Государство постепенно отходит в сторону

Спецвыпуск
Москва, 17.09.2012
«Эксперт Юг» №35-37 (226)
Влияние Олимпиады на инвестпортфель Краснодарского края постепенно ослабевает. В экономике Кубани на фоне торможения начались масштабные процессы внутренней перестройки, смысл которой — в значительном усилении позиций частного бизнеса

Фото: Виктория Ханова

В 2012 году в региональной структуре базы крупнейших инвестпроектов ЮФО на Краснодарский край приходится половина от всего портфеля Юга — свыше 50,6 млрд долларов инвестиций. За год суммарный вес кубанских проектов вырос на 400 млн долларов, а вот их количество несколько сократилось — до 167 против 178. Поэтому у нас впервые за последнее десятилетие появился повод говорить о торможении в инвестиционном развитии края. Аналитики и представители региональной администрации связывают его с завершением сразу нескольких крупных олимпийских строек. В прошлом году кубанские проекты, связанные с Олимпиадой, создавали почти 70% заявленной в крае общей стоимости инвестпроектов, в этом году их доля снизилась до 40%.

Теперь ускорение рынку, хоть и не столь мощное, способна придавать уже не Олимпиада, а другие факторы. Уже можно говорить о том, что властям региона удалось привлечь обширный пул инвесторов, который компенсировал выпадение части олимпийских строек, — и это, конечно, успех. Но административный ресурс объективно ограничен, и в следующем году край может войти в стадию инвестиционной стагнации — тогда потребуется новая стратегия привлечения средств. Наметившаяся сегодня в крае тенденция — усиление позиций частного капитала — возможно, тот противовес, который позволит сгладить предполагаемый спад.

Без «олимпийки»

Инвестиционный потенциал Кубани нельзя оценивать лишь Олимпиадой. Даже после того, как Сочи выиграл в конкурсе за право её проведения, возникли новые инвестиционно привлекательные темы — Чемпионат мира по футболу 2018 года, трасса Формулы-1 в Сочи, «народная» ипотека. Теперь уже не только побережье — весь регион представляет собой площадку масштабных инфраструктурных работ. А завершение ряда крупных олимпийских объектов «очистило» портфель региона от в большей степени нерыночных проектов. Это выдвинуло из тени те новые секторы, в которые сместился инвестиционный процесс, — и в них позиции бизнеса априори сильнее, чем в «сочинском кольце».

Как отмечают эксперты, в 2012 году по-прежнему наиболее интересными для инвестирования остаются агропромышленный, топ­лив­но-энергетичес­кий, курортно-рекреационный комплексы, транспортная отрасль и строительная индустрия. При этом портфель региона стал более диверсифицированным. Если в 2011 году почти 60% средств приходилось на туризм и инженерно-транспортную инфраструктуру, то теперь эта цифра снизилась вдвое — до 34%. Ощутимо сдал позиции туризм: ему в 2012 году досталось всего 6,7 млрд долларов — почти в два раза меньше, чем в прошлом. Однако, глядя на перечень реализуемых в этой сфере проектов, трудно говорить о спаде — скорее стоит учитывать всё же не безразмерную ёмкость данного сектора.

Доля АПК, напротив, выросла — в этой сфере как раз серьёзно развернулся частный капитал. Если оценить количество проектов, заявленных в тех или иных отраслях, то треть их реализуется в сфере АПК, почти поровну — 16 и 15% соответственно — в сферах инженерно-транспортной инфраструктуры и туризма. Далее загруженность отраслей инвестпроектами серьёзно снижается: 8,3% у производства стройматериалов, 7,1% — у энергетики. В целом, говоря о наиболее перспективных отраслях, специалисты в конечном итоге дают три основных варианта: это АПК, строительная индустрия и транспорт.

