«Газель» преображает фармацевтику

Тема недели
Москва, 23.07.2012
«Эксперт Юг» №28-31 (220)
Ставропольский научно-производственный концерн «ЭСКОМ» — предприятие, занимающееся разработкой и выпуском лекарственных препаратов, в том числе для онкобольных, формирует вокруг себя фармацевтический кластер федерального значения. Концерн совместно с партнёрами планирует потеснить импорт, заняв рыночную долю порядка 50%

Фото предоставлено компанией

Фармацевтическая промышленность — одна из наиболее зависимых от импорта российских отраслей. До 1 апреля 2010 года предприятия фармотрасли были свободны в своих действиях, назначая высокие цены. Теперь их деятельность полностью регулирует правительство РФ. Этот факт заставляет многие фармацевтические предприятия пересматривать стратегии своего развития, оптимизируя расходы, внедряя новые методы разработки и производства лекарств. Так, в СКФО на базе НПК «ЭСКОМ» создаётся фармацевтический кластер, инновационность которого заключается в производстве уникальных препаратов, не выпускаемых никем не только в России, но и в Европе. Это позволит снизить импортную зависимость, создать новые рабочие места. В рамках проекта планируется построить три завода. Концерн «ЭСКОМ» вошёл в рейтинг компаний-«газелей» юга России по итогам 2009 года с выручкой 1,36 млрд рублей, демонстрируя среднегодовые темпы прироста порядка 40%. По убеждению генерального директора НПК «ЭСКОМ» Сергея Азирова, это не предел роста.

Самоопределение

— Ваше предприятие — иннова­ционное?

— Да, можно смело сказать, что мы — инновационное предприятие. У нас есть ряд продуктов, которые на сегодняшний день не выпускает никто не только в России, но и в Европе, начиная со вспомогательных материалов и заканчивая препаратами. У нас есть препарат «Эскотропил», который в своих действиях, в своих показаниях лучше, чем аналогичный препарат датского происхождения, и более эффективен.

Cоздание компании совпало с кризисом 1998 года. Какие основные этапы её развития вы можете выделить?

— Я глубоко убеждён, что любая компания может развиваться именно в годы кризиса. Предприятия, которые ставят перед собой только цель получения прибыли, гибнут. Если взять историю приватизации в РФ и становление бизнеса, то те компании, которые были приватизированы их директорами, как правило, обанкротились. И таких предприятий в нашей отрасли более 70 процентов.

Наша компания начинала с нуля — заново строилась. Мы понимали, что выбрали отрасль, которая наиболее зависит от импорта. У нас был уставный капитал — 15 миллионов долларов. Мы выбрали фармацевтическую промышленность, поскольку она менее дорогостоящая, чем, например, машиностроение, но не менее благородная. Выбирая фармацевтическую промышленность, мы преследовали цель заместить импорт лекарственных средств отечественными препаратами. Стратегия развития компании строилась с учётом того, что фармацевтическая промышленность на 90 процентов зависит от импорта. Россия на тот момент закупала инфузионные растворы на сумму до двух миллиардов долларов. Наш концерн принял решение о покупке двух линий по производству инфузионных растворов (кровезаменителей). Компания поставила себе задачу на 10 лет развития. Но, как показала практика, Россия по инфузионным растворам не достигла и 60 процентов отечественного рынка. Мы не достигли ещё того пика, когда можно остановиться.

— То есть рынок далёк от насы­щения?

— Есть препараты, которые мы не имеем права выпускать, они запатентованы. Но когда препарат теряет патентную защиту, мы стараемся сразу наладить его производство и полностью удовлетворить потребности России в нём. В стране существует всего четыре завода, аналогичных нашему. И вместе с нашим предприятием они занимают 40 процентов выпуска отрасли по этим препаратам — это «Биохимик», «Биосинтез», «Мосфарма» и «Красфарма».

Рыночная ситуация

— Каковы источники спроса на вашу продукцию?

