Дорога эволюции

Культура
Москва, 24.10.2011
«Эксперт Юг» №41-43 (182)
Тема открывшегося в Краснодаре и Ростове III Международного фестиваля Photovisa — дорога. Об уникальных путях выхода русской фотографии на мировой тракт рассказывает арт-директор фестиваля Ирина Чмырёва

С 6 октября по 25 ноября проходит единственный на юге России международный фотофестиваль. В прошлом году в города-партнёры был приглашён Новороссийск, в этом году фестиваль стартовал ростовским проектом «Александр Слюсарев и новые метафизики». В Ростове фестивальное движение поддержал клуб ФОТОРОСТОВ, в Краснодаре организатором выступил Viva Foto. С 20 октября начинается основная, краснодарская программа. По составу это 21 страна-участник, по стилистике — разные форматы, от документальной фотографии в духе Юрия Козырева с его серией «Ливия. Дорога революции» до медитативных экспериментов со временем Андрея Полушкина или рекламно-игрового проекта испанки Люсии Херреро.

Фотография на древе истории искусств — молодая ветвь, которой лишь 170 лет. В России она десятилетиями воспринималась как документальная иллюстрация к социалистическим вехам и свершениям, и оттого отпочкование её в отдельный вид искусства происходит в общественном сознании не на уровне художественной культуры в целом, а в узких рамках приятия отдельных персоналий. Международный фестиваль фотографии Photovisa в кубанской столице — одна из попыток преодолеть эту до сих пор устойчивую системную ситуацию. И потому в его программе на равных задействованы экспозиционные, образовательные, карьерные инструменты. Арт-директор фестиваля Ирина Чмырёва, москвичка краснодарского происхождения, рассказала «Эксперту ЮГ», как формировалась стратегия фестиваля, что удалось изменить в консервативном отношении к фотографии и на какие изменения понадобятся ещё десятилетия.

Локальное без границ

— Ирина, вы — куратор проектов международного уровня, достаточно назвать биеннале FotoFest в Хьюстоне. Что вдохновило вас «вернуться» в родной город и здесь организовать ежегодный фестиваль?

— Понятно, что можно всё делать через Москву. Но это неправильно для такой большой страны, как Россия: у каждого региона своя культурная специфика, своё фотографическое время. Не потому, что в Москве это уже устарело, а просто в другом, локальном контексте это вдруг оказывается на своём месте. Развивать мультикультурные традиции можно только при условии, что будут возникать и реализовываться инициативы на местах. Для меня это — опыт возвращения домой с тем, что я могу сделать.

— А с кем вы начинали сотрудничать в родном городе, кто поддержал инициативу?

— Изначально инициатива принадлежит Краснодару, команде Viva Foto — клубу, занимающемуся документальной фотографией. При этом у каждого из участников есть своя собственная профессиональная жизнь. Леван Мамулов, например, преподаёт фотографию в Краснодарском художественном училище. Зная ситуацию в стране, могу сказать: это единственное в России художественное училище, где введён такой предмет и читает его специалист международного уровня. Причём это не однообразные занятия — это выставки, дискуссии, лекции. Леван Мамулов ещё со времен своей жизни в Тбилиси дружен с членами агентства Magnum, ещё с советских времён, но судьба забросила его в Краснодар. В Москве, Питере теперь есть его ученики, продолжившие образование и карьеру. Если раньше выпускники училища выбирали между живописью и графикой, то сейчас они могут пойти и по пути дизайна, фотографии.

Когда-то, в начале 2000-х, меня Viva Foto пригласили почитать лекции по теории и истории фотографии в художественном училище. И тогда я была удивлена интересом ребят не к коммерческой живописи, которая приносит успех и деньги (а в Краснодаре есть круг успешных коммерческих живописцев), но к фотографии, которая, если выбрать её как образ жизни, не обогатит, а славу дарует лишь единицам. Однако этот выбор даёт возможность обрести собственное дыхание, самореализоваться. А потом этот опыт сотрудничества перерос в решение делать фестиваль.

— Как развивался фестиваль эти несколько лет?

— В первый год мы действовали с большим риском: у нас не было финансирования. Авторы приезжали за свой счёт. Жили друг у дружки. Так зарождалось фестивальное братство. А в прошлом году, когда мы собрались на берегу Чёрного моря праздновать окончание фестиваля с характерной для случая темой «Человек и море», для меня было настоящим подарком услышать от участников из разных стран: теперь мы послы Photovisa, мы будем рассказывать, зовите, мы снова приедем. И некоторые из тех, кто были гостями в прошлом году, на третьей Photovisa стали членами жюри. В этом году к нам поступили заявки уже из 22 стран мира. Каталоги прошлого фестиваля я видела на столах у коллег в Германии, Австрии. Информация циркулирует, событие постепенно получает международное признание. Важный шаг — то, что в этом году Photovisa приглашена к знакомству на Festival of Light, международный фестиваль фестивалей фотографии. Быть представленными старейшим, почитаемым фотофестивалям Франции, США, Испании — это шанс для Краснодара принять на своей территории интересные выставки мирового уровня. Сейчас мы видим своё развитие в организации собственных грантовых программ, резиденций и участии в обменных проектах такого рода. Уже поступают предложения от иностранных фотографов приехать к нам: всем интересно поработать в России, а нам интересно, чтобы наши авторы ездили за рубеж, выходили в мировой контекст фотоискусства.