Пространство для частных инициатив

Если проанализировать предыдущие годы, то окажется, что главным драйвером во всех отраслях чаще всего выступало государство — эта черта много лет определяла кубанскую экономику в частности и российскую в целом. Но теперь ситуация изменилась — сегодня уже видно, что бизнес взял на себя часть инициатив и существеннее влияет на определение отраслевого тренда развития. Наиболее ярко данная тенденция прослеживается в сферах АПК, пищёвки и строительства инженерно-транспортной инфраструктуры. Здесь можно вспомнить крупнейший на данный момент южный проект зернового терминала в порту Тамань стоимостью 150 млрд рублей, инициатором которого выступил «Базовый Элемент». Две трети средств будут предоставлены как раз частными инвесторами, что на данный момент беспрецедентное явление. Стоит упомянуть также мощный — один из крупнейших на Юге — тепличный проект Сергея Галицкого, который обойдётся его компании «Тандер» в 12 млрд рублей.

В департаменте экономического развития, инвестиций и внешних связей администрации Краснодара соглашаются, что отечественный бизнес в последнее время активизировался на Кубани как инвестор — и приводят в пример ряд свежих масштабных девелоперских проектов. «Инвесторы приходят для освоения крупных земельных участков в целях комплексного жилищного строительства», — рассказывают в департаменте. Например, ООО «Сувар­Эстейт» — одна из крупнейших девелоперских компаний Татарстана — в 2011 году подписало соглашение о намерениях по реализации проекта комплексного освоения территории общей площадью 75,6 гектара в районе улиц Снежной и Евдокии Сокол. В его рамках планируется строительство комплекса с жилой площадью 540 тысяч кв. м и социальной инфраструктурой — девелопер планирует потратить 13,9 млрд рублей. Проект московской компании ООО «Зелёный сад», с которой в этом году подписано соглашение о строительстве жилого квартала, оценивается в 15 млрд рублей.

«Колоссальные суммы проходят сейчас в транспортном секторе, и это не государственные деньги — взять те же проекты “Таманьнефтегаза”, “Новорослесэкпорта” и так далее, — приводит пример генеральный директор консалтинговой компании “Южный инновационный центр” Владислав Варшавский. — То есть частный сектор проявляет себя очень ярко и в транспортной сфере».

Большие проекты, инициированные или реализуемые частными компаниями, можно увидеть практически в любых отраслях, однако наиболее активен бизнес всё-таки в ключевых. Государство постепенно отходит в сторону.

Финансовый консультант ГК «Городская инвестиционная компания» Сергей Сорокин говорит, что увеличение активности частного капитала сегодня действительно стало более заметным, нежели в прошлом году. И это — показатель оздоровления экономики: когда государство снижает свою долю в проектах, рынок становится более самостоятельным, более саморегулируемым. «Поскольку российская экономика, по сути, повторяет путь развития западных стран, это должно происходить, — считает г-н Сорокин. — Если говорить о динамике рынка, то у нас год идёт за пять-семь лет — экономика страны очень молодая, каждый год меняются нормативно-правовые акты, позиция государства, позиция бизнеса. Мы как крупный инвестор считаем, что всё меняется к лучшему. Ужесточаются меры контроля над бизнесом, он становится прозрачным, чего никогда не было раньше. Плюс отечественный инвестор, преодолев кризис 2008 года, стал спокойнее относиться к текущим кризисным явлениям и не боится вкладывать деньги в проекты». Последнее особенно важно, поскольку этот факт объясняет объясняет, почему региональный бизнес в посткризисный период стал ключевым инвестором для той же Кубани. По словам главы Краснодара Владимира Евланова, за кризисные годы местный бизнес окреп, а у власти, раньше делавшей ставку на именитые компании, хватило мудрости не отвернуть от себя региональное деловое сообщество.

