«Финансируемых проектов могло бы быть гораздо больше»

Северо-Кавказский банк Сбербанка России, кредитующий ряд крупных инвестпроектов под гарантии российского правительства, основными проблемами, сдерживающими инвестиционный процесс, считает нехватку обустроенной инфраструктуры на территориях и недостаток собственных средств у инициаторов. При этом наибольший потенциал руководство банка видит в сфере малого бизнеса

Пётр Колтыпин

Пётр Колтыпин стал председателем Северо-Кавказского банка в конце прошлого года, сменив на этом посту Виктора Гаврилова, руководившего банком на протяжении 24 лет. Сам Пётр Колтыпин к этому времени проработал в банке 15 лет — и в первых же выступлениях после назначения он заявил о намерении развивать сложившиеся конкурентные преимущества банка. А главное, что отличает Северо-Кавказский банк от других региональных подразделений Сбербанка, — его полная вовлечённость в реализацию стратегии развития округа, что особо важно в условиях дефицита финансовых институтов в СКФО. Это — первое интервью Петра Колтыпина «Эксперту ЮГ».

Точки роста — госгарантии и малый бизнес

— Пётр Николаевич, список первых инвестпроектов, реализуемых в округе под госгарантии, был сформирован минувшей осенью. В каких из них участвует Сбербанк? Появились ли новые?

— Мы активно участвуем в реализации Стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа. В 2011 году банк заключил пять кредитных договоров на общую сумму порядка 9,8 миллиарда рублей. Речь идёт о крупных инвестициях в промышленность на территории Ставропольского края и республик — строительстве металлургического завода «СтавСталь» в Невинномысске, развитии производственного цикла на гидрометаллургическом заводе в городе Лермонтове, строительстве стеклотарного завода «Анжи-стекло» в Дагестане, создании мощностей по переработке шерсти в Карачаево-Черкесии, запуске производства цифровой медицинской и рентгеновской техники в Кабардино-Балкарии. Сейчас на заключительной стадии проработки находятся ещё несколько крупных инвестиционных проектов, предусматривающих создание промышленно-производственного и инновационно-строительного кластеров в Ставропольском крае, Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии-Алании.

— Есть ли в целом движение по проектам с господдержкой — по скольким, например, уже началось финансирование? Что здесь можно было бы усовершенствовать?

— Движение есть, но, как в известной поговорке — «медленно запрягаем». Инвестиционные модели Сбербанком полностью просчитаны, в окупаемости проектов, о которых я сказал, сомнений нет, и мы готовы начать финансирование уже сейчас. Ждём самих госгарантий, которые будут получены после экспертизы документов заёмщиков в Российском банке развития (ВЭБ). Надеюсь, что «поедем быстро». Потому что затягивание срока инвестиционной фазы и графиков финансирования может привести к удорожанию проектов и снижению их эффективности. В целом же, на наш взгляд, для координации процесса рассмотрения инвестиционных проектов СКФО необходимо более тесное взаимодействие со всеми заинтересованными сторонами. Например, создание рабочей группы из представителей Министерства регионального развития РФ, Министерства финансов, субъектов РФ, Сбербанка России и Корпорации развития Северного Кавказа. Соответствующие специалисты могли бы вести еженедельный мониторинг проектов и уже на текущей стадии оперативно предлагать решения возникающих проблем.

— Вы упомянули, что развитию бизнеса в СКФО мешает неразвитость инфраструктуры. Но это — одна сторона медали. Сегодня многие говорят о том, что существуют проблемы в подготовке самих проектов.

— Да, причём, изучив не один десяток предложений, мы можем назвать их наиболее типичные изъяны. Это прежде всего недостаток собственных средств, которые необходимо вложить в бизнес в размере не менее 30 процентов от стоимости проекта до вхождения в него банка; затем — отсутствие проектно-сметной и исходно-разрешительной документации, грамотных управленческих кадров, опыта реализации аналогичных проектов, залогового обеспечения, а также необоснованный оптимизм финансовой модели, не подтверждённой маркетинговыми исследованиями. Кроме того, очевидные идеи рождают много аналогичных проектов, пусть и неплохих по своей сути, но никак не учитывающих ёмкость регионального рынка. Вместе с тем, все проблемы обозначены и уже решаются совместно аппаратом СКФО, субъектами и Сбербанком. Сегодня Северо-Кавказский банк отдаёт приоритет инвестиционным проектам с продуманной логистикой, ориентированным на создание целостной системы конкурентоспособных производств, которые включают в себя как современные технологии, так и рынки сбыта.

— В каких отраслях экономики Северного Кавказа вы сегодня видите наиболее динамичное развитие? А где, напротив, очень незначительно используется бизнес-потенциал?

— О состоянии экономики Северного Кавказа я могу судить прежде всего как менеджер банка, чьё присутствие на региональном финансовом рынке по многим направлениям является определяющим; поэтому основные тенденции мы видим достаточно чётко. Поступательно развиваются отрасли, наименее пострадавшие в ходе кризиса — сельское хозяйство, торговля, коммерческое и жилищное строительство, востребованные промышленные производства — то есть те, у которых есть устойчивая структура спроса. Именно эти сферы бизнеса в 2011 году составили более 40 процентов корпоративного кредитного портфеля банка. Они же остаются лидерами роста и сегодня.

