«Олимпстрой» не должен быть разрушен

Виктория Ханова
16 апреля 2012, 00:00
  Юг

В феврале этого года в СМИ просочилась информация, что в Сочи планируется создать особую экономическую зону туристско-рекреационного типа, а уже через месяц президент России Дмитрий Медведев дал поручение правительству до 1 июня 2012 года представить предложения по её созданию. Необходимость появления зоны объясняется тем, что инвесторы курорта из-за «олимпийских» требований значительно превысили объём запланированных на стройку расходов, так что без компенсации непредвиденных затрат и налоговых льгот, которые предоставляются в ОЭЗ, курортные объекты будут убыточны. Однако если создавать в Сочи ОЭЗ, то, согласно поправкам в закон об ОЭЗ, принятым Госдумой в прошлом году, делать это можно только при наличии управляющей компании.

Пока в России такая компания только одна — ОАО «Курорты Северного Кавказа» (КСК). С тем, чтобы сделать КСК единой управляющей компанией для строящихся объектов в Сочи, согласился и губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв. Вместе с ОЭЗ в Сочи ей должны были перейти и объекты ГК «Олимпстрой». Более того, в том же феврале звучали предположения о том, что КСК могут выкупить все горнолыжные комплексы в Красной Поляне, но по цене значительно ниже рыночной. Тогда владельцы комплексов «Роза Хутор» и «Горная карусель» сразу заявили, что не планируют продавать свои активы, а в «Газпроме», которому принадлежат горнолыжные курорты «Лаура» и «Альпика-сервис», от комментариев отказались. После этого вопрос о продаже больше не поднимался, но, похоже, и управление Красной Поляной КСК будет получить непросто, несмотря на всё вышесказанное: многомиллиардный постолимпийский курорт — слишком уж лакомый кусок, чтобы достаться кому-то без ожесточённой борьбы.

А в начале апреля появился новый претендент: управляющей компанией ОЭЗ в Сочи может стать «Олимпстрой», который должен был быть расформирован после окончания олимпийской стройки, но жизнь ему теперь могут продлить акционированием. Формальным поводом для этого стало предложение Минрегионразвития добавить к создаваемой ОЭЗ ещё и Имеретинскую долину, которой КСК управлять не планируют. К тому же у «Олимпстроя» к тому времени уже будет опыт работы с этими объектами. Но здесь возникает вопрос — опыт какой работы есть у «Олимпстроя»?

Согласно п. 1. ст. 3 ФЗ № 238 от 30.10.2007 г., целью деятельности корпорации является осуществление разного рода функций, «связанных с инженерными изысканиями при строительстве, с проектированием, со строительством и с реконструкцией, организацией эксплуатации объектов, необходимых для проведения XXII Олимпийских зимних игр». То есть мы имеем дело со строительной компанией, которая, правда, работает на очень специфическом объекте. И с этой точки зрения то, что строительной компании решили передать в управление туристический кластер, выглядит странно. С таким же успехом можно было бы бросить «Олимпстрой» разводить кур или строить суда — исходные навыки по работе с этими объектами у госкорпорации примерно одинаковы. По большому счёту, сегодня ни у одной компании в России нет опыта управления курортами, но у тех же КСК накоплен хотя бы опыт продвижения проекта и привлечения иностранных инвестиций в туризм (по северокавказскому туркластеру они уже заключили соглашений на 6 млрд долларов). Хотя, в общем-то, подоплёка предложения не расформировывать «Олимпстрой» понятна. С 2007 года это была весьма доходная государственная кормушка — и чем более уютно вокруг неё становилось, тем более нелепой казалась мысль о том, что в 2014 году придётся искать новую работу. Впрочем, судя по декларации о доходах за 2011 год, например, президент правления «Олимпстроя» Сергей Гапликов пока не успел заработать даже на автомобиль для семьи: как же можно корпорацию распустить?

И даже если «Олимпстрой» всё-таки перепрофилируют, то интересен характер его взаимодействия с «Курортами России», в которые должны преобразоваться «Курорты Северного Кавказа» после принятия закона, сейчас готовящегося рабочей группой во главе с сенатором Светланой Журовой. Согласно планам г-жи Журовой, госкомпанию нужно наделить функциями единой управляющей компании туристско-рекреационных ОЭЗ страны, что позволит государству сосредоточить полномочия и ответственность за использование механизмов ОЭЗ, не распыляя эти функции между многочисленными исполнителями. В таком случае, предложение сделать «Олимпстрой» управляющей компанией для Сочинской ОЭЗ прямо противоречит замыслам законотворцев.

При этом не представляется спорным тезис о том, что олимпийскими объектами нужно как-то управлять и делать это централизованно. Печальный пример того, к чему может привести отсутствие такого управления, уже есть: после летней Олимпиады 2004 года в Греции значительная часть спортивных объектов больше ни разу не использовалась по назначению, а власти страны разводят руками, признавая, что понятия не имеют, что делать с этим олимпийским наследием. С другой стороны, нам есть и у кого учиться. В Европе широко распространена ситуация, когда существует единая управляющая компания, которая координирует деятельность компаний на курортах. Например, Compagnie des Alpes сейчас владеет и управляет 15 горнолыжными курортами в Альпах и 21 парком отдыха и развлечений в шести странах Европы. Этот крупнейший европейский туроператор взял под управление и один из горнолыжных комплексов Красной Поляны — «Розу Хутор». Наличие единого оператора помогает и продвигать курорт как единое с точки зрения маркетинга целое, и создавать комплексный туристический продукт, и избежать такой непонятной для европейского туриста ситуации, как необходимость покупать отдельный абонемент для катания на каждом из горнолыжных комплексов курорта (а в Красной Поляне сейчас дело обстоит именно так). Россия, казалось, пошла по тому же сценарию, но на её пути стал «Олимпстрой», вдруг задумавшийся о своём собственном будущем и решивший в связи с этим не покидать нас. И пусть пироги печёт пирожник, сапоги тачать будет всё равно «Олимпстрой».