Не торопитесь гнать Гельмана

Разное
Москва, 28.05.2012
«Эксперт Юг» №21 (210)

Начало деятельности известного галериста Марата Гельмана на Кубани трудно было бы сделать более скандальным. Культура давно не вызывала на Юге такого шума: не каждый день здесь выходят на улицу с требованиями закрыть культурный проект, оскорбляющий религиозные чувства. Основные вопросы в этой ситуации — чем так возмутила представленная экспозиция, кого возмутила и насколько адекватной была последующая реакция на произошедшее?

Замысел первой выставки Гельмана ICONS («Иконы») до последнего держался её организаторами в секрете. Галерист, зная, на какую почву ступает, видимо, решил эту почву подогреть. «Я ещё сам внутренне не решил, как стоит действовать: сразу по голове или...», — кокетливо обмолвился Гельман в марте. Выставка должна была стать презентацией будущего Центра современного искусства в Краснодаре и выступала в качестве «договора о намерениях» с губернатором Александром Ткачёвым. Но получилось — «сразу по голове»: православие, в которое пусть даже косвенно целили ICONS, является не­отъемлемым атрибутом культуры в специфически кубанском понимании этого слова, причём воспринимается оно зачастую в самой консервативной форме. Хотя если бы не сложившаяся эпатажная репутация Гельмана, у оппонентов просто не было бы аргументов выступать против, к тому же некоторые работы экспозиции, как оказалось, вполне могли быть представлены и на выставке православного искусства. Более того, сами представители Русской православной церкви позже поспешили заявить о «безвредности» ICONS для верующих. Но кадры с антигельмановской акции уже пошли гулять по сети.

Было бы несправедливо утверждать, что общественность Краснодара так уж консервативна и воспринимает иконы исключительно как священную атрибутику. Но независимый зритель просто не был допущен к экспозиции представителями некой оппозиции. Конечно, важно понимать, кто эти люди, организовавшие срыв открытия первой гельмановской выставки. Аудитория там подобралась довольно горячая: в состав митингующих входили активисты от ЛДПР, КПРФ, а также христиане-националисты, вооружённые открытым письмом епископа Ставропольского и Невинномысского, и, конечно же, некие представители казачества. Следует оговориться, что по неизвестным причинам открытого письма с критикой деятельности Гельмана от митрополита Екатеринодарского и Кубанского так и не поступило, а участие казаков в акции протеста атаманом Кубанского казачьего войска не приветствовалось. И всё же скандал повлиял на развитие событий, связанных с дальнейшим участием Марата Гельмана в создании краснодарского Центра современного искусства.

Сотрудничество с властью — главное условие работы в регионе, так как это изначально даёт большие гарантии, утверждал месяц назад галерист. В первых интервью о планах будущего центра им было заявлено о некоем карт-бланше от Александра Ткачёва, и пока рано говорить, что предоставленный карт-бланш свои возможности исчерпал. Хотя, по словам губернатора, кубанская столица не испытывает нехватку культурных кадров — необходимо лишь создать для них общую площадку, и Краснодар очень скоро станет ведущим культурным мегаполисом — «с Гельманом или без него. Скорее без». Сказано это было после антигельмановских протестов; похоже, Ткачёв резко засомневался в партнёре, которого только что пригласил поработать в регион.

Губернатор Кубани сейчас и правда в непростой ситуации. Никто не заставлял его подыгрывать самым консервативным слоям местной общественности. По большому счёту, он мог не реагировать на произошедшее. Мало ли у кого какие тараканы. Но теперь оставить Гельмана — значит снова рисковать. Если выставка ICONS была финансово независима, то дальнейшая работа по созданию Центра современного искусства потребует значительного вложения бюджетных средств. И если этим будет заниматься Гельман, то следующий митинг может принять более острую форму, так как недовольство будет уже не только эстетическим — могут прозвучать и неудобные вопросы о целесообразности расходования местной властью денег из бюджета. Не следует забывать и о том, что среди «совокупности статей», по которым недавно отправился в отставку пермский губернатор Олег Чиркунов, явно были и его культурные инициативы, реализованные совместно с Маратом Гельманом, — популярности в массах главе Пермского края они точно не добавляли.

С другой стороны, изгнание Гельмана с Кубани тоже было бы слишком категоричным решением. Публично принять сторону публики в бешметах и кубанках означало бы надолго сохранить ассоциации с закостенелым традиционализмом, что тоже стратегически неприемлемо для Краснодара. Избранный курс на культурный ребрендинг края губернатор менять не собирается, но и планов на обозримое будущее пока тоже нет.

Ответным ходом Гельмана стало заявление о возможности создать независимый Центр современного искусства, намекая на то, что талантливые кадры города уже заинтересовались его предложением, а финансовую базу независимого центра готовы обеспечить ряд краснодарских бизнесменов. Галерист прокомментировал ситуацию так: «Если мракобесие не грохнуть на его родине — счастью не бывать». И какое бы двойственное впечатление не производили его проекты, стоит признать, что он в чём-то прав. Если Кубань хочет культурного развития, она должна давать таким персонажам, как Гельман, право на существование. Отказ в этом праве и есть мракобесие. Культурное развитие в регионах — и это, конечно, касается не только Кубани — не обеспечить назначениями и изгнаниями, даже просто финансированием не обеспечить. Чтобы возникла культурная среда, должно появиться поле напряжения между, грубо говоря, актуальным и традиционным, между архаистами и новаторами. Там, где сплошь традиция, мухи дохнут; там, где одна актуальщина, унитазы вместо артефактов. Гельман нужен Кубани только как противоположный культурный полюс — само его появление подстегнёт культурную среду. И пусть дальше творческие люди работают, как хотят — какую бы они выставку ни организовали, губернатору положено радоваться.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №21 (210) 28 мая 2012
    Ресторанный бизнес
    Содержание:
    Менталитет бьёт порядок

    Южный рынок ресторанов даёт ежегодный прирост в среднем на 10%. Выращивается он, в основном, региональными игроками: московские компании преуспевают только в сегменте фаст-фуда, а местные рестораторы твёрдо держат свои позиции

    Реклама