За первый квартал нынешнего года банк вложил в экономику региона более 16,7 миллиарда рублей. Кредитный портфель корпоративных клиентов достиг 96,6 миллиарда рублей. Портфель АПК за январь-март потяжелел на 903,7 миллиона — почти на 10 процентов больше показателя аналогичного периода 2011 года. На три процента вырос кредитный портфель предприятий промышленности. Вложения в торговлю с начала  года увеличились на семь процентов или, в абсолютных цифрах, на 1,7 миллиарда рублей.

Наибольший потенциал, который только в последнее время начал реализовываться, сегодня у малого бизнеса. Частично росту инвестиционной привлекательности сферы малого предпринимательства невольно поспособствовал кризис, который небольшие предприятия прошли почти без потерь. Этот тренд особенно ярко проявляется на Северном Кавказе, где традиционно наиболее многочисленным и активным субъектом экономики является малый бизнес. Только в нашем банке обслуживается почти 50 тысяч малых предприятий и фирм, а кредитуется более 10 тысяч. И хотя в 2011 году, благодаря запуску новых специализированных кредитных программ, количество заёмщиков из сферы малого бизнеса удвоилось, возможности дальнейшего роста ещё практически не раскрыты.

«Перспективы у туризма — огромные»

Сбербанк всегда участвует в ежегодном деловом форуме на Кавминводах, который раньше носил название «Кавказская здравница». Наверное, вы согласитесь с тем, что, хотя кавминводские здравницы начали обновляться, процессу недостаёт динамики. Между тем регион КМВ обладает уникальными природными ресурсами и бальнеологической базой. Не хватает инвестиций?

— Кавминводам действительно в силу объективных причин долгое время недоставало внимания серьёзных инвесторов. Хорошо помню трудности начала 2000-х, когда нерешённость вопросов форм собственности материально-технической базы здравниц не позволяла нам масштабно инвестировать в этот сектор. Хотя уже тогда курорты остро нуждались в модернизации.

Сегодня Северо-Кавказский банк является одним из основных финансовых операторов кавминводской туриндустрии, а 15 процентов нашего строительного кредитного портфеля приходится на туристическо-гостиничный и санаторно-курортный комплекс. Например, в 2008-2010 годах мы профинансировали реконструкцию лечебного корпуса санатория «Ленинские скалы» в Пятигорске, гостиничного комплекса «Пятигорск-Интур», санатория «Виктория» в Кисловодске, туристического комплекса «Домбай-Снежинка», гостиницы «Евроотель» в Ставрополе. В настоящее время нами профинансировано более 20 проектов на сумму свыше 1,7 миллиарда рублей — в их рамках идут строительство и реконструкция здравниц. Назову лишь несколько крупных проектов, наиболее известных жителям и гостям региона, — ессентукский санаторий «Русь», санаторий имени Калинина в Железноводске, санаторий «Целебный нарзан» в Кисловодске, гостиница Don-Plaza Essentuki.

Я полагаю, что неразвитость курортов, которая сейчас преодолевается, — это лишь часть проблемы. Кавминводам необходима новая транспортно-логистическая и коммунальная инфраструктура в целом. Нужны качественные дороги, канализационные сети, водоводы, современные экологически безопасные способы утилизации отходов. В этой сфере инвестиционный потенциал ещё предстоит реализовать. Ведь перспективы огромные. Хорошо, конечно, что весь Северный Кавказ намерен в будущем стать раем для туристов, своеобразной российской Швейцарией и инвестиционным клондайком. Но КМВ уже сейчас, говоря языком бизнеса, — популярный узнаваемый бренд с устойчивым потребительским спросом и курортной индустрией, которую нет необходимости создавать с нуля. На Кавминводах действует порядка 85 санаториев, и многомиллионные вложения в их материальную базу принесут ощутимую пользу отдыхающим, региону и банку сегодня, а не через годы.

В этом году форум на Кавминводах называется «Инвестиции в человека» — как вы понимаете это название и к чему оно обязывает?

— Форум носит название «Инвестиции в человека» не случайно. Курорт — это принципиально иное, более высокое качество жизни вокруг, лучший разнообразный сервис, причём не только в стенах пятизвёздочных отелей. Небольшие фирмы, малые предприятия, в которых работает местное население, способны решить эту задачу. Северо-Кавказский банк возлагает большие надежды на развитие малого бизнеса как основы инфраструктуры курортного сервиса и туризма. Именно начинающим предпринимателям адресована наша последняя разработка — кредитная программа «Бизнес-старт», предусматривающая не только получение денег на start-up, но и готовые бизнес-решения. Сегодня это чаще всего франшизы в сфере услуг, которые наиболее органично вписываются в современный стиль санаторно-курортного отдыха. В марте мы провели на Кавминводах переговоры с группой франчайзеров и намерены расширить список предлагаемых клиентам бизнес-идей.

Вообще финансируемых нами проектов могло бы быть гораздо больше, учитывая масштаб инвестиционного потенциала здравниц. Я знаю, что интерес есть у многих инвесторов, готовых работать здесь, не дожидаясь финансовых госгарантий. По сути, развитие КМВ — тоже мегапроект, в котором ключевую роль сыграет активная позиция региональных органов власти и местного бизнеса. Сегодня очень важна программа, позволяющая серьёзно изменить ситуацию в инфраструктуре, и если здравницам будут выделены средства на эти цели, я думаю, что через несколько лет мы не узнаем Кавминводы — настолько они преобразятся.