Рыбе нужно помочь

Русский бизнес
Москва, 05.12.2011
«Эксперт Юг» №48-49 (188)
В последнее время на юге России заявлено несколько крупных проектов по производству товарной рыбы. Южный макрорегион является отечественным лидером в этой отрасли, однако для качественного скачка в её развитии нужны системные меры государственной поддержки

Фото: Администрация Астраханской области

Разведение товарной рыбы на продажу ежегодно увеличивается во всём мире в связи с уменьшением объёмов вылова рыбы из естественных водоёмов. Россию эта тенденция не миновала. Например, в Астраханской области квоты на промышленное рыболовство за последние 10 лет сократились в два раза: с 80 тысяч тонн в 2000 году до 40 тысяч тонн в 2011, а отлов осетровых вообще запрещён. Это стимулирует развитие искусственного рыбоводства, так что по объёмам производства товарной рыбы юг России опережает другие регионы. Всего здесь действует порядка 800 предприятий аквакультуры; в прошлом году российским лидером в товарном рыбоводстве стала Ростовская область. За последние пару лет новые рыбные проекты были начаты в Краснодарском крае, Астраханской области, Дагестане, Северной Осетии и даже Калмыкии.

Однако абсолютные показатели не должны успокаивать — в среднем Россия производит всего 0,2% от общемирового объёма продукции аквакультуры, к которой относится и промышленное разведение рыбы. При этом эксперты отмечают, что потребление рыбы в стране далеко от нормы, а значит, перспективы у рынка заманчивые. Но для кардинального перелома в производстве даже в исторически «рыбном» южном макрорегионе нужна мощная государственная поддержка.

На месте всё не съесть

Умеренно положительная динамика производства товарной рыбы на юге России наблюдается уже несколько лет. В Ростовской области, по оценке начальника регионального управления рыбохозяйственным комплексом департамента охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Владимира Белоусова, в разные годы выращивается от 12 до 17% товарной рыбы России; в 2010 году в области произведено 17,4 тысячи тонн. В Астраханской области в 2009 году было выращено 15 тысяч тонн, в 2010 — 16,1 тысячи тонн, а по итогам 2011 года планируется вырастить 17 тысяч тонн рыбы. Об увеличении объёмов производства сообщают и в Краснодарском крае.

В результате предложение товарной рыбы на Юге значительно превышает спрос, поэтому свою продукцию хозяйства экспортируют в другие регионы, в первую очередь в центральную часть России. По словам руководителя агентства по рыболовству и рыбоводству Астраханской области Олега Григорьева, регион потребляет мизерные объёмы в сравнении с тем, что производители области реализуют в остальных частях страны. Александр Ершов, председатель рыбколхоза имени Абрамова — крупнейшего предприятия по выращиванию товарной рыбы в Ростовской области — приводит похожую статистику: «Из пяти тысяч тонн, которые мы выращиваем, примерно половина приходится на центр России. Ростовская область не в состоянии столько съесть».

Столь радужная картина, правда, во многом объясняется климатическими особенностями, которые позволяют заметно удешевить процесс производства. «В Ростовской области мы выращиваем рыбу за два года, в условиях же Московской области на это нужно минимум три года, а это существенно её удорожает, — рассказывает Александр Ершов. — В итоге себестоимость нашей рыбы получается значительно ниже, даже с учётом того, что нам её нужно везти за тысячу километров. Поэтому наши рынки — это во многом Москва и Петербург». Уникальные условия для разведения рыбы существуют и в некоторых регионах Северного Кавказа. Например, в предгорьях Северной Осетии воду для выращивания мальков можно напрямую брать из родниковых скважин, что улучшает качество посадочного материала. По словам директора местного форелевого хозяйства «Родник» Зелимхана Томаева, уже в скором будущем его производство будет давать не менее 30% посадочного материала, который необходим для производителей форели в России. Основными заказчиками мальков форели в Осетии сегодня являются предприятия северо-запада страны, но «Родник» намерен выращивать и товарную рыбу для экспорта в другие регионы. «Для самой Северной Осетии нужно всего 80 тонн форели в год, а мы уже через два года будем производить не менее 1,6 тысячи тонн, и основные рынки сбыта для нас — это Москва и вся центральная Россия», — отмечает г-н Томаев.

