Регулятор «сжимает» энергетику

Константин Гуртовой
19 декабря 2011, 00:00
  Юг

Энергетическая отрасль в грядущем году недополучит инвестиций — «генераторы» и «сетевики» в очередной раз сокращают инвестпрограммы. Причины — в регулятивной политике государства и донастройке RAB-регулирования для сетевых компаний

Предвыборный год для энергетических компаний ознаменовался давлением со стороны регулятора: были снижены ранее утверждённые темпы роста тарифов, срок индексации перенесён с 1 января на 1 июля 2012 года, что сократит эффект от повышения тарифов в следующем году вдвое. Обсуждается также отказ с 2012 года от инвестиционной составляющей в тарифах ГЭС, планируется «перезагрузка» RAB-регулирования для сетевых компаний. «Все эти меры потенциально ведут к сокращению прибылей энергетических компаний, а следовательно, собственных средств, которые энергетики могут направить на реализацию инвестиционных программ, — полагает аналитик ИК “Велес Капитал” Анна Дианова. — В условиях ограниченности кредитного ресурса компаниям приходится прибегать к урезанию инвестпрограмм на ближайшие три года. В настоящее время инвестиционные программы “РусГидро”, ФСК ЕЭС и холдинга МРСК находятся на стадии пересмотра и в 2012 году могут быть уменьшены на 20–30 процентов» Решения будут приняты в ближайшее время, однако пока конкретные цифры и список объектов, которые могут недополучить финансирование, не раскрываются. Похоже, что ужесточение регулирования отрасли продолжится и в следующем году.

Потери пока неизвестны

Энергокомпании не раз заявляли о намерениях обсудить свои планы по уменьшению инвестиций с регулирующими органами. Аргументация — рост тарифов стал меньше, чем планировалось (для МРСК и ФСК). Кроме того, регулятор намерен убрать инвестиционную составляющую для тарифа «РусГидро», рассказывает Андрей Емарлуков, директор краснодарского филиала ИК «Атон». «Какие конкретно объекты недополучат финансирования, пока неизвестно, — говорит г-н Емарлуков. — Проекты “РусГидро” на Юге невелики, поэтому их вряд ли будут сильно сокращать. Также инвестпрограмму может незначительно сократить МРСК Северного Кавказа».

В «РусГидро» сообщили, что инвестпрограмма находится на утверждении в Минэнерго, но подтвердили, что «проект инвестиционной программы предполагает корректировку объёмов финансирования в 2012 году в сторону уменьшения инвестиций» без упоминания цифр и объектов. В ФСК ЕЭС «Эксперту ЮГ» сообщили, что не готовы комментировать инвестиционный вопрос до тех пор, пока не будут приняты решения Федеральной службы по тарифам (ФСТ) в отношении тарифообразования на второе полугодие 2012 года (ориентировочно — февраль-март 2012). В начале декабря ФСТ «заморозила» индексацию тарифов ФСК на первое полугодие будущего года на уровне тарифов 2011 года. Соответственно и выручка компании существенно уменьшится, тем более что уже в этом году снизилась совокупная прибыль сетевых компаний.

В апреле правительство приняло постановление, предписывающее ограничить темпы роста тарифов на распределение электроэнергии на 15% во всех регионах начиная с мая. «Снижение тарифов было осуществлено в основном путём сокращения тарифов для ФСК и МРСК, на которые пришлось 65 процентов всего снижения совокупной регулируемой выручки от распределения электроэнергии, — комментируют в “Атоне”. — Как представляется, сокращение выручки ФСК и собственной выручки МРСК (в 2011 году выручка МРСК снизилась на шесть процентов) производилось преимущественно посредством предусмотренного методологией RAB-механизма сглаживания тарифов, подразумевающего перенос необходимой регулируемой выручки на несколько лет вперёд».

Аналитик ИК «Финам» Алексей Ковалёв также подтверждает, что пересмотр инвестпрограмм происходит в связи с ужесточением тарифного регулирования. «Инвестпрограммы не предполагали жёсткого предвыборного снижения темпов роста тарифов, которое произошло в текущем году, — поясняет г-н Ковалёв. — Речь в первую очередь идёт о сетевых компаниях (МРСК и ФСК), поскольку именно они работают в системе тарифного регулирования, хотя генераторы тоже испытали на себе последствия сдерживания роста тарифов, прежде всего на мощность. Вряд ли сокращению подвергнутся олимпийские объекты, тогда как по остальным региональным проектам пересмотр вполне возможен». В «МРСК Юга» и «МРСК Северного Кавказа» от каких-либо комментариев отказались.

Эксперты по-разному комментируют инициативы энергокомпаний по сворачиванию инвестпрограмм. «Дать однозначную оценку действиям компаний, на наш взгляд, нельзя, — считает Анна Дианова. — С одной стороны, уровень износа основных фондов в отрасли остаётся выше 50 процентов, что мешает её нормальному функционированию и повышает риск аварийности. С другой стороны, обширные обязательства по инвестпрограммам оказывают давление на справедливую стоимость энергетических компаний. С такой точки зрения сокращение инвестиций выглядит как адекватный шаг в ответ на снижение тарифов».

С этим не вполне согласен Евгений Рудаков, руководитель отдела экономико-математического моделирования департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий. «Рост тарифов в последние годы был таким, что если у кого-то из энергетиков и имеются основания для корректировки инвестпрограмм в сторону снижения на будущий год, то только у тепловых генерирующих компаний, — полагает г-н Рудаков. — В преддверии выборов тарифные аппетиты Русгидро, Росэнергоатома и сетевых компаний просто решили немного ограничить. Заодно пострадали и тепловые компании, которым отказали в индексации уровня оплаты мощности». В «Атоне» считают, что перед выборами принимались популистские решения для уменьшения тарифов МРСК, чтобы снизить нагрузку на потребителя, и поэтому финансовые показтели компании не растут должным образом: приходится занимать, чтобы проводить согласованную инвестпрограмму.