— Стало приоритетным развитие отечественных производителей — как фармотрасли, так и других отраслей. Россия 1998 года и Россия сегодняшнего дня — это две разные страны. Развитие нашей отрасли зависит от политической воли государства. Сейчас во всеуслышание говорят, что существует коррупция в госзакупках. Однако власти заинтересованы в том, чтобы навести порядок в этом сегменте. И в качестве первого шага они отдают предпочтение российским компаниям. Это говорит о том, что у государства появилась политическая воля. Да, есть, конечно, нерадивые чиновники на местах, в больницах, но в принципе ситуация кардинально изменилась. Государство стало обращать внимание на многие вещи. Например, сейчас выпускаемый нашим предприятием препарат «Раствор натрия хлорид» мы реализуем по цене 21 рубль; эта цена регистрируется Минздравом РФ, а закупочная цена при поставках из-за рубежа составляет 160 рублей. При этом наш препарат ни чём не уступает импортному, даже визуально. Поэтому больница или минздрав той или иной области, республики не должны закупать импортный препарат, который в восемь раз дороже. Я считаю, что это правильная политика государства — не лоббировать, а защищать государственные интересы.

— Каковы источники финансирования такого быстрорастущего бизнеса?

— Любой банк, как и государство, будет понимать стратегического партнёра в том случае, если сами акционеры будут вкладывать в предприятие свои денежные средства. Наши акционеры изначально вложили больше 15 миллионов долларов в уставный капитал. За всю историю своего существования с 1998 года НПК «ЭСКОМ» ни разу не выплачивал дивиденды, а направлял всю прибыль на развитие. Мы ставили задачей не краткосрочное получение прибыли, а работу на долгосрочную перспективу. Это рождает доверие со стороны банков и государства. Мы открыты, показываем свои экономические показатели во всех необходимых отчётностях — как в налоговой инспекции, так и на сайте. И тогда становится понятно, что все деньги идут на развитие, ежегодно увеличивается материально-техническая база в объёмах закупок того или оборудования и в стоимости. Мы ведь реально прирастаем. Если начинали с 15 миллионов долларов в уставном капитале, которые были направлены на основные средства, то сейчас уставный капитал составляет более 120 миллионов евро. То есть вся прибыль за все годы существования шла на развитие, на увеличение материально-технической базы предприятия.

— Можно ли экономить на издержках в условиях такого роста?

— Безусловно. Не буду лукавить, до 1 апреля 2010 года мы были более свободны в своих действиях, наши цены были гораздо выше. А сейчас их регулирует правительство РФ. С одной стороны, не могу сказать, что мы полностью довольны данной ситуацией, но с другой, мы понимаем, что Россия пока не имеет того ВВП, что Германия или Америка. Я считаю, что решение правительства о регулировании рынка лекарственных средств даёт все-таки уверенность, что государство не только думает о простых гражданах, но и беспокоится о предприятиях. Я объясню, почему. Поставив цену и представляя, как она будет регулироваться ежегодно, мы понимаем дальнейшее своё развитие. У нас исчезает та маленькая жилка алчности, которая в принципе у каждого человека есть — «сделать побыстрее». Я считаю, что это правильное решение. А регулируемость цен нас заставляет думать об издержках, об оптимизации сотрудников, о наших лишних затратах. Теперь мы понимаем, что какую бы цену мы ни назначили, она всё равно окажется ниже импортной, и государство будет закупать продукцию у нас. Самое интересное, что с принятием закона о регулировании цен мы сохранили ту же самую прибыль, что получали ранее. Сегодня не приходится много тратить на безудержный рост цен вспомогательных материалов от того или иного поставщика, а раньше нам было безразлично, у кого покупать. Сейчас мы чётко за этим следим.

— Как вы пережили кризис?

— В 2008 году, когда произошёл финансовый кризис, предприятие не добрало порядка 600 миллионов рублей прибыли, а, соответственно, и не направило их на закупку того или иного оборудования — это, конечно, отразилось на нашем росте.

— Каким был ваш главный ресурс, который оказался необходим для создания этого предприятия?

— Всё решают кадры. Можно купить любое оборудование, но кто будет на нём работать? Создание НПК «ЭСКОМ» было поддержано правительством Ставропольского края — потому что здесь существуют три базы, которые готовили специалистов и направляли их в другие регионы. Это Ставропольская государственная медицинская академия, Пятигорская государственная фармацевтическая академия и Северо-Кавказский государственный технический университет, который выпускал и биохимиков, и микробиологов. И те кадры, которые были раньше не востребованы в Ставропольском крае, мы стали разыскивать по всей России. Наиболее успешных отправили переобу­чаться на ряд предприятий Германии, обучали за свой счёт. И после того, как эти специалисты вернулись обратно, начался массовый рост предприятия. За счёт того, что мы закупали оборудование, технологии, мы понимали, кому, как и во сколько будет обходиться наша рентабельность.