Осетровые проекты всплывают на Юге

Стимулом к развитию российской аквакультуры сегодня служит в том числе запрет на отлов осетровых; прикаспийские государства обсуждают необходимость распространения моратория даже на отлов в научных целях. В таких условиях предприятия аквакультуры становятся фактически единственными легальными поставщиками осетровых, хотя Россия занимает одно из последних мест в мире по развитию отрасли. Поэтому большинство крупных проектов, заявляемых сейчас на Юге, возникают в связи с дефицитом легальной продукции в сегменте ценных пород рыбы. «За многие годы был сформирован рынок потребления — один Советский Союз добывал около двух тысяч тонн икры в год. И когда, начиная с середины 80-х годов, объём популяции осетровых очень сильно сократился, а в мире в конце 90-х — начале 2000-х годов был практически запрещён легальный вылов осетровых из естественных водоёмов, возник колоссальный дефицит этого продукта, — поясняет председатель совета директоров компании “Кавиар Кубани” Михаил Рубанов. — Но этот запрет сыграл роль катализатора для разработки технологий выращивания икры в искусственных условиях, самой перспективной из которых является технология установки замкнутого водообеспечения. Сейчас во всём мире, в том числе и в России, стали строиться осетровые фермы на базе этой технологии. Вследствие этого уже в 2011 году нашей стране разрешили выставить на экспорт 150 килограммов икры».

«Кавиар Кубани» — один из свежих «рыбных» проектов на Юге, в рамках которого планируется организовать в Горячем Ключе производство по выращиванию в бассейнах рыбы осетровых пород. При выходе на проектную мощность к 2017 году объём производства этого предприятия составит 96 тонн икры и 1,2 тысячи тонн готовой рыбной продукции в год. Общая сумма инвестиций в проект — 2,6 млрд рублей. Ещё один проект по производству чёрной икры был недавно заявлен в Дагестане петербургской компанией «Амсар». На территории рыбоводного хозяйства, инвестиции в создание которого составят 600 млн рублей, планируется ежегодно производить 25 тонн икры и 500 тонн товарной рыбы. «В марте 2012 года мы предполагаем завершить первый этап строительства рыбоводного хозяйства, а в начале 2013 года запустить в эксплуатацию весь комплекс целиком. В данный момент завершено строительство основного цеха, дренажной системы. Идёт подготовка к монтажу оборудования», — рассказывает об этапах реализации проекта генеральный директор ООО «Амсар» Константин Щербаков.

В Астраханской области в ближайшие годы появится комплекс по выращиванию осетровых и производству чёрной икры — сейчас проект стоимостью 2,8 млрд рублей находится на финальной стадии экспертизы для получения финансирования в ВЭБе. А в сентябре проект по разведению осетровых заявлен в Калмыкии. К 2013 году в республике планируется запустить рыбоводный комплекс мощностью 3 млн голов осетровых и 10 млн голов частика в год. Объём необходимых инвестиций в этот проект — 70 млн рублей.

Лабиринт проблем

Впрочем, значительное количество новых рыбных проектов ещё не позволяет говорить о том, что отрасль вышла на новый уровень развития. Для производителей сегодня ключевой проблемой является отсутствие качественной переработки. По словам Александра Ершова, из-за этого система сбыта его предприятия сейчас выстраивается в основном через рынки, и только в очень небольшой степени — через сети: «Сетям интересна рыба в виде хорошего, квалифицированно охлаждённого филе, а для этого нужно строить предприятия по переработке. В Ростовской области из шести рыбокомбинатов остался только один — Волгодонский. Нам нужно на месте делать полуфабрикат, а возможностей нет».

Переработчики, со своей стороны, говорят, что производители не могут наладить бесперебойные поставки рыбы в объёмах, необходимых для работы перерабатывающих производств, — для этого на предприятиях нужны живорыбные базы, в которых рыба будет храниться в период между весной и осенью, когда спускают воду в прудах и получают основной объём продукта. К тому же многие переработчики просто не могут договориться с производителями о цене товара. «Переработчики готовы брать мелкую рыбу, которая ещё не достигла товарных навесок, — от 200 граммов и выше, но они согласны платить не более 15 рублей за килограмм. А для колхозников это невыгодно, потому что у них рыбопосадочный материал —
20–25-граммовая рыба — стоит порядка 40 рублей за килограмм», — поясняет сотрудник Каспийского НИИ рыбного хозяйства Елена Федосеева.

Высокие цены на товарную рыбу объясняются несколькими причинами. Во-первых, очень высока стоимость энергоносителей. Региональные власти частично субсидируют затраты на электричество, но, как отмечают некоторые производители, это скорее моральная помощь, чем материальная. Во-вторых, многие предприятия вынуждены закупать корм за границей: в России если корма и производят, то они во многом уступают своим зарубежным аналогам. Из-за увеличения стоимости кормов за счёт таможенных пошлин рыба дорожает, что делает её менее конкурентоспособной по сравнению с импортной замороженной продукцией.