Регулятор выбирает правила

В 2010 году правительство перевело сетевые компании на формирование тарифа по системе RAB (Regulatory Asset Base — регулируемая база инвестированного капитала) вместо прежней системы «затраты+». Новый расчёт тарифа направлен на привлечение инвестиций в расширение и модернизацию инфраструктуры. Методика RAB-расчёта тарифа производится таким образом, чтобы компания получала гарантированный возврат инвестиций, а также доход на инвестиции, достаточный для обслуживания кредитов и получения прибыли. Однако, по словам чиновников, применение RAB-регулирования тарифов не оправдало ожиданий. В феврале 2011 года курирующий энергетику вице-премьер Игорь Сечин пожаловался на существенный рост доли сетевой составляющей в конечной цене, а в марте замглавы ФАС Анатолий Голомолзин посетовал на то, что в тарифе учитываются не прошлые, а будущие затраты сетевых компаний.

Эксперты же полагают, что RAB-регулирование при разумном и стабильном применении — это вполне действенный механизм. «В условиях высоких обязательств компаний по инвестиционным программам применение этого метода ведёт к значительному росту тарифов для потребителей, а это противоречит политике сдерживания тарифа, — рассуждает Анна Дианова. — Однако при существующем уровне износа основных фондов масштабные инвестиции в отрасль необходимы. В этих условиях любой подход в тарифообразовании обречён на “непрозрачность” с точки зрения регулятора и не будет оптимальным». Достоинства же RAB-регулирования для сетевых компаний заключаются в том, что метод позволяет осваивать значительные объёмы инвестиций, помогает привлекать кредитные ресурсы и стимулирует к снижению издержек, так как сэкономленные средства остаются в компании. «На сегодняшний день “МРСК Юга” из-за разногласий с администрацией Волгоградской области не перевела на RAB-регулирование крупнейший филиал — “Волгоградэнерго”, — продолжает г-жа Дианова. — В результате рентабельность “Волгоградэнерго” по EBITDA за первое полугодие 2011 года ниже среднего по холдингу значения (17 процентов), что снижает инвестиционную привлекательность компании».

В долгосрочной перспективе RAB-регулирование, по мнению экспертов, выгодно для потребителей, так как повышение эффективности работы сетевого комплекса ведёт к постепенному снижению тарифа. Однако чтобы этого добиться, необходим контроль за эффективностью инвестиций. «Действительно, есть понимание, что применение RAB-регулирования идёт с некоторым “скрипом”, — считает Алексей Ковалёв. — И дело здесь не только и не столько в предвыборных опасениях властей по поводу роста инфляции, но и в том, что зачастую с помощью RAB-тарифов стали финансироваться неэффективные, а то и вообще ненужные инвестиции. И всё же, если мы заинтересованы в долгосрочном устойчивом развитии сетевой инфраструктуры, от RAB-регулирования, пусть и в некоем модифицированном варианте, направленном на то, чтобы компании не «раздували» инвестпрограммы, по-видимому, не уйти».

Проблемы российского RAB

По мнению экспертов, в России метод RAB-регулирования зачастую используется некорректно; это не только негативно влияет на прибыль компаний, но и делает их денежные потоки непредсказуемыми, давая регулятору возможность легко ими манипулировать. Такая практика подрывает основы метода RAB-регулирования и представляет угрозу для акционерной стоимости распределительных компаний.

Аналитики отмечают три основных категории проблем RAB-регулирования, вызывающие убытки для распределительных компаний, которые могут быть не в полной мере компенсированы регулятором в дальнейшем. Первое — регулятор зачастую не компенсирует недополученный доход в полном объёме или вообще не компенсирует; в любом случае такая компенсация не учитывает фактическую временную стоимость денег. Второе — неправильная практика сглаживания тарифов. Уменьшение выручки в предыдущие годы иногда не компенсируется в полном объёме в последующие годы, а в некоторых случаях компенсация не учитывает временную стоимость денег, то есть сглаживание тарифов подчас принимает форму простого урезания регулируемой выручки. Третье — некорректный пересмотр тарифов, в процессе которого в мае 2011 года регулирующие органы иногда сокращали подконтрольные операционные издержки и сглаживали тарифы без надлежащей (а иногда вообще безо всякой) компенсации.

Некоторые из этих проблем обусловлены нарушением регуляторами RAB-методологии, а другие связаны с изъянами самого метода. Например, в его рамках недополученный доход индексируется в соответствии с инфляцией (порядка 7%), а сглаживание тарифов индексируется по базовой регулируемой норме доходности (11%). «На наш взгляд, основная причина проблем RAB-регулирования — это вмешательство федерального правительства, которое не позволяет регуляторам принимать экономически обоснованные тарифные решения, — комментируют аналитики “Атона”. — Непоследовательные действия правительства снижают стимулы для частных инвестиций в отрасль».

Для нормального инвестпроцесса в отрасли всем компаниям — и сетевым, и генерирующим — от государства необходимы всего две вещи: чёткие правила игры и гарантии, что эти правила не будут кардинально изменяться хотя бы 5–7 лет, убеждён Евгений Рудаков. «К сожалению, сейчас большая часть инвесторов рассматривает электроэнергетику как высокорискованный бизнес и стремится к тому, чтобы не инвестировать при плановых сроках окупаемости выше 7–10 лет», — резюмирует г-н Рудаков.