выбор Кремля пал на наименее интегрированного в местную политическую кухню вице-губернатора с московскими корнями Анатолия Бровко. И так далее. Словом, нынешние губернаторы — это не те люди, которые, услышав про «децентрализацию полномочий», поспешат ухватить суверенитета столько, сколько смогут унести, как это в своё время сделали их предшественники.

Так что, говоря о децентрализации, Медведев, скорее всего, рассчитывал на то, что его услышат региональные политические элиты, которым в эпоху «вертикали власти» остались не самые привлекательные куски бюджетного пирога. Теперь же президент даёт им понять, что знает об их интересах и готов их поддержать. Вот, собственно, и ответ, на какие силы планирует опираться Медведев — ранее неоднократно говорилось, что идеи-то у президента верные, а вот пул своих сторонников он так и не может сформировать, либо же те, кто заявляет себя сторонником президентского курса модернизации, на деле его дискредитируют. Однако, в отличие от Владимира Путина, который позиционировался как президент всех россиян, а теперь возведён в ранг национального лидера, публичная политическая ориентация Медведева явно смещена в сторону элит. Поэтому если применительно к его предшественнику говорили о «путинском большинстве», то Медведеву нужно расположение активного меньшинства, которое, как обоснованно считается, и делает историю. Российская история развивается циклично: за укреплением «вертикали власти» обычно следует послабление её приводных ремней — и сейчас, похоже, наступает очередной такой период, когда главная ставка в развитии страны делается на её периферию.

Но везде ли региональные элиты готовы услышать и понять президента? В своё время Столыпин произнес знаменательную фразу: «Главное, что необходимо, когда мы пишем закон для всей страны, — иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых». Президент Медведев явно разделяет эту точку зрения — говоря о необходимости децентрализации, он рассчитывает на рациональную бюрократию, которая в некоторых регионах России уже вполне сформировалась. А что делать с теми субъектами, где местные элиты не могут договориться между собой или объединяются против посланного центром губернатора-«варяга»? Стоит ли давать им в руки расширенные полномочия, в первую очередь в бюджетной сфере?

Здесь на ум приходят две давние инициативы Кремля — укрупнение регионов и формирование в России двадцати агломераций, которые стали бы фокусами модернизации. Если для первой идеи можно найти массу обоснований и в случае, скажем, регионов-«матрёшек» она оправданна, то второй проект попахивает откровенным волюнтаризмом, хотя появился он точно не от хорошей жизни. Нынешний президент — сторонник быстрых и решительных действий, а инертность местных элит порой такова, что с иными регионами, а то и муниципальными образованиями, видимо, проще действовать по принципу Александра Македонского, разрубившего Гордиев узел. Правда, резать в данном случае придётся по-живому — и это должны уже сегодня понимать региональные элиты. Не исключено, что те три года, о которых сказал Кудрин, станут для них тестом на профпригодность, а дальше начнётся безжалостная отбраковка материала.

Уже набивший оскомину пример — Волгоград, где на минувшей неделе местные депутаты снова не смогли избрать главой города рекомендованного губернатором Бровко кандидата, притом что сам г-н Бровко в это время находился в отъезде. Если этот цирк продлится и дальше, а результат «Единой России» на декабрьских выборах окажется слабым, то вопрос «А нужна ли нам Волгоградская область?» будет вполне уместен — слухи о её слиянии с Астраханской под эгидой последней уже давно проникают из политических кулуаров. Одним словом, у элит региона есть над чем подумать перед очередным электоральным циклом. 

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №26-27 (166) 11 июля 2011
    Торговля
    Содержание:
    Ритейл атакует вторым фронтом

    Появление в небольших городах мультибрендовых торгово-развлекательных центров (ТРЦ) — одна из самых заметных послекризисных тенденций на рынке коммерческой недвижимости юга России. Форматный ритейл во «вторых» городах будет всё больше теснить рынки и небольшие магазины, меняя в регионах структуру торговли, которая сейчас в значительной степени ориентирована на региональные центры

    Реклама