Очертания кластера

— Какие инвестпроекты вы пла­нируете?

— Мы ставим задачу развиваться не только в сфере выпуска инфузионных растворов. У нас достаточно большие планы по выпуску антибиотиков нового поколения, других лекарств от сердечно-сосудистых заболеваний. У нас есть проект по строительству на территории Ставропольского края заводов по выпуску лекарственных средств для онкобольных. Сегодня в России в результате безумного отношения к экологии смертность от онкологии занимает первое место, а сердечно-сосудистые заболевания ушли на второе. Не случайно премьер выступил за ужесточение экологических требований по отношению не только к предприятиям, но и к транспортным компаниям. Это очень серьёзный вопрос. Раньше предприятие не думало о выбросе в атмосферу своих побочных продуктов, не думало, чтó оно сбрасывает в воду. Теперь мы ставим фильтры, потому что нас начали контролировать. Это правильное решение.

Правительство Ставропольского края приняло решение создать фармкластер на базе научно-производственного концерна «ЭСКОМ». Будет строиться три завода. Один — по производству антибиотиков, второй — по выпуску препаратов для парентерального питания, а третий — по производству лекарственных форм для лечения онкобольных. Мы приобрели на льготных условиях 50 гектаров земли. Сейчас передали проекты на рассмотрение в четыре ведущих компании мира. Этот проект будет реализован до конца 2012 года.

Мы пришли с проектом к Валерию Гаевскому (губернатор Ставрополья. — «Эксперт ЮГ») ещё в бытность его министром экономики края и рассказали ему о своих пожеланиях и проектах. Гаевский понимал, что на тот момент этот рынок не только не освоен российскими производителями, а попросту нулевой. Он понимал, что осуществление нашего проекта даст рабочие места и увеличит доходную часть бюджета. И не будет конкурентов в лице российских компаний. В дальнейшем это подтвердилось на практике. Те условия, на которых создаётся фармкластер, — это мечта любого руководителя. Нам выделена земля, будут подведены все коммуникации до участка. Правительство на пять лет даёт нам освобождение от налога на имущество — это достаточно большой экономический рычаг.

Далее — мы с госкорпорацией «Роснано» рассматриваем вопрос по выпуску препаратов нового поколения. Мы говорим о том, что сегодня основная масса выпускаемых лекарств бьёт по всему организму, а не точечно, то есть даёт ударную дозу не только на ту точку, где находится очаг поражения, а и на весь организм. А это лишние химические элементы, которые принимать вредно. Мы лечим и в то же время загрязняем организм. А потом принимаем дополнительные препараты, которые выводят эту химию из организма. Научной группой нашей компании совместно с двумя российскими научно-исследовательскими институтами разработаны два препарата, которые будут точечно действовать. Выпуск этого препарата менее затратен, так как он имеет меньшую ёмкость. Это более рентабельно для нас и более безопасно для организма. Когда хирург принимает решение лечить больного в стационаре, он не только проводит хирургические операции, но и воздействует на организм с помощью различных препаратов. Это большая нагрузка на организм. Например, сегодня вместо скальпеля применяется лазер, что снижает болевой шок. То же самое и в лекарствах. Мы ищем пути доставки лекарства в ту поражённую ткань организма, которой это необходимо.

— Это только на уровне разработок или уже на уровне выпуска?

— У нас есть два препарата, которые уже прошли доклинические испытания, то есть лабораторные испытания и испытания на животных. После этого через Министерство здравоохранения и через федеральные государственные институты мы собираемся проводить клинические испытания. И это с согласия тех больных, которые готовы пройти через эти процедуры. Чтобы выпустить препарат, надо от 8 до 10 лет, не говоря уже о затратной части. Это долгий и сложный период. Мы к этому шли свыше шести лет до того, как корпорация «Роснано» согласилась совместно с нами продолжить эту работу. Но это уже другая сторона, более затратная, требующая инвестиций в несколько раз больших, чем те 15 миллионов долларов, которые мы в 1998 году изначально вложили в уставный капитал. Надо хотя бы минимум 100 миллионов долларов, чтобы выпустить какой-нибудь препарат, не имеющий аналогов в мировой практике.

