«Можем себе это позволить»

Анна Филатова
14 мая 2012, 00:00
  Юг

В 2012 году ВТБ24 планирует вложить в экономику Краснодарского края более 13,7 млрд рублей. Руководство банка намерено добиться удвоения по ряду ключевых направлений — в частности, по ипотеке и кредитованию МСБ

Фото: ИТАР-ТАСС
Михаил Задорнов

В рамках своего апрельского визита в Краснодар президент-председатель прав­ления ВТБ24 Михаил За­дор­нов очень высоко оценил результаты деятельности местного подразделения и отметил, что в ближайшие годы банк будет планомерно усиливать свои позиции на южных рынках ипотеки, кредитования МСБ и в ряде других ключевых сегментов. Позиция банка предельно проста: имея миллиардные активы и большие объёмы продаж в масштабах страны, можно позволить себе инвестировать в региональное развитие по всем фронтам — это касается как территориальной экспансии, в том числе за счёт приобретённых банков, так и усовершенствования внутренних технологий и новых продуктов. При этом присоединение ТрансКредитБанка и Банка Москвы дало ВТБ24 16 новых точек в ЮФО и СКФО; новые офисы банк активно строит и сам.

Ипотека в фаворе

Какие направления кредитования, по вашей оценке, будут драйвером развития в этом году и почему?

— У нас нет драйвера как такового — по всем ключевым направлениям мы развиваемся равномерно, коррелируем рост ипотеки, автокредитования, кредитования МСБ и так далее. Это и есть основной источник роста для банка — диверсифицировать бизнес так, чтобы поступательно расширять его по всем направлениям. В широком смысле это означает, что разного рода перегибов быть не должно — как резкого ослабления позиций в том или ином сегменте, так и диспропорционального усиления по сравнению с другими.

Планируете развивать южную сеть и инфраструктуру?

— В целом в 2012 году будет открыто 80 новых точек продаж ВТБ24. А учитывая интеграцию с ОАО «ТрансКредитБанк», в ближайшие три года масштаб сети вырастет до тысячи отделений. В частности, только на территории Краснодарского края сейчас действует 10 офисов ТКБ, причём они расположены в городах, где нас ещё нет, — например, в Кропоткине, Тихорецке и других. Таким образом, через полтора года, после завершения интеграции, эти точки присоединятся к сети ВТБ 24. Вообще, на Кубани у нас одна из самых развитых сеток, но нет, например, точек в Геленджике — туда пойдём в этом году. Виден дефицит на побережье и на севере региона. То есть нужны офисы на границе с Ростовской областью и в Сочи.

В Ростове мы только за последние три года открыли три точки и довели количество офисов на Дону до 16 — этот регион для нас фактически закрыт. А вот в Ставрополе планируем открыть отделение в этом году; интересен нам и рынок Кавминвод. Таким образом, по итогам 2012 года общее число наших офисов в ЮФО и СКФО достигнет 62 при нынешних 59 точках. К тому же не забывайте, что на Юге и у Банка Москвы имеется пять-шесть точек.

Наш путь роста — это трансформация отделений приобретённых банков и строительство собственных на Черноморском побережье, севере Кубани и на Ставрополье. Точный объём инвестиций на развитие сети в этом году я не назову, скажу лишь, что наши прибыли позволяют нам инвестировать в дальнейшее расширение собственной географии.

Банк заявляет о намерении бурно наращивать ипотечный портфель. Какого роста ипотеки вы ожидаете в 2012 году

— В целом российский рынок ипотеки в прошлом году вырос в 1,7 раза по сравнению с 2010 годом, а наши выдачи увеличились более чем в два раза. Особенно бурный рост мы наблюдали в последнем квартале 2011 года — например, в целом по стране только в декабре мы выдали 10 тысяч кредитов и получили ещё 14 тысяч заявок, которые удовлетворяли уже в январе-феврале. Только в Краснодарском крае в первом квартале 2012 года ВТБ24 выдал в 2,5 раза больше ипотечных кредитов, чем в аналогичный период прошлого года, что составило 330 миллионов рублей. По нашим прогнозам, к концу года объём выдач в регионе достигнет 2,5 миллиарда рублей.

Почему вы решили усилить позиции в сегменте ипотеки сейчас, когда банкиры говорят об отсутствии в стране длинных денег? Как и за счёт чего вы намерены развивать это направление?

