Повод заложить плантации малины

Тема недели
Москва, 23.07.2012
«Эксперт Юг» №28-31 (220)
Незадолго до Олимпиады 2014 года на территории Красной Поляны появится уникальное для юга России производство экологически чистых напитков и продуктов питания. Это — пример того, как мировые соревнования открыли новые возможности для местного частного бизнеса

Фото предоставлено компанией

Мало кто знает, что бальзам «Красная Поляна» — один из популярных сочинских сувениров — на самом деле изготавливается в средней полосе России, хотя и из оригинального краснополянского сырья. Сегодня собственная алкогольная отрасль в Сочи фактически отсутствует — промышленное виноделие здесь традиционно неразвито, крепкие напитки тоже не производят. Однако к «олимпийскому» 2014 году производитель бальзама и других напитков под маркой «Дары Красной Поляны» планирует локализовать производство. Соответствующий инвестпроект был представлен на Сочинском инвестиционном форуме в 2010 году, для его реализации уже определена площадка, производителем подписаны соглашения с краевой и городской администрациями. Проект предполагает строительство многопрофильного завода по производству алкогольных напитков мощностью 300 тысяч дал в год на территории Краснополянского поселкового округа. Срок реализации проекта — до 2014 года, планируемый объём инвестиций — 250 млн рублей. Помимо широкой алкогольной линейки, предприятие будет выпускать прохладительные напитки, фитосборы, пчелопродукты и другую экологически чистую продукцию.

Когда-то основатель ООО «Красная Поляна» Пётр Жалыбин ради своего нынешнего дела оставил бизнес в Москве. Это было задолго до того, как Сочи получил право проведения Олимпиады-2014. Теперь, благодаря олимпийскому проекту, бренд, созданный г-ном Жалыбиным, может оказаться одной из самых капитализированных российских торговых марок.

Бросить вызов химии

— Насколько мне известно, по первой профессии вы наш коллега, журналист. С чего начинался ваш бизнес?

— Я родился на Урале, закончил факультет журналистики МГУ, работал в газете, на радио, затем увлёкся социологией, поступил в аспирантуру Института социологии Академии Наук СССР, создал разветвлённую социолого-психологическую службу при Министерстве оборонной промышленности и даже вошёл в руководящие органы Советской социологической ассоциации. Но в начале девяностых ушёл в свободное плавание, открыл в Москве собственную фирму — рекламно-издательский центр «Деловые предложения». Мы производили высококачественную полиграфическую продукцию, проводили рекламные компании, занимались аналитикой, консультированием в области маркетинга и сбыта. И так получилось, что среди наших клиентов было много ликёро-водочных заводов. В то время они, если помните, пытались делать продукцию с этикетками, похожими на иностранные, и многие печатали их за границей, а мы научились выпускать аналогичную продукцию в Москве. И вот как-то после дефолта 98-го года возникла ситуация, когда один из наших заказчиков не мог рассчитаться деньгами и предложил оплатить долги своей алкогольной продукцией, которую затем можно было реализовать. Мы согласились, и это был первый шаг на новый рынок.

— А как вы оказались в Красной Поляне?

— Впервые в Красной Поляне я побывал в 99-м, причём совершенно случайно — коллега с одного из заводов пригласил на выставку в Сочи. В Красную Поляну поехал на экскурсию, и когда там оказался, то был потрясён, очарован девственностью природы, богатством целебной флоры, так что каждый из оставшихся дней снова туда ездил. Тогда и родилась идея производства натуральных напитков из местного сырья — никто ведь этим не занимался. Я подумал: почему бы не использовать знакомые нам заводы — у нас великолепные были отношения, и партнёрские, и неформальные. Мы зарегистрировали торговую марку «Дары Красной Поляны», одновременно подобрали участок земли и начали строить дом, своего рода офис-отель, чтобы можно было удобно работать и жить. Тогда же стали разрабатывать напитки, прежде всего бальзам, работа над которым шла три года. В результате мы свернули бизнес в Москве и в 2002 году переехали сюда, а в октябре 2003 года выпустили первые напитки и дальше постоянно наращивали линейку продукции.

