Кто ответит за наших свиней?

23 января 2012, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Рисунок: Дмитрий Горунов

Очередная вспышка африканской чумы свиней на Юге и в других регионах свидетельствует прежде всего о дефиците системных механизмов регулирования отрасли. И это притом, что свиноводство находится на подъёме, — за последние пару лет мы регулярно писали о проектах новых свинокомплексов. Но массовый забой животных в зоне заражения — а других способов борьбы с африканской чумой пока не придумано — выступает неким дополнительным налогом на бизнес, что, впрочем, пока не слишком останавливает инвестиции в свиноводство. Однако необходимость разработки долгосрочной стратегии развития отрасли налицо.

«Разбор полётов», начавшийся после вспышки чумы в Тимашевском районе Краснодарского края, представлял собой поиск крайнего — это ещё одно подтверждение того, что в отрасли нет системного подхода. Кубанский губернатор Ткачёв снимает с должности районного ветврача и грозит руководителю краевого отделения Россельхознадзора поставить вопрос о его профпригодности. Глава Минсельхоза Скрынник требует от руководства кубанского АПК в считанные дни представить в её ведомство долгосрочную целевую программу по борьбе с чумой свиней, а замминистра Вахитов заявляет, что во всём виноват бизнес, который не соблюдал меры предосторожности. А в прошлом декабре главный российский ветинспектор Власов напоминал, как несколько лет назад штаб по борьбе с гриппом возглавил премьер-министр и большинство проблем сразу были сняты. Стало быть, надо передать борьбу с эпидемией под контроль одного из вице-премьеров — иначе деятельность разных ведомств никак не скоординировать. И вице-премьер по АПК Зубков заявляет, что Минсельхоз неэффективно борется с эпидемией. Только вот свиньям от всего этого легче пока не стало.

По мнению многих отраслевых экспертов, основным источником африканской чумы являются подсобные хозяйства, где уровень санитарного контроля по определению ниже, чем в крупных свинокомплексах. Значит, корень проблемы — в конфликте двух разных укладов сельского хозяйства: традиционного и индустриального. В экономической истории переход от одного уклада к другому часто сопровождался исчезновением традиционных методов ведения хозяйства — сегодня, например, едва ли кому-то в голову придёт заниматься домашним ткачеством, если только речь не идёт о сувенирах. В случае со свиноводством, похоже, перед нами тот же процесс — как ни трогательна старинная традиция иметь в личном хозяйстве кабанчика, её цена оказывается слишком высокой. Увы, но такова логика модернизации, раз уж мы включились в этот процесс.

Именно в этой точке и возникает вопрос об отраслевой стратегии — понятно, что если селянам административно запретить выращивать свиней, то это не вызовет ничего, кроме протеста. На региональном уровне программы по перепрофилированию фермерских хозяйств на альтернативные виды мяса сейчас действительно активно разрабатываются. Но всё же хотелось бы, чтобы в этом процессе громче звучали голоса самих свиноводов, иначе стратегия отрасли рискует стать очередным плодом фантазии чиновников. А свиноводов как раз и не слышно. Например, в Госдуме прошлого созыва было как минимум три бизнесмена, связанных со свиноводством, — представлявшие Ростовскую область Вадим Варшавский и Иван Саввиди, а также омский депутат Михаил Сутягинский, который намерен развивать в регионах, в том числе на Дону и Ставрополье, сеть агрокластеров ПАРК, включающих крупные свинокомплексы. Но ни от одного из них так и не поступило соответствующих законодательных инициатив федерального уровня. Хотя, к примеру, пару лет назад «Русская свинина» Варшавского была одной из самых пострадавших от очередной эпидемии африканской чумы российских компаний. Может быть, тогда компанию просто удовлетворили размеры компенсации со стороны страховщиков и региональной администрации? Иными словами, в свиноводческой отрасли бизнесу и власти требуется срочно начать выработку совместных долгосрочных мер, иначе через некоторое время в эту, прямо скажем, молодую пока отрасль можно будет затащить только сумасшедших.