Бестабачные перспективы страны

Константин Гуртовой
19 декабря 2011, 00:00
  Юг

Проект «антитабачного» закона, общественное обсуждение которого началось в конце лета, экспертами признаётся, с одной стороны, назревшим, с другой — репрессивным. Но все сходятся на том, что законопроект должен быть доработан в части просветительской работы и поиска баланса между интересами курильщиков и некурящих

Фото: Иван Иванов
Генеральный директор ОАО «Донской табак» Сергей Сапотницкий считает, что табачники могут реабилитировать себя в глазах общества, предложив безопасные продукты

На момент вёрстки номера проект федерального закона «О защите здоровья населения от последствий потребления табака», выложенный для общественного обсуждения на странице Минздравсоцразвития РФ по адресу //beztabaka2011.minzdravsoc.ru/project, получил 1,75 тысячи комментариев и предложений. Журнал «Эксперт ЮГ» также включился в обсуждение предлагаемых инициатив и в конце ноября провёл в Ростове-на-Дону круглый стол «Антитабачный закон: как повлияют на бизнес и общество новые законодательные инициативы», где участники табачной отрасли, представители малого бизнеса, ритейла и надзорных органов смогли обсудить ключевые нормы законопроекта. Среди них — запрет с 2015 года курения в кафе, ночных клубах, аэропортах и на вокзалах, в самолётах и поездах, пассажирских судах и гостиницах, а с 2013 года — продажа сигарет только в магазинах площадью не менее 50 кв. м, причём без выкладки на витрине.

Аргументация в пользу закона, приведённая на сайте общественного обсуждения, гласит, что, по данным глобального опроса взрослого населения о потреблении табака (GATS), в России курят 43,9 млн человек. Минздравсоцразвития за табачной проблемой видит проблему повышенной смертности, которую страна до сих пор не может преодолеть. «С тем, что нужно эту проблему решать, не спорит никто, но практически каждое предлагаемое в этом антитабачном законопроекте решение затрагивает целые сферы деятельности, которые пока только складываются в России, — констатирует Владимир Козлов, главный редактор журнала “Эксперт ЮГ”. — Помимо табачной отрасли, это и рекламный рынок, и сфера общепита, и гостиничные услуги, не говоря уже о мелкоформатной торговле. При этом, учитывая, что в стране сегодня курит около 60 процентов мужчин, законопроект предполагает, что к 2015 году мы уже будем жить в другом обществе. Главный вопрос — насколько безболезненным для бизнеса и общества может быть этот путь».

Назревает передел рынка

Российский табачный рынок находится в тройке ведущих мировых рынков, а по уровню оснащения производства опережает многие развитые страны, считает генеральный директор ОАО «Донской табак» Сергей Сапотницкий. Это объясняется тем, что инвестиции в российские мощности совершались одними из последних в мире. «Россия сейчас является нетто-экспортёром табачной продукции, официальный экспорт — около 17–18 миллиардов сигарет ежегодно, — поясняет г-н Сапотницкий. — В стране сформировалась отрасль, которая не просто покрывает объёмы местного рынка, но и сопутствует притоку валютной выручки и легальному доходу государства».

Один из ключевых факторов роста рынка — акцизная политика, то есть косвенный налог, который платит потребитель. По оценкам Сергея Сапотницкого, в этом году табачная отрасль даст в российский бюджет около 120 млрд рублей акцизных платежей. Причём акцизы будут повышаться и далее. Между тем в России начинают появляться фабрики, производящие сигареты нелегально, — в 2011 году доля контрафактного производства составила около 1–2% рынка, хотя последние восемь лет табачный рынок был прозрачен. Как отмечает г-н Сапотницкий, легально производить сигареты в стране становится невыгодно — возрастает экономический интерес для подпольных фабрик. Жёсткий антитабачный законопроект создаёт условия для увеличения доли нелегальной розницы. Если судить по странам Восточной Европы, эта доля может достигать 20–30% рынка.