— Вы самостоятельно осваивали весь технологический процесс?

— Мы прежде всего изучили возможности местной флоры, привлекли специалистов, присмотрелись к тому, что используют старожилы для изготовления настоек и чаёв. Собрали приличную коллекцию причерноморских трав, фруктов, мёда и отвезли всё специалистам из ВНИИ пищевой биотехнологии — это базовый российский институт, разрабатывающий рецептуры для ликёро-водочной промышленности. Задача была — создать из этого роскошного сырья достойные во всех отношениях продукты: бальзам, наливки, настойки, ликёры. Мы очень благодарны специалистам этого НИИ и других научных учреждений, наших партнёров в этом проекте, за труд и талант, которые они вложили в рецептуры и технологии производства наших напитков. Повторю, что над бальзамом «Красная Поляна» работа шла почти три года. Предоставленные нам опытные образцы мы проверяли на фокус-группах, проводили дегустации. Эта работа продолжалась до тех пор, пока наш бальзам не вышел на первое место с устойчивым отрывом от других известных производителей, до этого момента мы не запускали его регистрацию. Когда же создали то, что действительно было качественным и вкусным, оказавшись лучше имевшихся тогда на рынке марок, то начали производство. Такой же подход мы использовали в отношении других напитков.

— В чём состояла дальнейшая логика развития компании?

— Когда мы принимали решение выпускать напитки на горных травах, фруктах и мёде заповедной зоны Красной Поляны, то исходили из того, что к этому времени большинство заводов России утратили традиции и технологии работы с натуральным сырьём. А с ним — например, с ягодами — очень сложно работать, очень трудоёмкий это процесс, затратный по времени — проще химию добавить: ароматизаторы, искусственные красители, консерванты и так далее. И в эти страшные девяностые годы многие перешли на химию, под броскими глянцевыми этикетками стали выпускаться подделки под импорт. Тогда это было востребовано, а производство стоило дёшево. Вроде пахнет вкусно, и народ пьёт, не понимая, что травится. Но потом произошла переориентация спроса: люди, напившись этой зарубежной гадости, стали всё больше переходить на натуральные продукты и напитки, а дефолт, как ни странно, этому помог.

И сейчас настало время, когда натуральные напитки действительно стали очень востребованы. Мы изучаем ситуацию и знаем, что большинство заводов так и не вернулось к производству натуральных настоек на ягодах, фруктах, травах — в основном производят водку или продолжают делать «химию». Начало нашей работы показало, что мы на правильном пути.

Далее мы стали открывать дегустационные залы. Для нас это не только метод продаж, но и возможность получать постоянную обратную связь от нашей покупательской аудитории, возможность понять, что нужно людям, что будет востребовано. Поэтому каждый новый напиток мы запускали точечно, только после опросов, опробовав по три-четыре образца. Бывает, что новый напиток создаётся за месяц, а бывает, за несколько лет. Скажем, над ореховым ликёром, который мы скоро запустим в производство, работа также шла три года.

Бренд на 10 миллионов

— Какова идеология созданного вами бренда?

— Идеология бренда отлично укладывается в наш слоган «Возьми с собой немного Красной Поляны». Мы даём возможность людям, приезжающим в Красную Поляну и Сочи, взять с собой лучшее, что даёт наша природа, не нанося ей вреда. При этом мы отлично понимаем, что в таких продуктах нуждаются отнюдь не только жители и гости Сочи, поэтому стремимся к тому, чтобы наш бренд стал общенациональным. Это заставляет нас двигаться дальше в улучшении качества нашей продукции, в превращении её в символ лучшего, что производится в стране. Поэтому следующий наш шаг — использование спирта, приготовленного исключительно по солодовой технологии, что означает отказ от ферментных суррогатов, которые превращают спирт в мёртвый продукт с неожиданными негативными отсроченными эффектами для здоровья.