И здесь возникает базовая проблема отрасли — высокая стоимость внедрения новых технологий. «В середине девяностых годов прудхозы перешли на экстенсивный путь выращивания товарной рыбы: рыбу просто запускали в водоёмы без кормления, и рыбопродуктивность сильно снизилась, — рассказывает Елена Федосеева.— И на сегодняшний день все возможные водоёмы уже вовлечены в оборот: мы достигли потолка развития, и этот природный ресурс исчерпан. Необходимо переходить на интенсивный путь развития аквакультуры: использовать специальные комбикорма, проводить реконструкцию прудового фонда», Однако нынешние условия финансирования этому не способствуют — банки в большинстве своём неохотно кредитуют эту отрасль и готовы давать кредиты лишь на короткий срок, а для того, чтобы получить первую рыбу на продажу, должно пройти не менее двух-трёх лет.

Поэтому отрасль в основном продолжает развиваться экстенсивно, путём увеличения площадей для выращивания рыбы. По словам заведующего отделом аквакультуры и водных биоресурсов Южного научного центра РАН Елены Пономарёвой, разработки этой организации в Ростовской области внедрены в производство и в настоящее время используются всего на четырёх частных фермерских предприятиях и на пяти государственных. Для качественного рывка в отрасли этого явно недостаточно.

Неоднозначные движения государства

Собеседники «Эксперта ЮГ» сходятся во мнении, что сегодня, на стадии становления интенсивного рыбоводства, товарной аквакультуре не обойтись без господдержки. Косвенно это подтверждается и на практике: многие из заявленных сейчас проектов реализуются при содействии местных властей — об этом говорят инициаторы проектов в Северной Осетии, Дагестане и Горячем Ключе. «Наш проект — практически градообразующий для Горячего Ключа, — говорит Михаил Рубанов. — В городе почти нет крупных предприятий, и поэтому помощь оказывается на всех уровнях — от губернатора до властей района. Поддержка осуществляется в виде ставок по аренде земли, а в будущем мы надеемся на компенсацию ставок по банковским кредитам». В Дагестане проект компании «Амсар» внесён в список приоритетных проектов республики. По словам Константина Щербакова, сейчас ведётся подготовка документов для присвоения проекту статуса приоритетного на республиканском уровне, что позволит получить ряд финансовых льгот для рыбоводного хозяйства.

По мнению участников отрасли, помощь государства должна быть не только материальной. Прежде всего, нужны более серьёзные заградительные таможенные барьеры для импортируемой рыбы. Ещё важнее — создать нормативно-правовую базу, которая регулировала бы деятельность отрасли. «Действующие законы не учитывают специфику деятельности в области аквакультуры. Правовые нормы регулирования отношений в этой области фрагментарны, разбросаны по разным нормативным правовым актам, часто противоречат друг другу и не учитывают специфику отношений в отрасли», — отмечает Елена Федосеева. Закон об аквакультуре сейчас проходит чтения в Госдуме, но у игроков рынка к нему пока много замечаний.

Значительной помехой для отрасли может стать и грядущая передача рыбоводства из ведения Министерства сельского хозяйства в Федеральное агентство по рыболовству. «Выращивание товарной рыбы находится в одном цикле с сельхозпроизводством, — комментирует Олег Григорьев. — Каждые три года пруд выводится на летование, и на таких прудах во время их отдыха высаживаются арбузы и дыни — получаются замечательные урожаи, которые не надо ни поливать, ни удобрять. Этот процесс нельзя разъединять. К тому же Минсельхоз выделяет деньги на проведение определённых работ, и пока неясно, как это будет выглядеть, когда аквакультуру передадут Росрыболовству». По оценке производителей, именно соединение различных видов сельскохозяйственной деятельности в рамках одного хозяйства сейчас набирает всё большую популярность, так что рассматривать аквакультуру только как деятельность по разведению рыбы не вполне корректно.

К тому же, согласно поправкам к Водному кодексу РФ, принятым в июле, арендаторы прудов обязаны заключать договоры с государством на водопользование и отдельно платить за воду, которая находится в прудах. Тариф для предприятий аквакультуры — 100 рублей за тысячу кубических метров. «Мы воду выпускаем, не тратим и не расходуем, она не превращается в кирпич или в отходы, и после прудов точно так же попадает в Азовское море. Заплатить нам нужно примерно 30 миллионов рублей, а это больше, чем потенциальная прибыль хозяйства. Сливай воду», — резюмирует Александр Ершов. 

В последние десятилетия товарное рыбоводство на Юге демонстрирует высокую динамику роста

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №48-49 (188) 5 декабря 2011
    Развитие городов Юга
    Содержание:
    Образцы городского развития уже есть

    Основная проблема, стоящая перед российскими городами, — освоение новых функций, которые соответствуют задачам современного развития. Те города Юга, которые с этим справились, уже стали новыми точками роста не только в макрорегионе, но и в стране в целом

    Реклама