Как умеют

Любое публичное выступление кубанского губернатора Ткачёва — коллекция ляпов. Да таких, что впору просить кого-нибудь тебя ущипнуть: он действительно это сказал, мне не почудилось?

Во время выступления перед жителями затопленного Крымска, к примеру, непотопляемый губернатор на голубом глазу заявил, что предупреждать их об опасности не было ни возможности, ни смысла: «Вы думаете, можно каждого было обойти? И вы бы встали и ушли из дома?». Ничего, избранным и лояльным (избранным за лояльность) и не такое прощается.

Губернаторское выступление Ткачёва на заседании коллегии краевого МВД, в котором он сообщил о создании казачьих патрулей, призванных контролировать незаконную миграцию, от ляпов и кухонных глупостей трещит по швам. Сказал, как сумел: «Чтобы те, кто пытается просто на дурака сюда приехать, застолбить, заниматься провокациями или неправомерным бизнесом, понимали, что на Кубань лучше не ехать. Здесь кубанцы, здесь у них свои законы, здесь они достаточно жёсткие ребята».

Человек, олицетворяющий государственную власть на уровне субъекта федерации, прямым текстом сообщает, что в вверенном ему субъекте федерации действуют некие свои законы, реализация которых отныне официально поручена жёстким ребятам, — и ничего. Вертикаль не стучит по губернаторскому темечку, кресло не выскальзывает из-под губернаторских ягодиц.

Чего стоит пояснение Ткачёва к собственному утверждению о том, что казаку можно то, чего нельзя полицейскому — дескать, «в определённой степени на бытовом уровне, на подсознательном, на понятийном». Quod licet Jovi, панимаишь, nоn licet bovi. Если по понятиям. Чисто на подсознании.

Причины, заставившие Ткачёва пообещать введение в вверенном ему крае столь экзотических и столь истерических мер контроля за незаконной миграцией — так, по крайней мере, дешифровал свой сигнал сам губернатор — тоже не очень интересны. Говорят, торопится укрепить пошатнувшиеся-таки после Крымска позиции: мигранты в предстоящих Ткачёву рано или поздно перевыборах права голоса не имеют, а коренные кубанцы инициативу наверняка поддержат. Но стоит ли тратиться на объяснение мотивов одиозного губернатора, оставшегося у руля сначала после Кущёвки, а потом и после Крымска? Позиции ли он укрепляет коварно и расчётливо, или, наоборот, нервный срыв у него случился после того, как он в очередной раз убедился в том, что всё сходит с рук? Вторично. В случае, когда мы говорим о Владимире Путине, известном своей монаршей иррациональностью в кадровом вопросе, — какой смысл объяснять мотивы вассалов-любимчиков?

Да, анализировать спич Ткачёва, в котором всего понемногу и с Дона, и с моря, всерьёз затруднительно. А всё же рассмотреть инициативу по существу очень даже стоит.

Сама-то идея витает в воздухе. Когда государство катастрофически не справляется с проблемой, общество пытается решить проблему самостоятельно.

В прошлом году на круглом столе в молодёжном информ­агентстве «МИА», где обсуждались возможные пути предотвращения межнациональных конфликтов, с похожей инициативой выступил представитель Донского афганского объединения Рафи Абдул Джабар, предложив организовать «казачье-кавказские» дружины, которые действовали бы по незатейливому алгоритму: «Мусульмане бузят — мы с ними разбираемся, ваши бузят — разбираетесь вы». Предложение этнического афганца ростовскими казаками было проигнорировано. Возможно, оно и было практически нереализуемо, но молчаливый отказ казаков от интернационального варианта дружин, на мой взгляд, говорит о многом. Разумеется, для людей в лампасах куда важней этнического мира и миграционного порядка то, кто именно этот мир и порядок будет наводить.

Как видим, в условиях нашей суверенной демократии, опирающейся на апатичное полуграмотное большинство, возможен ещё и такой кунштюк: власть важно надувает щёки и средь бела дня перекладывает на общество ею же собственноручно проваленную задачу — да ещё и оказывается в электоральном выигрыше.

То, что руководитель полиэтнического региона собирается разрешить межэтническую напряжённость казачьими сотнями, здравомыслящая общественность иначе как государственный заказ на кровопролитие рассматривать не может и не должна. И отсылы к косовской истории работают не за, а против сторонников миграционной ногайки: сербский президент Милошевич, персонаж недалёкий и упёртый, в своей политике не сумевший преодолеть уровень этнического национализма, — равноправный соавтор сербской катастрофы, не меньший, чем албанские сепаратисты.

Для меня совершенно очевидно, что казачье патрулирование и выдавливание закончится стрельбой и поножовщиной. И что обострение обстановки в результате допуска казаков к регулированию миграции будет использовано ими как новый повод потребовать разрешения на ношение оружия. А это поощрит бандитские настроения в казачестве. Что итогом такого наведения миграционного порядка станет окончательный раскол юга России по этническим границам — думаю, также не вызывает сомнений.

Наконец, свою эффективность в защите правопорядка, жизни и достоинства граждан — или в современной России правильней говорить о защите соплеменников, братьев по крови? — казаки отлично показали в Кущёвке, где вполне себе мирно сосуществовали с бандитской империей Цапков. Не в этом ли видят содержание казачьего проекта беспокойные державные головы: превратить юг России в одну большую Кущёвку — этнически  зачищенную, не досаждающую более просьбами о конституционной законности. В страхе и унижении, зато среди своих...

Что ж, проектируют как умеют. Других державников у них для нас нет.                                                                                        

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№32-33 (222) 13 августа 2012
Интернет-торговля
Содержание:
Интернет-торговля обречена на рост

Ежегодную динамику роста продаж товаров и услуг в интернете на Юге специалисты оценивают в 20–30%. Региональные игроки только начинают осваивать правила рынка электронной коммерции: ищут ниши и учатся торговать по сети

Реклама