— Что ещё может сделать государство для вашей отрасли?

— Государство может помочь стабильной политической ситуацией, правильной и ясной политикой, которая должна рассчитываться не на краткосрочную перспективу, а на долгосрочную. Я считаю, что государство допустило ошибку, подняв налоги во время кризиса. Это существенно отразилось на развитии предприятия. Мы понимаем, что это краткосрочная перспектива, это аномалия. Бизнес не может развиваться в таких не просто жёстких, а жесточайших условиях, когда прибыли на развитие остаётся мало. То есть мы становимся инвестиционно непривлекательными для зарубежных компаний, для банков, тем более, если цена у нас регулируется. Цена осталась та же, но забирается больше налогов и уменьшается сумма остаточной прибыли. Наша отрасль не просто наукоёмкая, а прежде всего дорогая.

Люди лукавят, когда говорят, что политическая ситуация не влияет на бизнес. Напротив, это самое главное. Стабильная политическая ситуация даёт нормально развиваться. А когда политическая ситуация нестабильна, людям, которые хотят за три дня разбогатеть, это выгодно. А те, кто работают на дальнюю перспективу, готовы ждать того дня, когда предприятие достигнет если не «потолка», то максимума. К примеру, немецкая фирма Bayer, я её изучал. Она на протяжении 40 лет не выдавала дивиденды, а вкладывала их в развитие. И только потом акционеры начали получать. А мы, к сожалению, хотим сразу и всё. Не бывает такого.

— Какова сейчас стратегия компании на ближайшие 5–10 лет?

— Наш план развития ориентирован на срок до 2020 года. Мы хотим, чтобы вместе с нашими коллегами и партнёрами-фармпроизводителями мы достигли доли в 50 процентов отечественного рынка. Но даже при достижении этого показателя мы должны понимать, что, закупая лекарственные средства за рубежом в таких объёмах, мы будем развивать фармацевтику наших европейских соседей и Китая.

— Боитесь ли прихода иностранных конкурентов?

— Я конкуренции не боюсь. Люди боятся ВТО, боятся, что рынок завалит дешёвая продукция из-за рубежа. Но если дешёвую продукцию станет поставлять Китай, то эта продукция окажется не просто дешёвой, она будет низкого качества. А если говорить о европейских компаниях — да, их продукция хороша, но она в несколько раз дороже.     

Справка о компании

ОАО НПК «ЭСКОМ» — одно из ведущих российских фармацевтических предприятий, входящее в ТОП-20 крупнейших отечественных производителей лекарственных препаратов, и единственное по производству инфузионных растворов на юге Российской Федерации. Продукция концерна представлена лекарственными препаратами, большинство которых входит в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, утверждённый распоряжением правительства Российской Федерации от 30.12.2009 № 2135-р. В ассортиментной линейке продукции, выпускаемой НПК «ЭСКОМ», сегодня представлены препараты для коррекции нарушенного водно-электролитного баланса, проведения дезинтоксикации, дегидратации, нейрокорректоры, анестетики, гемостатики, кровезаменители. А в выпуске инфузионных растворов под торговыми марками «Натрия хлорид» и «Глюкоза» ЭСКОМ является предприятием номер один в фармацевтической отрасли Российской Федерации.            

ЭСКОМ по динамике роста — инновационная «газель». Таких на Юге всего штуки три

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №28-31 (220) 23 июля 2012
    Герои обновленной экономики
    Содержание:
    Неизменная величина южной экономики

    Новороссийский морской торговый порт, на долю которого приходится примерно пятая часть всего грузооборота морских портов России, в 2011 году упрочил свой статус одного из главных игроков федерального уровня, работающих на юге страны. Вхождение в число стратегических акционеров порта «Транснефти» и инвестгруппы «Сумма Капитал» открывает для Группы НМТП путь к превращению в крупного транснационального оператора

    Реклама