Эволюция вкуса

50 дней на ливийской «дороге революции» создавал Юрий Козырев свою фотосерию, вошедшую в программу Photovisa 2011 south_180-182_pics/south_180_037.jpg
50 дней на ливийской «дороге революции» создавал Юрий Козырев свою фотосерию, вошедшую в программу Photovisa 2011

— Как оргкомитету фестиваля удалось убедить весьма консервативные государственные музеи заняться экспозицией фотографии и вообще продвижением этого искусства?

— Краснодар меняется. И за последние годы изменения в культурной среде города стали явными. Не исключаю, что отчасти это и заслуга Photovisa. Город стал более толерантным к современному искусству. Но пытаться ускорить этот процесс, ломать традиции, агрессивно обрушивать на людей другое и новое — это стратегия для столичного проекта, где, с одной стороны, есть возможность сразу выйти на большую целевую аудиторию, а с другой стороны, учитывая масштабы, легко потом «уйти в кусты». Краснодар — город маленький. И большинство тех, кто делает фестиваль, живут, работают в этом городе, на них лежит особая ответственность.

Мы стараемся действовать максимально взвешенно: поднимаем уровень, но не включаем космическую скорость, которая сметёт зрителя. Так работаем и с музеями. С частными галереями, как ни странно, иногда сложнее найти общий язык: частенько их владельцы, не будучи специалистами в области фотографии, весьма безапелляционны в своих суждениях. Это общая ситуация в отношении искусства фотографии: техническая доступность, на первый взгляд, создаёт иллюзию доступности языка этого искусства, в отличие от живописи и графики, которым, все знают, надо много лет учиться. Звучали поначалу и пренебрежительные отзывы: зачем ты привезла то или это? А спустя год-два, когда пришло признание проекта, те же самые люди говорят: о, у нас же было то и это, у нас же были такие классики, ту карточку никак не могу забыть… Я слушаю такие разговоры и думаю: наверное, в этом и заключён смысл нашей работы.

— Вы не сторонник агрессивного вторжения в локальные традиции?

— Многое в коммуникации современного искусства с городской средой зависит и от личности того, кто коммуникацию организует. В фотографии я выбираю гуманистические ценности. Даже если это военная фотография, важны высочайший уровень мастерства и отнюдь не смакование патологии войны, а попытка разобраться в том, что есть война и мир. Я понимаю, что такие выставки порождают дискуссии в обществе. Но пусть лучше люди дискутируют о войне, представляя её себе по отражению в искусстве, чем оказавшись под бомбёжками.

— В программе этого года сильна образовательная составляющая. Какие события, имена вы выделили бы как знаковые для формирования на Юге фотографической культуры современного уровня?

— Сейчас местному фотографическому сообществу стало понятно, что фестиваль — не просто форма самопиара какой-то группы людей, а событие, интересное всем профессионалам. Краснодарское художественное училище — наш постоянный партнёр. С лекцией к студентам приезжает директор Международного фестиваля фотографии в Лодзи Криштоф Цандрович. Но это открытая лекция, её могут посетить все гости Photovisa.

Важнейшее событие — портфолио ревю с международным составом ревьюеров, которое даёт старт молодым авторам, в сжатой форме позволяет обучиться, проанализировать свою работу под руководством профессионалов. Среди ревьюеров, например, Анджей Флорковски — декан факультета фотографии и медиа Университета искусств Познани, куратор фотографических проектов и организатор National Photography Week Анжела Магальес из Бразилии, немецкий документалист Кристоф Клингер, автор фильмов о русских фотографах Евгении Мохореве и Олеге Виденине. Премьера последнего состоится на фестивале в этом году. Портфолио ревю — мощнейший карьерный инструмент. К примеру, один из участников прошлогодней Photovisa в этом году был приглашён на Международное портфолио ревю в Москве, и он прямо сказал, что краснодарский опыт помог ему понять, каково назначение этого формата, как к нему готовиться. У него состоялись контакты со столичными галереями, на него вышли кураторы, иными словами, начался новый виток в карьере. Участниками нашего портфолио ревю могут стать фотографы из любого города, региона России.

В поисках истории русской фотографии

Домохозяйки, байкеры, крестьяне и безработные Валенсии на равных участвовали в рекламно-социологическом проекте «Виды» испанки Люсии Херреро south_180-182_pics/south_180_038.jpg
Домохозяйки, байкеры, крестьяне и безработные Валенсии на равных участвовали в рекламно-социологическом проекте «Виды» испанки Люсии Херреро

— Понятно, что для вас как куратора каждый фестиваль — особый личный опыт. Что вам лично даёт фестиваль в Краснодаре?

