«Банки не должны создавать законы, по которым они работают»

Людмила Шаповалова
19 декабря 2011, 00:00
  Юг
Артурас Фейферас

В марте 2011 года группа литовских инвесторов приобрела крохотный ростовский Капиталбанк. Эта кредитная организация была явным кандидатом на «вылет» по итогам проводимой регулятором политики укрупнения банков. После прихода новых акционеров, меньше чем за год, количество отделений банка в городе увеличилось с одного до пяти, кредитный портфель — в два раза, депозиты физических лиц — в пять раз, производится модернизация IT-инфраструктуры, в которую вкладывают 1 млн евро. В 2012 году планируется увеличить кредитный портфель до 1 млрд рублей и увеличить долю корпоративных клиентов в портфеле банка с нынешних 17% до 50–60%. Председатель правления банка Артурас Фейферас — банковский управленец с многолетним стажем — рассказал о назначении небольших региональных банков.

— Как вы оцениваете действия регулятора по увеличению уставных капиталов банков?

— Я позитивно смотрю на увеличение уставного капитала: это позволит сделать банки сильнее, а банковскую систему — лучше. Российский регулятор идёт в правильном направлении: консолидация банков нужна для укрепления финансового рынка и для его стабильного развития. Я встречался с местными представителями власти, описывал им наши идеи, и они доброжелательно к ним отнеслись.

— Есть ли какие-то примеры в западных финансовых законодательствах, которые имело бы смысл привнести на российский финансовый рынок?

— Рынок сам себя во многом регулирует. Разумеется, банки не должны создавать законы, по которым они работают, но, наблюдая западный опыт, я могу сказать, что там есть полезные практики. В некоторых странах регулятор выпускает рекомендации, основанные на лучших практиках финансовых и кредитных организаций. Есть хорошие законодательства в области инвестиций и торговли ценными бумагами. Когда есть общепринятые правила, банки конкурируют, не принимая на себя большие риски, — они конкурируют в области качества обслуживания, быстроты решений.

— Сейчас в южном регионе не наблюдается активности в области сделок M&A. Однако здесь есть десятки банков, которые явно не дотягивают до требований по размеру уставного капитала. Как вы считаете, какова будет их судьба?

— По моим ощущениям, регулятор отложит принятие решения относительно таких банков, может быть, на год. Если государство требует увеличить капитал, а этого не происходит, у государства должна быть определённая программа того, что делать с такими кредитными организациями: как и кто возьмёт на себя обязательства по депозитам, кредитам, будет ли происходить национализация этих банков, и если да, то как, это ведь частная собственность. Пока такой программы нет.

— Наверняка многие владельцы банков с недостаточной капитализацией ищут покупателей. По каким параметрам вы оценивали банки, когда принимали решение о покупке?

— Мы рассматривали несколько зарубежных и российских банков, анализируя базовые параметры. Во-первых, у банка должна быть лицензия, которая позволяет совершать те операции, которые ты хочешь совершать. Во-вторых, у банка не должно быть больших старых кредитов, на которых необходимо концентрироваться, отвлекаясь от развития. В-третьих, банк должен быть понятным. Капиталбанк был понятным банком: один офис, мало людей. Мы хотели сами строить банк: набирать сотрудников, выстраивать систему продаж, открывать отделения. Капиталбанк позволял это делать.

— Какова ниша региональных банков — чем они более привлекательны, чем крупные банки с гос­участием, например?

— Большие банки говорят, что их целевая аудитория — это малый и средний бизнес, но, мне кажется, они очень далеки от него. Они тратят массу усилий на работу с крупными клиентами, и у них недостаточно времени для активных персональных консультаций малого бизнеса. И мы видим, что это именно тот сегмент в регионе, в котором мы можем работать и зарабатывать. Да и физические лица в регионах зачастую предпочитают работать с местными банками.

— Но сейчас в сфере розницы разворачивается агрессивная конкурентная борьба, в которой, помимо традиционных розничных игроков, участвуют крупные банки с госучастием, появляются новые игроки. Чем вы сможете обыграть их?

— Большие банки и в рознице применяют массовый подход. Если взять к примеру, Сбербанк, то в России это не один банк, а 17 разных банков, и все они не консолидированы на уровне IT-инфраструктуры. Когда у нашего банка появится много отделений, у клиента не будет необходимости привязываться к какому-либо отделению географически, он сможет обслуживаться в любой точке. Самое важное в развитии розничной инфраструктуры — руководитель и люди, которые работают в отделениях. У каждого руководителя есть план по привлечению физических и юридических лиц, по открытию счетов и так далее. Мы внедряем новую мотивационную систему, в которой вознаграждение руководителя будет зависеть от того, какую прибыль он принесёт для банка, для акционеров.

— Вы планируете как минимум в два раза увеличивать долю корпоративных клиентов в кредитном портфеле банка. Но в нашем регионе самая распространённая отрасль малого бизнеса — это торговля. Вы не опасаетесь работы с такой рискованной группой клиентов?

— Безусловно, наша кредитная политика основана на оценке денежных потоков. Но даже если у компании хорошие денежные потоки, мы не даём кредиты без залога. И это, конечно, нелёгкий путь — конкурировать с другими банками. Но с нашей быстротой решений, с нашей ясностью и тем, сколько это стоит клиенту, мы сможем конкурировать с ними уже сейчас.