Специалисты говорят, что столь же полноценной, безвредной для здоровья альтернативы солоду нет. Что бы там ни говорили производители ферментных препаратов о достоинствах своего способа производства, как бы они ни изворачивались, пытаясь замолчать тот вред, который наносят здоровью продукты искусственной ферментации, именно применение солода даёт спирту и водке мягкий, гармоничный вкус без горечи и послевкусия, избавляет спиртные напитки от такого страшного яда, как ацетилальдегид, и других вредных побочных продуктов искусственной ферментизации. Так что мы отлично понимаем, что использование только такого спирта и нашей горной воды, обладающей высокой степенью мягкости и большими вкусовыми достоинствами, позволит создать адекватное сопровождение нашему растительному сырью. И только такой продукт при условии умеренного употребления принесёт пользу для здоровья и удовольствие.

Конечно, этот подход чреват дополнительными трудностями, ведь спирт по солодовой технологии, да ещё и высочайшего качества, производят единицы спиртовых заводов в России. Мы нашли только два таких предприятия, остановились на Иткульском спиртзаводе в Алтайском крае. Это предприятие более 140 лет выпускает высококачественный спирт по солодовой технологии и даже в 90-е годы не остановило его производство, хотя экономически было очень выгодно перейти на более дешёвые ферментные технологии. Но именно в это время завод технически перевооружился, перейдя на новейшие технологии очистки спирта. Находится предприятие в экологически чистой зоне Алтайского края, имеет собственные источники чистой воды.

— По сравнению с другими бальзамами российского производства ваша продукция стоит недёшево. Это связано с тем, что значительную добавленную стоимость формирует бренд?

— Часто добавленную стоимость формирует не сам бренд, а расходы, вложенные в его «раскрутку», огромные рекламные бюджеты. У нас таких расходов нет. На сегодняшний день наш главный рекламный метод — проведение дегустаций. Поэтому самая главная статья расходов — затраты на качество. А учитывая, что наше производство не носит массового характера, себестоимость за единицу продукции, естественно, выше, чем при выпуске огромных партий.

Кроме того, по словам наших покупателей, цена на продукцию такого уровня качества вовсе не высока. Действительно, никто ведь не спрашивает, почему хороший коньяк стоит свыше пятисот-семисот рублей. Иностранцы, наоборот, удивляются, что наша продукция так дешёво стоит. Помню, когда мы приехали на выставку в Мюнхен, у нас всё, что было привезено, просто смели — в Европе знают, что такое натуральная продукция, и с уважением к этому относятся. Вот пример. Горная малина, растущая в Красной Поляне, уникальна по качеству, сейчас её цена дошла до 200 рублей за килограмм. А наш малиновый ликёр почти полностью сделан из сока свежей малины. И поэтому мы не можем его дёшево продавать. Кроме того, в производстве используются достаточно дорогие комплектующие. Скажем, высококачественные керамические бутылки мы привозим из Германии. В этих бутылках бальзам может храниться без потерь для качества очень и очень долго. Но должен при этом сказать, что мы не собираемся постоянно повышать цены. К примеру, когда заложим свои плантации малины — а мы намерены сделать это уже в 2011 году, — она будет обходиться не в 200, а в 40–50 рублей за килограмм. Станем удерживать цену за счёт собственного сырья, грамотной логистики, эффективных методов управления и совершенных технологий, но никогда не будем экономить на качестве конечного продукта.

Горная малина уникальна по качеству, сейчас её цена дошла до 200 рублей за килограмм. А наш малиновый ликёр почти полностью сделан из сока свежей малины. Мы не можем его дёшево продавать yug_220_123.jpg Фото предоставлено компанией
Горная малина уникальна по качеству, сейчас её цена дошла до 200 рублей за килограмм. А наш малиновый ликёр почти полностью сделан из сока свежей малины. Мы не можем его дёшево продавать
Фото предоставлено компанией

— А как вы себе представляете своего потребителя?

— В своё время мы составили его портрет. Это человек, ориентированный на экологически чистые продукты, причём продукция должна быть не только полезной для здоровья, но и очень вкусной. Это человек, для которого высокое устойчивое качество — на первом месте. Именно в это мы вкладывались и добились этого. И только на третьем или даже на четвёртом месте для этого человека стоит цена.

— Вы проводили оценку стоимости бренда?

