Глобальная мерка для Юга

Общество
Москва, 05.03.2012
«Эксперт Юг» №9-10 (199)
Атлас социально-экономического развития юга России, составленный учёными Южного федерального университета и выпущенный недавно московским издательством «Вузовская книга», — это, пожалуй, наиболее масштабное на сегодняшний день исследование макроэкономических процессов ЮФО и СКФО в глобальном контексте

Основу работавшего над атласом коллектива из 26 авторов составили сотрудники Северо-Кавказского НИИ экономических и социальных проблем ЮФУ во главе с директором этого института докто­ром географических наук Александром Дружининым. Год назад в интервью «Эксперту ЮГ» профессор Дружинин отмечал, что для понимания современных проблем юга России необходимо прежде всего выяснить, какова роль нашего макрорегиона в том, что можно назвать мировыми территориально-хозяйственными отношениями: «Как мы смотримся на фоне других регионов, государств? Каким образом наша территория экономически вписана в глобальные связи? Каково её место в мировой центр-периферийной системе?» На эти вопросы и отвечает атлас на материале 24 тематических очерков, включающих примерно сотню карт и значительный объем инфографики. По мнению авторского коллектива, издание рассчитано на довольно широкую аудиторию — представителей административных органов, предпринимателей, работников науки и образования, и с этим, пожалуй, стоит согласиться. Правда, мизерный тираж книги — всего 100 экземпляров — сразу же делает её библиографической редкостью.

Понятие «юг России» в его нынешних, уже вполне устоявшихся границах было впервые сформулировано в стенах НИИ ещё в середине девяностых годов, то есть до появления системы федеральных округов. Именно представление о юге России как едином организме лежит в основе концепции атласа, несмотря на то, что завершающая работа над ним шла уже после выделения Северо-Кавказского федерального округа из ЮФО в его прежних границах. Однако авторы убеждены, что проведение чёткой границы между Северным Кавказом и остальными территориями юга России «в настоящее время методологически некорректно, инструментально невозможно, да и бесперспективно с политико-экономической точки зрения». Напротив, Северный Кавказ «имплантирован в современный юг России, стабильно наращивает в нём своё присутствие и одновременно “выплёскивается” за его привычные границы». Насколько справедлива эта точка зрения, покажет время — первые два года существования СКФО пока скорее обозначили тенденцию определённой его изоляции от других южных регионов.

Материал атласа разделён на три части, объединённые темой глобального позиционирования юга России. В первом разделе, где обозначены важнейшие аспекты геоэкономического позиционирования макрорегиона, особо стоит отметить такие темы, как юг России в глобальной системе «центр-периферия», в том числе в экономическом ландшафте Евразии, Юг в ареале влияния Турции и в контексте глобальных экологических проблем. Отдельная глава посвящена позиционированию юга России в пространстве метрополий — ведущих городских центров, которые доминируют в регионе. Здесь авторы отмечают, что Юг в полной мере затронула постсоветская тенденция концентрации социально-экономического потенциала в крупнейших городах, рассматривая её на примере Ростова-на-Дону. Такая тематическая палитра свидетельствует, что коллектив Северо-Кавказского НИИ экономических и социальных проблем работает в актуальной сегодня парадигме социально-экономических наук.

Вторая часть атласа представляет собой отраслевой анализ позиционирования Юга — в топливно-энергетическом и транспортно-логистическом комплексах, в сфере АПК, на рынках рекреационных, финансовых и образовательных услуг, а также в научно-инновационной сфере. Последнее, безусловно, отражает веяние времени, хотя в главе «Позиционирование регионов юга России в “экономике знаний”» делается не самый утешительный вывод, согласно которому в экономике региона преобладают производства, относящиеся к отсталым технологическим укладам. Правда, картосхема «Инновационный сегмент экономики юга России» показывает, что картина сильно разнится в зависимости от регионов. Так, в Волгоградской области доля инновационных продуктов и услуг в общем объёме продукции в 2009 году составляла более 12%, в Ставропольском крае почти 10%, а в Ростовской области с её самым высоким на Юге научно-образовательным потенциалом — всего 5,5% (см. карту).

Третий раздел атласа посвящён условиям и механизмам эффективного глобального позиционирования и геоэкономической интеграции Юга. Здесь в первую очередь анализируются внешнеэкономические связи макрорегиона, а также такие аспекты его хозяйственного лица, как крупный бизнес, инвестиционный и предпринимательский климат, частно-государственное партнёрство, диспропорции в развитии отдельных субъектов. Лейтмотивом этой части книги является глобализация, всё больше определяющая специфику экономики юга России как, с одной стороны, периферии этого процесса, а с другой, «как одной из основных коммуникационных линий, обеспечивающих включение российской экономики в мирохозяйственные связи».

Хорошей иллюстрацией этой формулировки может быть глава, посвящённая позиционированию юга России в Большом Причерноморье, — межгосударственном макрорегионе, на который приходится практически половина внешнеторгового оборота Юга. Но, судя по структуре этого оборота, в Большом Причерноморье, центром которого является Стамбульская агломерация, мы занимаем отчётливо периферийное положение: 45% «причерноморского» экспорта юга России приходится на продукцию ТЭК, 27% — на металлы и изделия из них, 19% — на продовольствие, в первую очередь зерно. Однако сопутствующее росту типично периферийного экспорта развитие транспортно-логистической и прочей инфраструктуры влечёт за собой формирование вокруг неё зон опережающего социально-экономического развития, привлекательных для инвестирования. Обратной же стороной этого процесса является тенденция к перемещению населения Юга в направлении приморских зон и транспортных коридоров, грозящая перерасти в депопуляцию глубинных районов.

Отсюда и отчётливо неравномерное развитие разных территорий: название последней главы атласа звучит как «Юг России — территория опережающего экономического роста и углубляющегося дефицита инвестиций». Положительная инвестиционная динамика в нескольких регионах-лидерах оборачивается недоинвестированием других субъектов, теряющих потенциал устойчивого экономического роста в средне- и долгосрочной перспективе. Похоже, что в этом и состоит основной геоэкономический вызов для юга России, на который должен быть найден ответ. Стратегическая задача для экономики Юга формулируется авторами атласа так: «сохраняя традиционную специализацию, кардинально изменить её, превращаясь из территории — инновационного аутсайдера в один из базовых для Российской Федерации ареалов технико-технологического “прорыва”». В качестве основных отраслей для этого называются АПК, переработка углеводородов (в том числе каменного угля), электроэнергетика с акцентом на возобновляемые источники и рекреация.                       

Инновационный сегмент экономики регионов юга России наиболее выраженно представлен в Волгоградской области и Ставропольском крае

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №9-10 (199) 5 марта 2012
    Южные "газели"
    Содержание:
    Газели освоили конвейер

    В посткризисный период промышленные предприятия значительно увеличили свою долю в общей выручке самых динамичных компаний юга России. Больше всего сегодня «газелей» — в химии и АПК. По нашему мнению, мы имеем дело с долгосрочным трендом, связанным с укреплением реального сектора в экономике Юга

    Реклама