Мэрский бенефис волгоградского губернатора

Николай Проценко
16 апреля 2012, 00:00
  Юг

Тянущаяся уже больше года история вокруг должности главы Волгограда, похоже, разрешится самым оптимальным с точки зрения большинства горожан образом. Сразу после состоявшихся недавно общественных слушаний по вопросу о возвращении прямых выборов мэра города-героя волгоградский губернатор Сергей Боженов заявил, что вопрос фактически решён: выборы состоятся в октябре. Правда, если бы после этого волгоградская общественность вздохнула облегчённо и восславила демократию вкупе с мудрым губернатором, картина была бы слишком идиллической — все, кажется, понимают, что когда за мэрское кресло начнётся реальная борьба, будет явно не до высоких фраз. Самый опасный риск заключается в том, что формально демократическое решение восстановить всенародные выборы градоначальника может только углубить противостояние между региональной исполнительной властью и местными элитами, которое давно стало для области главным политическим сюжетом. Хотя если в ходе выборов будут соблюдены не только демократические процедуры, но и приличия, не исключено, что возвращение мэрских выборов в Волгограде станет прецедентом для других регионов, где выборы глав были ликвидированы.

Ирония сложившейся ситуации заключается в том, что главным героем мэрских выборов станет не их победитель, а губернатор Боженов, на которого была возложена роль антикризисного менеджера в регионе, при прошлом губернаторе Анатолии Бровко погрязшем даже не в конфликтах, а в натуральных разборках. Когда в феврале прошлого года Бровко под предлогом неисполнения неких судебных решений отправил в отставку волгоградского мэра Романа Гребенникова, многие региональные политики восприняли это в целом положительно — к работе Гребенникова в городе была масса претензий. Но желание Бровко поставить руководить Волгоградом своих выдвиженцев было однозначно воспринято как вызов сложившемуся порядку вещей — в результате город уже год живёт при главе с приставкой «и.о.». Поэтому Сергей Боженов, которого назначили на место Бровко в январе, изначально был заложником ситуации. В Волгограде, славящемся закрытостью от внешнего мира, его сразу восприняли как очередного «варяга», и чтобы с первого же дня не накалять ситуацию ещё больше, Боженов тут же высказался в поддержку возвращения прямых выборов мэра.

Однако «своеобразие текущего момента» таково, что глава Волгограда по определению должен быть человеком губернатора, — только в этом случае есть надежда, что заявления Боженова о близких системных изменениях в регионе станут реальностью. Системные изменения здесь и впрямь назрели — без резкой активизации связей с внешним миром Волгоград может лишиться права на проведение матчей Чемпионата мира по футболу 2018 года, а значит, и масштабных инвестиций в городскую инфраструктуру, давно пребывающую в плачевном состоянии. И в этих обстоятельствах схема, при которой реальная исполнительная власть в городе принадлежит контрактному главе администрации (сити-менеджеру), была бы, возможно, более уместна — во многих региональных центрах её введение и было продиктовано стремлением губернаторов к большему контролю над местным самоуправлением. В таком случае, как говорил экс-губернатор Бровко, глава администрации областного центра оказывается, по сути, первым замом главы области.

В случае же с прямыми выборами мэра кандидат номер один в нынешних волгоградских обстоятельствах должен быть стопроцентно лоялен губернатору — и одновременно не вызывать отторжение у местных элит. Сейчас поиск такого человека, пожалуй, главная задача для Боженова. Причём она усложняется тем, что кандидата надо не просто отобрать, а ещё и провести через процедуру внутрипартийных праймериз. Примечательная деталь: незадолго до объявления о возвращении выборов в Волгограде появился бывший глава города Евгений Ищенко, в 2007 году сложивший полномочия после того, как на него завели несколько уголовных дел. Формальным поводом для визита стала презентация проекта набережной, разработанного ещё в бытность Ищенко мэром. Однако чуть ли не в тот же день адвокат Ищенко подаёт в областной суд заявление с просьбой отменить приговор по двум статьям УК, а губернатор Боженов заявляет, что «человеку сломали судьбу только из-за того, что выбивался из общего ряда». И несколько дней спустя говорит по поводу претендентов на мэрское кресло: «это те, кто были во власти, есть во власти, исполняют обязанности».

Впрочем, строить догадки о возможных кандидатурах сейчас не столь важно — гораздо более значим пресловутый вопрос о приличиях. У Сергея Боженова ещё с тех времен, когда он был мэром Астрахани, репутация человека, который предельно жёстко проводит избирательные кампании. Во многом такое реноме Боженов приобрёл благодаря своему вечному оппоненту, известному деятелю «Справедливой России» Олегу Шеину, который, в свою очередь, хорошо известен как профессиональный скандалист, однако же дыма без огня не бывает. И здесь Боженов оказывается перед дилеммой: либо провести нужного человека, минимально оглядываясь на приличия, — и вместе с лояльным мэром получить букет проблем с городской общественностью, либо предложить Волгограду новый общественный договор, в основе которого — долгожданное примирение элит. Первый вариант даст выигрыш на короткой дистанции, второй — в долгосрочной перспективе. Рисков у него не меньше, но для страдающих недоговороспособностью в арсенале губернатора должна найтись своя страшилка — например, что бесконечная грызня кончится административным решением проблемы — присоединением Волгоградской области к соседней Астраханской (на уровне экспертного сообщества такой сценарий давно обсуждается). Впрочем, предвыборную самодеятельность в Волгограде будет наверняка ограничивать и повышенное внимание за пределами региона — возвращение выборов мэра города-миллионника случай действительно прецедентный, и «закрыть вопрос» кулуарно тут едва ли получится.