— В 2006 году, когда была принята Федеральная программа развития Сочи как горноклиматического курорта на 2006–2014 годы, мы провели оценку своего бизнеса. По заключению одного из ведущих российских рейтинговых агентств, прогнозная стоимость бренда при условии реализации федеральной программы составила 10–12 миллионов долларов. Тогда никто не говорил об Олимпиаде и даже не думал о таком размахе, и с тех пор мы наш бренд не переоценивали — думаю, сейчас он стоит более существенную сумму.

Потенциал расширения

— Как вы пришли к необходимости создания своего производства?

— Изначально мы решили выпускать свою продукцию на Костромском заводе; это один из лучших заводов страны, со столетними традициями работы с натуральным сырьём, технически хорошо оснащённый. Возглавляет его бывший губернатор Костромской области, большой знаток и почитатель нашей продукции. Но этот завод искусственно, под предлогом реорганизации Росспиртпрома, остановили, и мы были вынуждены переводить производство на другое предприятие — Бутурлиновский завод (Воронежская область), тоже со столетней историей. Нам удалось организовать там производство с тем же качеством, но через полтора года и этот завод остановили — трясут у нас легальную отрасль, это гораздо проще, легче и удобнее, чем бороться с нелегальным производством. Пришлось в третий раз переходить на новый завод. Теперь мы выбрали фармацевтическое предприятие — курскую фабрику «Биок», старейший в стране фармзавод, ему 120 лет. Там выпускается, в частности, три бальзама, и технология их производства нас в высшей степени устраивает, поскольку требования на этой фабрике в связи с основным профилем деятельности очень жёсткие. Казалось бы, можно было успокоиться: ведь мы нашли тот завод, который явно не будут трогать и который обеспечит нужное качество, причём мы в третий раз добились этого качества, хотя это очень сложно, когда переводишь производство с одного завода на другой. Но мы прекрасно понимаем, что при сохранении даже сегодняшних темпов роста продаж нашей продукции очень скоро производство на месте произрастания сырья станет намного рентабельнее. Кроме того, проблемы контроля качества и стабильности гораздо проще решать, имея собственное производство, что вполне очевидно. Однако это не означает, что мы полностью откажемся от сотрудничества с нашими партнёрами-изготовителями. Думаю, будем сочетать оба вида производства.

— В каком состоянии сейчас реализация проекта?

— Мы определили площадку, где будем строить завод. Вначале хотели делать это на базе одной из пасек, но потом отказались. В итоге нашли место, уникальное во всех отношениях, достигли соглашения о приобретении этого участка в собственность и сейчас решаем вопрос о переводе земли в агропромышленное назначение. Если всё будет хорошо, то в конце 2011 или в начале 2012 года приступим к строительству.

— Как будет расширяться линейка вашей продукции после открытия своего производства?

— Завод, который мы начнём строить, не ликёро-водочный; это многопрофильное предприятие, фактически несколько заводов в одном. Производство собственно алкогольной продукции будет делиться на несколько частей. Во-первых, то, чем мы сейчас занимаемся, — бальзамы, ликёры, аперитивы и так далее, только теперь будем использовать спирт, произведённый по солодовой технологии. Во-вторых, производство фруктовых водок — сливовой, абрикосовой, виноградной, яблочной, тутовой, водки из местного киви. Собираемся выпускать классическую и особую водки «Красная Поляна» на основе горной воды и спирта люкс, также изготовленного по солодовой технологии.

Далее, станем производить собственные сухие, полусухие и полусладкие вина, а также сухие красный и белый вермуты, кагор и кагор бальзамный. Для приготовления этих вин будет использоваться виноград сортов качич и аусырхуа — аборигенных для наших мест. Виноград этот обладает уникальными вкусовыми качествами, но, к сожалению, его российские промышленные плантации были полностью утрачены. В прошлом году мы с большим трудом набрали у частных лиц несколько тонн этого винограда, отправили их на переработку и в феврале-марте выпустим первую ограниченную партию вина «Красная Поляна» с использованием в его составе винограда сорта качич. Но мы уже сейчас поставили себе задачу возрождения этого уникального дара природы. Для этого в прошлом году высадили в питомнике Сочинского национального парка около 10 тысяч черенков аборигенных сортов винограда — качича, аусырхуа и дикого черкесского винограда, которые лягут в основу наших будущих плантаций.