— В финансовом плане я ничего не получаю от этого проекта, скорее трачу. Но опыт общения с западными коллегами научил меня, что профессионализм — это ещё и социальная ответственность. Я могу делиться тем, что я умею делать профессионально, не спрашивая о гонораре. Меня в своё время потрясла история старшего коллеги из Хьюстона — основателя авторитетнейшей биеннале FotoFest Фредерика Болдвина. Когда в Музее современного искусства в Нью-Йорке куратором был ещё Эдвард Стайхен, по четвергам там устраивались портфолио ревю. И в двадцать с небольшим лет Болдвин пришёл туда с папкой своих фотографий. Стайхен купил одну в коллекцию музея. А через год у начинающего автора уже состоялась в музее персональная выставка. Такой одобряющий жест позволил Болдвину поверить в свои силы, продолжить работу с фотографией на новом уровне. Вопрос ведь не только в качестве работ автора — важна институциональная поддержка его творчества. И когда Болдвин достиг достаточного уровня известности, когда обрёл авторитет в профессиональном мире, он с супругой, фотографом Венди Вотрис, сам организовал биеннале, где портфолио ревю стало одним из ключевых событий. А как ещё развиваться искусству, если не поддерживать молодых?

— Вы подчеркнули, что социальной ответственности вас научили западные коллеги. Почему именно они?

— Американцы сформулировали это. Но работать меня научили русские учителя. И русскую фотографию я изучала здесь — нигде за рубежом этому научиться невозможно.

— Почему?

— На стажировках в Берлине, Париже я изучала мировую фотографию. Правда, отправляли меня туда как классического искусствоведа, но я тогда уже интересовалась фотографией и не совсем по «назначению» использовала академическое время. Никакой истории русской фотографии получить ни там, ни, увы, у нас невозможно. Такой специальный курс даже в России ещё не существует. Я его тоже не читаю. Своим студентам я рассказываю историю мировой фотографии с вкраплениями русских имён — да, в моём курсе их больше, чем в среднестатистической западной энциклопедии. А училась я у разных специалистов — фотографов, кураторов, которые делились своим опытом. Фотография — это не бизнес, конечно, если речь не идёт о поп-шоу. Это бесконечная школа, образ жизни, служение, о котором никто из моих наставников никогда не говорил как об обязанности быть гражданином своей страны. Если так сказать у нас, то поймут неправильно: все мы немного не в ладу со своим государством. Но если не работать в своей стране, зачем мы нужны?

— Вы — единственный специалист по фотографии в московском Институте истории и теории изобразительного искусства РАХ. То, что в академическом учреждении такого уровня нет специального отдела, нет исследовательской школы фотографии, — не случайность?

— У нас до сих пор не сформирована методология анализа фотографии. Более того, десятилетиями длилась ситуация, когда искусствоведы писали диссертации о готических соборах, в которых не бывали, о живописи XVII века, которую видели только в репродукциях… С фотографией и того хуже: считалось, что она «несамостоятельна» по сравнению с классическими видами искусств. У нас до сих пор инструменты, которые подходят для искусства Нового времени, пытаются применить к искусству ХХ века, забывая, что изменилась философия, психология восприятия искусства. А фотографию надо знать ещё и технически. Создание школы теории фотографии в университете, без общения искусствоведов и фотографов, по-моему, не имеет серьёзной перспективы. В результате изучать фотографию после российского вуза приходится в Европе и США, и мало кто возвращается обратно.

В России есть современная фотография, но нет образовательных институций. Нет ни одной полной публичной коллекции по истории русской фотографии, нет специализированных отделов в библиотеках и музеях, где студенты могли бы изучать историю предмета, как киноведы и режиссёры раньше в Музее кино отсматривали историю мирового кино. Есть лишь отдельные замечательные собрания в архивах, есть отдельные уникальные коллекции в музеях. Кстати, первые полгода занятий я проверяю у студентов на входе билеты: посетили ли они музеи. А то на лекцию ко мне они не попадут — работать иначе невозможно. Русские фотографы учатся сами, беря информацию отовсюду. Это герои с уникальными историями. Но хочется, чтобы они стали частью большой Истории фотоискусства.

Ирина Чмырёва — кандидат искусствоведения, специалист по истории русской фотографии, доцент Московского государственного университета печати (курс истории фотографии и визуальной культуры). Член Международной ассоциации искусствоведов (АИС), член Международной ассоциации музейных кураторов фотографии Oracle.

Соредактор от России международных журналов по фотографии IMAGO (Словакия), European Photography (Германия), Kwartalnik Fotografia (Польша). Куратор международных выставок фотографии и современного искусства, показанных в музеях, галереях, центрах фотографии и современного искусства и в рамках фестивальных программ в 14 странах мира. С 2008 года — арт-директор Международного фестиваля фотографии Photovisa (Краснодар, Россия). В 2012 году — один из трёх российских кураторов Международной биеннале FotoFest (Хьюстон, США), посвящённой современной российской фотографии.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №41-43 (182) 24 октября 2011
    Крупнейшие компании СКФО
    Содержание:
    Рост за счёт лидеров

    Мы во второй раз подготовили рейтинг крупнейших компаний СКФО — и впервые увидели лидеров региональной экономики в динамике. В 2010 году она была ненамного выше общероссийской, при этом основной вклад в рост общей выручки принадлежит компаниям из первой десятки

    Реклама