Симуляция городской безопасности

Очень интересное заявление сделал в конце февраля начальник управления МВД РФ по Ростову-на-Дону Сергей Кущёв. Он сообщил представителям СМИ, что камеры, установленные на улицах Ростова в рамках программы «Безопасный город», с 2007 года зафиксировали 15 преступлений, совершённых на улицах города, а в 2011 году — ни одного. В связи с чем следует признать соответствующую программу не такой уж плохой — коль скоро камеры оказывают такой мощный профилактический эффект.

Контекст этого заявления — по-настоящему гоголевский: камеры на самом деле не работают. По крайней мере, они не работают так, как должны были. История с выполнением программы «Безопасный город» началась в 2007 году и сопровождалась познавательными сообщениями о том, как камеры будут фиксировать нарушения ПДД и вообще станут инструментом мониторинга и предотвращения преступности. Предполагалось, что система будет генерировать квитанции на штрафы автомобилистам, рассылать их, а нарушители станут в удобное для себя время оплачивать свои провинности, город дополучит в свой бюджет миллионы, быстро окупит внедрение и начнёт процветать.

Эйфория от высокотехнологичного внедрения постепенно начала сменяться осторожными предположениями о том, что, вероятно, не всё ладно. Фактов рассылки штрафных уведомлений не было зафиксировано — по крайней мере, в адекватных нарушениям масштабах. А автомобилисты, поначалу опасливо сбрасывавшие скорость перед камерами, быстро осмелели и вернулись к традиционно энергичному движению. Сперва нерабочее состояние было целиком списано на некомпетентность интегратора: дескать, не учёл особенности ландшафта, не под тем углом установил камеры и т. п. В 2010 году выяснилось, что исполнитель заказа вроде бы делал всё правильно, но не уложился в определённые первоначально средства — и по решению 15-го Арбитражного апелляционного суда взыскал с заказчика дополнительные 120 миллионов на продолжение работ.

Год спустя всё стало ещё хуже: официальными лицами вслух наконец было произнесено слово «разворовали» (правда, безадресно). Начальник ГУВД по Ростовской области Алексей Лапин заявил, что порядка 30 миллионов рублей просто расхищено, и потому систему постоянно «сбоит»: часть видеокамер не работает, часть даёт нераспознаваемые показания. После проверки системы специалистами выяснилось, что из 650 видеокамер действовали 433, тогда как согласно условиям выполнения программы должны работать около 99 процентов.

И примерно через год после намерения разобраться в ситуации Сергей Кущёв сообщает, что всё не так уж плохо — посмотрите, преступность-то снизилась до нуля даже при неработающих камерах. Делать такие заявление на голубом глазу чиновникам позволяет (оставим в покое их совесть) непонимание того факта, что в городе всё меньше просто жителей — и всё больше налогоплательщиков и избирателей. Что за пределами города всё меньше посторонних компаний — и всё больше инвесторов. Что разнообразные рейтинги уровня комфортности городов придётся использовать по назначению — оценивать эффективность действий управленцев и цену, которой достигается именно такой уровень комфортности. Это, кажется, понимают все, кроме г-на Кущёва и его коллег по управлению городской действительностью.

Прозорливые предприниматели международного масштаба тоже это понимают: ряд крупнейших вендоров начинают обивать пороги администраций с предложениями разными техническими средствами улучшить городскую среду. К примеру, говорят они, если оснастить систему «Безопасный город» дополнительными модулями анализа информации, можно побороть пробки, не прибегая к строительству дорог, туннелей и метро. Кроме того, можно более эффективно распоряжаться силами общественного правопорядка, направляя эти силы в те районы, в то время года, месяца и дня, в которые это имеет смысл делать — потому что именно в этом месте они точно будут нужны. Безусловно, если бы эти возможности продавали непосредственно жителям города, то успех был бы налицо. Но штука в том, что продают их чиновникам, для которых тот факт, что 300-миллионная система не работает, — это всё равно повод для хорошей новости.

На вопрос о том, на чём же основывается их уверенность, что в пользе таких систем можно будет убедить их прямых заказчиков, представители компаний с уверенностью сообщают: на том, что это повысит инвестиционную привлекательность города. Они это говорят не потому, что на бизнес-тренингах их научили слепо верить в успех своего предприятия. Они видели эволюцию других городов и могут рассказать, как Рио-де-Жанейро понадобилось установить точнейшие метеодатчики в определённых районах — чтобы предотвращать оползни и бороться с их последствиями точечно, а не аврально. Как крохотный городок в американском штате Теннесси заказал сложнейшую интеллектуальную систему по разумному управлению сточными водами — потому что это дорого, но всё же дешевле, чем беспокоить жителей строительством новой канализации.

Международные предприниматели исходят из предположения, что горожане неизбежно осознают себя налогоплательщиками и не оставят без внимания заявление о том, что благодаря болванкам на столбах удалось избежать 15 преступлений. Речь не идёт о том, что они начнут устраивать в Ростове Болотную — не исчерпаны и другие инструменты для выражения несогласия. Несогласные граждане пишут обращения на сайте мэрии, собирают подписи через LiveJournal, не дают уходить от ответственности городскому депутату, убившему на своём «порше» человека. Камеры, которые должны были, к слову, зафиксировать убийство, в этом месте (на главной улице города) не работали — но свидетели нашлись и не промолчали. Люди перестают быть безмолвными потребителями управления. Они к нему подключаются — и, со-участвуя в нём, они будут требовать, чтобы камеры, за которые они заплатили, — работали.