— Давайте вернёмся к линейке вашей продукции. Что ещё вы планируете производить?

— Четвёртое направление в алкогольном производстве — это коктейли для молодёжи. В стране колоссальный рынок коктейлей, представляющих собой чистую химию. И вот у нас возникла мысль разбавлять наши напитки тремя-четырьмя частями горной воды — попробовали, и оказалось, что травы настолько раскрылись в этой чистой и вкусной воде, что одна бутылка нашего двадцатиградусного аперитива «Аибга» превратилась почти в три бутылки семиградусного! За этим же можно весь вечер сидеть, и главное, это и вкусно, и полезно. Вот такого рода напитками на хорошей воде мы тоже хотим насытить рынок, чтобы от них была польза. Мы считаем это очень ответственной и серьёзной задачей. Если удастся в этом сегменте рынка занять устойчивые позиции, нация будет здоровее в лице прежде всего молодёжи — вы даже не представляете, какое количество химии сейчас выпивается.

Также следует сказать о тех направлениях, которые не связаны с напитками, — это производство пчелопродуктов и фитосборов. Благодаря сотрудничеству с Сочинским национальным парком и Кавказским биосферным заповедником с их сотнями тысяч гектаров девственной природы перед нами здесь открываются огромные возможности.

— Сколько человек будет работать на вашем производстве?

— Благодаря новейшим оборудованию и технологиям для того объёма, который мы планируем производить, достаточно 70–80 человек — они могут без проблем выпускать продукцию на несколько миллиардов рублей в год. Для сравнения, те заводы, которые сегодня работают по старинке, при значительно меньших объёмах производства держат 300–400 и более человек.

Олимпийские перспективы

— Как организовано продвижение вашей продукции и как вы планируете расширять дистрибуцию после запуска производства?

— Сейчас мы не гонимся за количеством, наша задача — сохранить и упрочить качество. Завод строится с таким расчётом, чтобы можно было быстро увеличить объёмы продукции в четыре-пять раз. На предшествующем этапе развития мы отлаживали производство напитков, решали вопросы ресурсной базы, наращивали ассортиментный ряд, не гнались за объёмом продаж в регионах и главным образом реализовывали продукцию здесь. В Туапсе и Большом Сочи мы работаем с сетью «Магнит» и рядом других магазинов. Покупателям из других регионов мы предложили форму заказа нашей продукции через сайт. Масштабный выход в регионы решено приурочить к запуску собственного производства.

— Ваша продукция известна за рубежом?

— Да, мы активно участвовали в международных выставках. За семь лет мы получили 93 золотые медали и семь Гран-при, в том числе на крупнейшей в Восточной Европе выставке «Продэкспо» в Москве. На «Зелёной неделе» в Берлине наша продукция также выставлялась, и везде мы встречали очень уважительное отношение к ней.

— Где сейчас находятся ваши дегустационные залы?

— Пока в Сочи и Красной Поляне. После строительства завода мы собираемся сразу приступить к созданию сети распределительно-сбытовых центров. Нам интересны регионы, где люди наиболее ориентированы на натуральные продукты. Это Петербург, Урал, Москва и Московская область — из этих же регионов больше всего людей бывает в Сочи и Красной Поляне, составляя примерно процентов 60 посещающих эти места.

— Какая форма участия в сочинской Олимпиаде была бы для вас оптимальной?