«Как производители продукции, которая несёт риски для здоровья, саму идею того, что нужно ужесточать производство и оборот табачных изделий, мы поддерживаем, — заявляет Олег Барвин, менеджер по нормативному регулированию компании “Бритиш Американ Тобакко”. — При этом мы считаем, что правовое регулирование должно иметь обеспечивающие его прозрачное и реальное применение механизмы, а не просто какие-то декларируемые нормы, которые не будут применяться и позволят неким политическим силам набирать электоральные очки». Компания соглашается, что в законопроекте есть ряд здравых идей, основанных на международном опыте, которые она поддерживает: регулирование курения в общественных местах, ограничение каналов продвижения продукции, запрет бесплатной раздачи сигарет. «У нас вызывает вопросы пункт об ограничении формата торговли, — продолжает г-н Барвин. — На наш взгляд, это будет являться переделом рынка табачной продукции. По сути, создаются преференции для крупных торговых сетей, в то время как сейчас около 40 процентов табачной продукции реализуется через ларьки». При отсутствии у мелких торговцев возможности укрупнить свои площади существует соблазн начать торговать из-под полы. Ведь им, как минимум, нужно подвести коммуникации, сделать фундамент и расширить торговую площадь.

Кроме того, эксперты отмечают, что в законопроекте нет разграничения сигарет и альтернативной табачной продукции (кальянные табаки, сигары, сигариллы), и сходятся в том, что не следует запрещать специализированную мелкоформатную торговлю табаком. «Это как-то сохранит данный сегмент рынка и даст возможность малому бизнесу специализироваться на продаже таких товаров, — считает директор южного регионального представительства ОАО “Погарская сигаретно-сигарная фабрика” Анатолий Косихин.  Малому бизнесу платить аренду за торговые площади в 50 и более квадратных метров очень накладно. У производителей возникает неясность — стоит ли вкладываться в развитие рынка, будущее которого туманно? Эта неопределённость отбивает желание и возможность работать в этом бизнесе как у средних, так и у малых предпринимателей. К примеру, в статье 18 говорится об учёте движения табачных изделий. Можно ещё вести учёт производственного оборудования, но отслеживать движение каждой пачки от производителя до конечного потребителя довольно трудоёмко и не будет способствовать развитию бизнеса».

Курильщики — вне закона

Хотя меры законопроекта направлены на благо общества, нельзя не заметить существенного ущемления прав курильщиков, отмечают участники круглого стола. «Законодательно ничего не сделать с теми, кто выбрал путь курения, — полагает Эмма Паризян, коммерческий директор ООО “СК” (магазины формата “у дома”). — Не бросит курить человек, который делает это всю жизнь, из-за введения неких ограничений — это должно быть его осознанное решение. Цены на табак нужно поднимать так же, как повышается цена на спиртное, тогда как среди взрослых, так и среди подростков, будет меньше тех, кто сможет отдавать за пачку 70–80 рублей против нынешних 30–40».

Вопрос здорового образа жизни — прежде всего социальный, и он должен решаться в каждой семье, подчёркивает начальник отдела контроля за питанием населения управления Роспотребнадзора по Ростовской области Ирина Торопова. «Если ребенок не курит с детства, то это только благодаря родителям и тем воспитательным процессам, через которые дети проходят в семье, школе и обществе в целом, — убеждена г-жа Торопова. — Если говорить о надзорных мероприятиях, то без добавления надзорных полномочий и помощи других контрольных органов соблюдать данный закон будет практически невозможно». «Предлагаемый Минздравсоцразвития закон практически весь посвящён здравоохранению, он призван хранить здоровье граждан; видимо, отсюда вытекают запретительные меры, но о социальном развитии там ни слова, — отмечает Владимир Козлов. — Задача создания некоей альтернативы определённому образу жизни в законопроекте не предусмотрена».

