Региональная политика в 140 символах

Виктория Ханова
16 апреля 2012, 00:00
  Юг

Политики во власти всё активнее осваивают пространство социальных сетей, таких как «Твиттер», для общения со своими избирателями. На Юге пока наиболее преуспели в этом губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв, мэр Краснодара Владимир Евланов и донской губернатор Василий Голубев

Иллютрация: Дмитрий Горунов
«Твиттер» — одно из немногих мест, где можно увидеть настоящего Александра Ткачёва

Интернет-аудитория в последнее время оказывает большое влияние на события в стране; общаться с ней начинают и южные политики, в частности, заводя микроблоги в «Твиттере». Интернет всё больше становится политическим инструментом — и не только в оппозиционных кругах, для производства митингов и революций.

Чем чаще, тем лучше

«Твиттер» — это онлайн-сервис для ведения микроблогов, главная особенность которого в том, что длина одного сообщения не может превышать 140 знаков. Мода на «Твиттер» в российском политическом бомонде появилась после того, как в июне 2010 года там зарегистрировался президент РФ Дмитрий Медведев. Многие чиновники восприняли это как сигнал к действию и стали заводить аккаунты как минимум для того, чтобы лично читать, что пишет президент, а в случае особой удачи ещё и попасть в список тех, кого читает он. Например, в октябре прошлого года Александр Ткачёв поделился радостными для себя слухами: «Говорят, Президент мой твиттер читает. Жду фолловинга, Дмитрий Анатольевич! :)», и уже меньше чем через месяц эта информация подтвердилась — Дмитрий Медведев добавил губернатора Краснодарского края в свою тви-ленту, по поводу чего г-н Ткачёв тоже порадовался: «@MedvedevRussia Дмитрий Анатольевич, спасибо за фоллоу». Кстати, Александр Ткачёв — единственный представитель ЮФО и СКФО, которого в «Твиттере» читает Дмитрий Медведев; а в ленте президента всего 47 микроблогов.

Правда, далеко не у всех хватает терпения вести микроблог: в твиттере главы Чечни Рамзана Кадырова всего три твита, а блог главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова не обновлялся с 5 декабря прошлого года. Всего в ЮФО и СКФО мы насчитали два регулярно обновляемых микроблога руководителей северокавказских республик — главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова и главы Северной Осетии-Алании Таймураза Мамсурова, два микроблога региональных глав из ЮФО — кубанского губернатора Александра Ткачёва и губернатора Ростовской области Василия Голубева — и один микроблог главы административного центра — твиттер-аккаунт мэра Краснодара Владимира Евланова.

Как отмечает директор интерактивного агентства «Вебпрактик» Александр Букуров, различие между ними в том, что «кто-то стал микроблогером для галочки, а кто-то действительно реагирует на обращения граждан, и эту обратную связь население тонко ощущает». Формат «Твиттера» обязывает к определённой тональности сообщений. По оценке директора интернет-агентства «Информа» Ирины Вереникиной, «Твиттер» — это самый легкомысленный из имеющихся инструментов, поэтому в первую очередь он годится для молодых политиков. Так что далеко не всем удаётся органично вписаться в твиттер-пространство. Добиться популярности среди интернет-пользователей не так просто: для этого недостаточно просто быть губернатором области или главой республики.

Эксперты сходятся во мнении, что основной целью создания аккаунтов в социальных сетях является пиар. По мнению Ирины Вереникиной, это даёт политикам возможность быть ближе к аудитории, реально влиять на неё, быть «в теме». «При умелом использовании это очень эффективный инструмент, на сегодняшний день я лучшего не знаю», — резюмирует г-жа Вереникина. По оценке Александра Букурова, социальные сети — это инструмент не просто полезный, но и крайне необходимый: «Сегодня отсутствие в социальных сетях для политика означает информационный вакуум, который с радостью заполнят оппоненты. Контролировать этот процесс извне, не являясь пользователем сетей, очень сложно. Результата по созданию благоприятного политического имиджа добиться можно только находясь в системе и при активной стратегии использования».