— Мы ведём переговоры с Олимпийским комитетом, но всё-таки не забывайте, что у нас алкогольные напитки. Поэтому сейчас разрабатываем бальзам, который будем выводить на рынок как лекарственный препарат из трав в статусе биологически активной добавки. Ещё один новый продукт — лёгкий 16-градусный аперитив «Роза Хутор»; рассчитываем, что он, наряду с бальзамом, станет одним из официальных напитков Олимпиады. Большую ставку в связи с предстоящими Играми делаем на производство безалкогольных напитков — это отдельное направление, включающее производство прежде всего широкой линейки минеральных вод, так как мы имеем возможность пользоваться уникальными источниками Сочинского национального парка. Кроме того, у нас будет горная вода на горных травах, фруктах и мёде. Ещё одно направление — фруктовые воды, где вместо сахара используется натуральный заменитель сахара на основе стевии — медовой травы. Также начнём выпускать холодный чай — черничный, малиновый, черносмородиновый плюс чёрный и зелёный чаи. Кстати, лучшие образцы нашего сочинского чая вкуснее, тоньше и интереснее, чем иноземные — не случайно четыре года назад на Всемирном фестивале чая именно наш, сочинский чай получил гран-при. Натуральная вода на горных травах, фруктовые чаи и другие безалкогольные напитки — всё это окажется очень актуально во время Олимпиады.

— Какой будет структура вашего бизнеса ближе к Олимпиаде, когда спрос на продукцию под брендом «Красная Поляна» явно вырастет?

— Прежде всего, это предприятие, которое мы решили назвать научно-производственным объединением «Крас­ная Поляна», поскольку у нас проводится много исследовательской работы. Во-вторых, мы договорились с рядом профильных научных учреждений об организации Научно-исследовательского института фитотерапии горного Причерноморья в статусе некоммерческого партнёрства, который в своём составе, помимо активно действующего Учёного совета, абхазского филиала и региональных отделений, будет иметь ряд подразделений. Это научно-исследовательский отдел, отдел контроля сбора и обработки растительного сырья, отдел перспективных разработок и их внедрения в промышленное производство, отдел по взаимодействию с санаторно-курортными учреждениями юга России, отдел промоакций, презентаций и выставок, отдел экологического просвещения и информационно-рекламная служба. Третья предполагаемая структура — торговый дом «Красная Поляна», который станет заниматься организацией распределительно-сбытовых центров в крупных регионах. Наша задача — до Олимпиады построить один из таких центров в ближнем Подмосковье. Эти центры, в свою очередь, будут иметь собственную сеть розничных объектов площадью 100–120 квадратных метров, состоящих из двух частей — «Красная Поляна-бар» и «Красная Поляна-экомаркет».

— Сейчас много говорят о том, что олимпийская стройка может уничтожить ландшафт Красной Поляны. Каково ваше мнение на этот счёт?

— Никакая стройка не улучшает экологию. И когда эта проблема обсуждалась на первом заседании наблюдательного совета при правительстве России по вопросам реализации Федеральной программы развития Сочи как горноклиматического и бальнеологического курорта на 2006–2014 годы, я поставил вопрос о необходимости создания в Сочи экологической полиции с широкими полномочиями и жёсткими санкциями в отношении нарушителей. Я был включён в число членов этого совета, и сейчас, насколько мне известно, экологическая полиция в Сочи создана. Важно, чтобы оценка её деятельности, материальное поощрение её сотрудников были привязаны к конечным результатам их работы, чтобы они тесно взаимодействовали с экологами. И тогда, надеюсь, Олимпиада даст Сочи гораздо больше плюсов, чем минусов. А что касается ландшафта Красной Поляны, то он явно улучшится за счёт того, что вместо всякого рода развалюх появятся новые современные здания с интересной архитектурой. Посмотрите, как выглядит горнолыжный курорт «Роза Хутор». Чувствуется, что уже в ближайшее время этот комплекс примет облик очень ухоженного горного посёлка, не хуже, чем в Швейцарии, где всё сделали для людей — красиво, удобно и чисто. Так что давайте будем оптимистами.         

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№28-31 (220) 23 июля 2012
Герои обновленной экономики
Содержание:
Неизменная величина южной экономики

Новороссийский морской торговый порт, на долю которого приходится примерно пятая часть всего грузооборота морских портов России, в 2011 году упрочил свой статус одного из главных игроков федерального уровня, работающих на юге страны. Вхождение в число стратегических акционеров порта «Транснефти» и инвестгруппы «Сумма Капитал» открывает для Группы НМТП путь к превращению в крупного транснационального оператора

Реклама