Предлагаемые запретительные меры дадут не только положительные, но и отрицательные результаты, прогнозирует Ирина Теларова, заместитель директора департамента потребительского рынка Ростовской области. «Когда мы говорим об антитабачном законе, нужно говорить прежде всего о развитии профилактической работы, — отмечает г-жа Теларова. — Можно сколько угодно контролировать и надзирать, но табачный рынок очень мобилен и легко адаптируется к тем жёстким рамкам, в которые его хотят поместить. Если мы говорим о недоступности сигарет для детей и молодёжи, то тут нужно подключать профилактические механизмы, и в этой части закон требует существенной доработки».

 «Как некурящего, меня очень радует этот закон, но прописанные в нём методы борьбы с курением, считаю, недостаточно правильные, — говорит директор сети ресторанов “Остербрау” Андрей Шепило.  Можно добиться запрета на продажу табачных изделий малолетним, но гораздо эффективнее будет пропаганда, рассказывающая не только о физиологическом вреде курения, но и о непрестижности такого образа жизни. Как в своих заведениях добиться запрета курения — я не представляю. Я могу убрать продажу сигарет из своих ресторанов, но какими методами доводить мысль о том, что курить в ресторане нельзя — непонятно, не выгонять же людей из помещения?! Запретами ничего не добьёшься. На нашей памяти — антиалкогольный закон времён Горбачёва, но люди тогда пить не перестали, а число отравлений суррогатным алкоголем только увеличилось. Только пропагандой можно достучаться до человека, и некурящую и культурно пьющую нацию мы получим в лучшем случае через поколение».

Возможна ли культура курения?

Впору говорить о необходимости формирования некой «культуры табакокурения» в России, делают вывод эксперты, — она должна основываться на разумном сочетании норм регулирования (чтобы оградить случайных курильщиков — тех, кто курит неосознанно, ориентируясь на поведенческие тренды), просветительской работы и пропаганды здорового образа жизни. «За рубежом существуют положительные примеры, которые позволяют сочетать интересы как курильщиков, так и некурящих, — рассказывает Олег Барвин. — Во-первых, достоверное информирование населения о рисках, связанных с курением, путём нанесения на пачку не только надписей, но и картинок. Во-вторых, реальное исключение возможности продажи несовершеннолетним, чтобы приобрести табачные изделия мог только взрослый, проинформированный о вреде курения человек, и это было бы его осознанным выбором. Также можно ввести карточки совершеннолетнего гражданина, чтобы только по ним можно было купить табачную продукцию».

Идею выдачи карточек поддерживает и Ирина Шеверская, владелец магазина «Хабиби» (подарки, кальяны, сигары): «Мы сами вырастили табачного монстра, а теперь пытаемся его посадить в клетку, упрятать в яму, закрыть крышкой и сказать, что ничего такого не было. Нужно менять мышление граждан, вести просветительскую работу, когда разрешительную карточку человек мог бы получить по достижении 21 года и только после прослушивания соответствующих лекций о вреде курения. Также важно убрать любую табачную рекламу».

Более качественно диалог общества с отраслью мог бы строиться вокруг поиска безопасного продукта, полагает Сергей Сапотницкий: «Сейчас существуют табачные продукты, которые не опасней, чем та среда обитания, в которой мы живём. В настоящее время насаждается стереотип, что курение — это плохо, без поправки на то, что оно может быть безвредным. Если мы начнём говорить о создании безопасного продукта, то разрушим интересы тех, кто строит свой бизнес в том числе и на антитабачных кампаниях».

«Ценности прививаются поколениями — нельзя в одночасье убедить всех ценить свою жизнь настолько, чтобы не курить, — резюмирует Владимир Козлов. — Мы можем считать курильщиков своего рода инвалидами — но в современном обществе для инвалидов строят подъездные пандусы, для них создают инфраструктуру. Если с рынками можно поступать регулятивно и революционно, то с социумом — нет, тут должен быть принципиально эволюционный подход. Перспектива в 30–50 лет более реальна, чем в 3–5. Законопроект в нынешнем виде не свидетельствует о понимании этих вещей».