«Хард» и «софт» южного туризма

6 февраля 2012, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Иллюстрация: Виктория Ханова, Дмитрий Горунов

Происходящее сегодня в Красной Поляне позволяет утверждать, что в сфере создания современной туристической инфраструктуры стратегия догоняющей модернизации пока даёт неплохой результат. Действительно, за короткий срок здесь уже удалось под контролем западных специалистов построить современную горнолыжную инфраструктуру и наладить высокий уровень сервиса на подъёмниках и в отелях — иными словами, осуществить трансферт технологий, который данная стратегия модернизации как раз и предполагает. Можно ожидать, что при должных объёмах вливаний из госбюджета и активности якорных инвесторов столь же быстро пойдёт и стройка новых курортов в республиках Северного Кавказа. Этот регион, конечно, гораздо сложнее, чем Сочи, да и побуждающее к качественному росту внимание извне к нему не такое высокое, как к грядущей Олимпиаде, но при наличии положительного опыта тиражировать его проще, чем набирать с нуля. В этом смысле мы смотрим в будущее с оптимизмом.

Но построить коммуникации, отели, подъёмники и воспитать прилагающийся к ним улыбчивый персонал — это лишь первый шаг, сопоставимый с тем, что в компьютерной сфере называется словом «хард». А «софт» здесь начинается ровно там, где заканчивается стройка и продукт уже готов к употреблению (в Красной Поляне он до Олимпиады будет находиться в промежуточном состоянии полуфабриката). И если при строительстве новых курортов лозунг «Всё для Олимпиады» был, с существенными оговорками, оправданным, то дальше придётся решать куда более прагматичные вопросы — как и кому этот продукт продать? Ведь если вдруг окажется, что курорты Красной Поляны, построенные по последнему слову техники, не могут предложить рынку конкурентоспособную цену, то их ждёт незавидная судьба «спящей красавицы». В качестве сравнения можно вспомнить советскую Грузию, где в обычном селе мог стоять «для красоты» стометровый бассейн или стадион на 20 тысяч человек — такая тогда в этой республике была политика партии и правительства.

Чтобы этого не случилось, уже сегодня требуется освоение более тонких технологий, чем те, что используются при создании материальной базы туристической отрасли. В туристическом продукте инфраструктура приёма — это только последнее звено в длинной цепочке, включающей правила въезда в страну, доставку туриста до места отдыха, доступные на разных языках информационные ресурсы об этом месте, маркетинговую политику и т. д. Когда все ингредиенты при создании турпродукта взяты в нужной пропорции, это зачастую даёт эффект синергии — пакет услуг стоит меньше, чем собранный по частям. Причём создавать этот пакет должны все участники туристической деятельности — отельеры, рестораторы, операторы горнолыжной инфраструктуры, авиакомпании, турфирмы и, конечно же, государство, которое сейчас только учится работать в режиме тонких настроек вместо привычного мышления в валовых показателях типа койко-мест или штук туристов в год. Начать можно с малого — скажем, отменить наконец НДС на внутренних авиаперелётах, после чего любимые чиновниками слова о растущей привлекательности внутреннего туризма будут хоть немного более аргументированными.

Явно не хватает грамотного «софта» и в формировании имиджа наших курортов — чуть ли не каждый новый горнолыжный проект его инициаторы дежурно сравнивают с пресловутым Куршевелем, обещая сделать если не лучше, то уж точно на сопоставимом уровне. Это говорит сразу о нескольких вещах. Прежде всего, о слабом знании матчасти. По мнению опытных горнолыжников, Куршевель — далеко не лучший курорт Европы с точки зрения катания, а если равняться на него в плане уровня цен и сервиса, то где, интересно, на несколько кавказских «Куршевелей» найти соответствующее количество миллионеров? Во-вторых (и это главное) — о банальном нежелании думать вне сложившихся стереотипов. И в этом — главный риск для отрасли. Построить новые курорты за счёт чужих технологий, как выясняется, не проблема, а качественно продать их, исходя из чужих идей, вряд ли выйдет.