— По существу, есть две модели рынка ипотеки. Во-первых, американская, когда за всем стоят государственные и квазигосударственные органы — в Америке это корпорации. Во-вторых, континентальная модель, когда рынок развивается сам. В рамках американской модели госструктуры скупают у банков закладные, и в конечном итоге убытки выплачиваются за счёт государства. В России — смешанная модель, когда есть банки и есть АИЖК, а государство отвечает по его облигациям в случае возникновения проблем. Так вот, АИЖК держит значительную часть рынка, оно скупает у мелких банков ипотечные закладные. И есть ряд крупных игроков — Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ 24, «Дельта-Кредит» и другие. Суммарная доля АИЖК и этих четырёх банков составляет порядка 75 процентов рынка. Поэтому кто-то, у кого нет длинных денег, отказывается от ипотеки, а спрос перераспределяется, рынок замыкается на оптовом покупателе — АИЖК и крупных банках. Вот почему мы можем себе позволить этот продукт. С одной стороны, у нас уже на балансе около 200 тысяч ипотечных займов, мы знаем этот бизнес, у нас есть вся линейка продуктов. С другой стороны, этот сам по себе далеко не высокомаржинальный бизнес на больших объёмах даёт нам очень хороший доход. К тому же, развивая ипотеку, мы привлекаем своего профильного, то есть достаточно состоятельного клиента. И источники фондирования ипотеки у нас есть — это и длинные депозиты населения, и доходы от продажи облигаций по займам тем же АИЖК и ВЭБу, и другие.

Миллиарды для МСБ

Расскажите об изменениях политики банка в сфере кредитования МСБ. По нашим данным, к вам перейдут некоторые клиенты ВТБ  с чем связано такое перераспределение?

— Изначально внутри группы линия разделения клиентских сегментов проходила по уровню в 90 миллионов рублей годовой реализации. Всё, что выше, уже было епархией ВТБ, хотя, разумеется, деление это достаточно условное. Теперь же ВТБ24 будет работать в группе клиентов с годовым оборотом в объёме 300–400 миллионов рублей. Мы готовились к этому два года: наращивали сеть, создавали продуктовый ряд, банковские гарантии, обновляли онлайн-систему «банк-клиент». Рассуждали так: какой из банков будет успешнее взаимодействовать с МСБ? По своей природе предприниматель ближе к рознице, к массовым технологиям — и в этом смысле позиция ВТБ24 действительно была сильнее. Мы с этим справимся лучше, потому что исследовали потребности малого бизнеса и можем обеспечить «розничный», привязанный к срокам подход.

Так сколько клиентов ВТБ перей­дут к вам?

— Мы не ведём таких подсчётов: речь идёт по большей части о завоевании новых клиентов, а не о дележе старых. Наш приоритет — наращивание портфеля кредитов МСБ.

Какого роста кредитного портфеля МСБ вы ожидаете в нынешнем году

— Конечно, рост за 2011 год оценивать сейчас сложно, поскольку мы начинали работать по новой схеме, а вот на 2012 год намечено двукратное увеличение продаж. Только за первый квартал наш портфель МСБ вырос на восемь процентов, а в целом в этом году по стране мы намерены выдать предпринимателям 100 миллиардов рублей кредитов.

За счёт чего произойдёт удвоение? Вы выводите на рынок новые продукты для МСБ?

— В апреле мы вывели на рынок новый продукт «Бизнес-экспресс». Ни у одного банка ничего похожего нет, он основан на анализе розничных технологий, применяемых в ВТБ24. «Бизнес-экспресс» позволяет получить до четырёх миллионов рублей в срок от трёх до пяти дней по упрощённой схеме: клиенту достаточно заполнить анкету из 15–16 пунктов. В данном случае уникальность заложена в процессе принятия решения: мы проанализировали поведение 16 тысяч заёмщиков до и после кризиса, вывели алгоритм оценки риска и создали технологию, которая в кратчайшие сроки позволяет дать ответ заёмщику. Этот продукт — своего рода иллюстрация всего накопленного в розничном секторе опыта ВТБ24.

А как вы строите взаимодействие с начинающими бизнесменами? К примеру, говоря о кредитованиии стартапов, многие банкиры отмечают, что этот продукт, конечно, очень востребован, но у банков нет ни ресурсов, ни технологий, ни желания выводить его в розницу.

— Стартап — очень рискованная вещь, и не секрет, что мы выдаём кредиты предприятиям, работающим от полугода и больше. Стартап требует отдельного страхования и, безусловно, поддержки государства. Малый бизнес — сам по себе высокорискованный сегмент, даже более, чем корпоративные кредиты или кредиты физлицам. Даже без привязки к банковскому сектору МСБ подвержен кризисам. Так что если поддерживать стартапы, то нужны адекватные формы господдержки, без них банки просто не станут этим заниматься.

Насколько имеющиеся у банков продукты способны удовлетворить потребности начинающих предпринимателей?

— Имея стратегию, бизнес-план, понимание рынка, предприниматель может начать бизнес и с минимальными средствами, а уж продержаться полгода для такого бизнеса не составит труда, и в конечном итоге он получит кредит. Главная проблема рынка МСБ — это не отсутствие стартапов или актуальных продуктов. Люди должны иметь внятные бизнес-планы, понимание того, зачем создан бизнес и каким он должен стать через год, через пять лет. Некачественное ведение бизнеса, отсутствие деловой культуры в среде российских предпринимателей — на данный момент основной сдерживающий фактор рынка МСБ.