По сути, лишь на просторах интернета жители регионов могут открыть для себя в политиках «обычных людей». Скажем, достаточно умилительно в прощёное воскресенье читать в твиттере Василия Голубева: «Всех с Масленицей. И простите меня», или, например, небольшую твиттер-трансляцию Таймураза Мамсурова с футбольного матча «Алания» — «Шинник», которая закончилась таким твитом: «После матча зашёл лично поздравить наших игроков. Ребята выкладываются. “Алания” заслуживает место в Премьер-лиге))». Футбол, кстати, является самой любимой темой в твиттерах политиков после их собственно политической деятельности и поздравлений с различными официальными праздниками. Но больше всех в процессе формирования собственного «я» в «Твиттере» преуспел Александр Ткачёв, тематика твитов которого значительно шире, чем работа и даже футбол. В его ленте нередко встречаются даже рассказы о том, как он проводит выходные: «Водил сегодня семью в кино. Только вернулись. Ходили в “Галерею” на фильм “Мамы”».

Один из ключевых параметров для популярности микроблога — регулярность появления в нём новых сообщений. Например, Таймураз Мамсуров, Василий Голубев и Арсен Каноков обновляют свои микроблоги несколько раз в месяц, отправляя несколько сообщений подряд, что не является оптимальным вариантом для обретения популярности в «Твиттере». Другое дело — блоги Александра Ткачёва и Владимира Евланова, твиты в которых появляются ежедневно, зачастую не один раз. Но даже вне зависимости от регулярности обновления твиттеров, у их читателей может появиться подозрение, что ведут их не сами политики, а пресс-службы: кажется, что слишком уж много дел у глав городов и регионов, чтобы писать что-то ещё и в интернете. К тому же такие «безликие» сообщения, как «На экономическое обоснование затрачено 116 млн рублей. Стоимость 1 км метро около 5,5 млрд рублей», совсем не несут никакого личностного отпечатка и значительно более похожи на новость из ленты сайта администрации, чем на личное послание «живого» политика.

Согласно данным из собственных источников «Эксперта ЮГ», часть аккаунтов политиков действительно курируется пресс-службами, однако их официальные обладатели внимательно интересуются содержанием того, что они пишут в сеть, а ещё больше — тем, что им на это отвечают их фолловеры («читатели»). Но читая, например, микроблоги Ткачёва и Евланова, становится очевидно, что даже если часть сообщений и пишется их помощниками, то значительная часть контента — всё же авторская. Так, у Александра Ткачёва часто попадаются сообщения, отправить которые сотрудники пресс-служб явно не решились бы. Во время разбирательств по громкому делу ограбления и попытки сожжения ветерана в Армавире в микроблоге Ткачёва появился твит: «Его зовут Пётр Животовский. В больнице в тяж. состоянии. И вот что — взял дело под лич. контроль. Уродов найдём. Это дело чести» — представить, что это написал кто-то кроме Александра Николаевича, сложно. Появление таких твитов крайне важно для популярности микроблога: у большинства администраций регионов и без того есть официальные новостные ленты, и их дубликаты, пусть и с фотографией главы администрации, никому не интересны.

Пространство для диалога

Но, чтобы быть популярным в «Твиттере», мало только писать, надо ещё и отвечать тем, кто пишет тебе. Делать это любят не все региональные политики. Очень мало «риплаев» (ответов) у Таймураза Мамсурова и Арсена Канокова. Да и сверхактивный Александр Ткачёв отвечает фолловерам довольно эпизодически. По подсчётам «Эксперта ЮГ», количество риплаев у Ткачева составляет 20% от общего числа его твитов. В его случае надо учесть, что функцию «ответ» губернатор края открыл для себя, только когда число его сообщений перевалило за 1000. Но даже если не брать в расчёт «разминочную» тысячу твитов, на ответы приходится не более 30% от общего числа его сообщений. Впрочем, читать эту переписку с читателями едва ли не более занимательно, чем твиты, инициированные самим автором.

Распространённой темой сообщений фолловеров является критика заявлений Александра Ткачева (впрочем, как и любого другого политика, пишущего в сети), на что глава Кубани регулярно предлагает авторам самим показать, как надо делать то, что не удаётся ему и его команде. Например, в ответ на сообщение губернатора о планируемом ремонте дорог один из его фолловеров написал: «Не латать надо а класть нормальный асфальт!» И получил обезоруживающий ответ губернатора: «Какие вы все умные, давай приходи. Я назначу вас в дорожное управление. Научи нас дураков класть нормальный асфальт». Правда, иногда подобное панибратство со своими читателями выходит губернатору боком. В середине февраля Александру Ткачёву в твиттер написал 26-летний инженер медицинской техники, пожаловавшийся, что на зарплату в 15 тысяч рублей жить очень сложно. В ответ г-н Ткачёв посоветовал ему поменять работу, а потом ещё и добавил: «Я тебе отвечал не как губернатор, а как мужик мужику. Не нравится тебе работа — не ной, а иди и ищи более высоко­оплачиваемую». Эта переписка подняла такую волну негодования в интернете, что неосторожное высказывание губернатора осудили даже в столице: бывший московский префект Олег Митволь заявил, что после таких заявлений Ткачёв должен уйти в отставку.

Значительно более внимательны к своим читателям Владимир Евланов и Василий Голубев — в частности, журналисты «Эксперта ЮГ» несколько раз получали ответ от губернатора Ростовской области на реплики, адресованные ему. Отвечает на сообщения своих читателей он даже чаще, чем пишет сам: количество ответов составляет чуть более половины всего контента его микроблога. Александр Букуров приводит один из примеров того, как г-н Голубев в «Твиттере» реагирует на конструктивные предложения, которые поступают туда же: «В начале года на встрече главы региона с блогерами была высказана идея о возрождении праздника Древонасаждения, который проводился в Ростове до революции. В начале апреля инициатива была поддержана губернаторским указом, о чём Василий Голубев тут же известил в “Твиттере”».

В случае Владимира Евланова появляется ещё такой интересный сюжет, как обмен репликами в «Твиттере» между главами края и города. Краснодарский край — единственный регион на Юге, в котором микроблоги есть и у губернатора, и у мэра административного центра. Причём общаются они довольно интенсивно. Когда этой зимой в Краснодаре были снежные заносы, губернатор как-то утром по пути на работу написал твит, адресованный мэру: «С утра проехал по #Краснодар'у: после ночного снегопада песком все посыпали, но грейдеры прошли не везде.@vladimirevlanov обратите внимание». Вскорости Владимир Евланов отчитался аж в трёх твитах: «@antkachev С учетом утреннего снегопада полная уборка немного запоздала. Но на движении транспорта, в том числе общественного, это не отразилось. В любом случае ситуацию держу всегда на контроле». Подобное публичное общение производит впечатление реалити-шоу: фолловеры становятся прямыми свидетелями того, как работают власти на их благо. А на днях Александр Ткачёв попросил своих фолловеров предлагать идеи для программы развития Краснодарского края. По его словам, только в «Твиттере» ему прислали несколько сотен предложений, посвящённых тому, как можно улучшить жизнь в регионе: таким образом, интернет-пользователи уже не просто следят «в прямом эфире» за тем, что делает губернатор, но и получают возможность поучаствовать в этой деятельности. Всё это становится ещё более актуальным в свете возвращения выборов губернаторов: интернет-аудитория — это приличный сегмент электората, к тому же в большинстве случаев негативно настроенный по отношению к существующей власти, и заручиться его поддержкой уж точно не будет лишним.

И, пожалуй, Александр Ткачёв — единственный из крупных южных политиков, кому пока удалось стать действительно значимой персоной в твиттер-пространстве Рунета. Так, по данным сайта www.twirating.com, микроблог г-на Ткачёва с более чем 26 тысячами читателей — самый популярный твиттер-аккаунт в Краснодарском крае. В то же время у Василия Голубева — второго по популярности среди южных политиков в «Твиттере» — менее четырёх тысяч фолловеров. Это может быть частично объяснено тем, что свой микроблог он завёл позже, чем его кубанский коллега, но, кажется, что основной причиной является именно разница в контенте. Александр Ткачев очень быстро научился вести себя в «Твиттере» так, как и подобает любому твиттерянину: он отмечает свои «юбилейные» твиты («Надо же: это 1000-й твит! Как летит время. Так много удалось вам рассказать. Спасибо, что читаете и пишете мне. Будем общаться и дальше»), поздравляет с праздниками не только всех жителей региона, но и своих близких («Леша! Ты был и остаешься для меня СТАРШИМ. Сильным, умным, родным человеком. Горжусь тем, что могу сказать: С днем рожденья, старший брат! :)»), реагирует на то, что происходит в интернете («Шутка дня в интернете: “Спонсор беспорядков в Египте — курорты Краснодарского края!”. Официально заявляю — не мы :)») и публикует свои фотографии. Иногда твиттер Ткачёва становится единственным достоверным источником информации в крае, а производство оригинального контента — тоже залог популярности в сети.

В подготовке материала принимала участие Алёна Фурсова. Орфография и пунктуация интернет-источников сохранены