Макет новой развилки в районе Адлера показывает, что инфраструктура в регионе вышла на новый уровень yug_226_070.jpg
Макет новой развилки в районе Адлера показывает, что инфраструктура в регионе вышла на новый уровень

Учитывая тот факт, что иностранные инвесторы уже не столь активно стремятся зайти на Кубань, отечественному бизнесу есть где развернуться. «Я думаю, что те проекты, которые требовали иностранного капитала, уже реализованы, а прочих интересных для иностранцев проектов практически не осталось, — говорит генеральный директор ЗАО “Институт Корпоративных Технологий” Сергей Урескул. — По моему мнению, объём инвестиций зарубежного капитала упал».

«Те проекты, которые были интересны внешним инвесторам, уже срослись: Чемпионат мира по футболу, Олимпиада, — добавляет директор департамента управленческого консалтинга АКГ “Ваш советникъ” Александр Полиди. — Чтобы привлечь иностранцев, нужны новые инициативы, но с ними не совсем всё хорошо. Взять санаторно-курортный комплекс — тут им уже вкладывать особо не во что: требуется инфраструктура, то, на чём будет вырастать иностранный бизнес. А эта база уже исчерпана. Это закономерно, так бывает в любой отрасли, в любом регионе — нельзя постоянно нагнетать, требуются новые отрасли, новые формы взаимодействия государства и бизнеса».

«Отмечу, что 2012 год вообще оказался для Кубани достаточно трагичным: мы тратим государственные резервы на восстановление и естественным образом теряем темп, — говорит декан экономического факультета КубГУ Игорь Шевченко. — Стоит подумать: что мы не так делаем? Может быть, следует использовать меньше государственных, административных ресурсов и больше привлекать частную инициативу? В России и в крае основная масса инвестиций вводится на рынки за счёт бюджета, а он, очевидно, исчерпал свои возможности для роста. Нужно искать новые возможности, новые стимулы. Я говорю о борьбе с коррупцией, о создании упрощённых процедур для развития бизнеса и его вовлечения в процесс. Ошибка как раз в том, что мы стараемся всё делать административно, пытаемся вложить бюджетные деньги, а не привлечь инициативный капитал, который мог бы повлиять на экономику Кубани».

Инфраструктура — залог роста

Мы задавали своим собеседникам вопрос о том, что сдерживает сегодня привлечение инвестиций в Краснодарский край, — и получали порой очень разные ответы.

«Недавно мы общались с западным коллегой, разговор касался понятий “инвестиционный климат” и “инвестиционный потенциал”, — рассказывает Владислав Варшавский. — Собеседник дал понять, что потенциал в крае — один из самых высоких в России, выше только у Москвы и Питера, а вот климат — крайне отвратительный. В качестве альтернативы можно привести Калужскую область — там колоссальный индустриальный парк, где работают “Самсунг”, “Фольксваген” и другие гиганты. А у нас частная инициатива — это касается и зарубежных, и отечественных игроков — по-прежнему разбивается о бюрократию. В той же Ростовской области, которая пока не получает таких мощных вливаний, бюрократизма куда меньше».

«Частное инвестирование сегодня очень актуально, и это понятно — в государстве дефицит бюджета, и властям выгодно активнее привлекать бизнес и, соответственно, сокращать свою долю в финансировании инвестпроектов, — говорит Сергей Урескул. — Но нельзя не учитывать тот факт, что любой крупный проект всегда требует колоссальных инвестиций, которые способны осилить либо крупные холдинги, либо те, кто сотрудничает с государством, — в стране почти нет компаний, готовых единовременно вкладывать деньги в мощные проекты, притом что их окупаемость часто достигает 7–10 лет. Логика понятна — бизнес должен сам проявлять инвестиционную инициативу, но в нашей стране я таких перспектив не вижу, в том смысле, чтобы компания начала проект с нуля без поддержки».

Тенденция усиления роли частного капитала в экономике Кубани на деле только начала просматриваться — скорее всего, она проявит себя сильнее на фоне, пожалуй, неизбежного проседания края по объёмам привлекаемых инвестиций. На деле это проседание (которого, впрочем, может и не быть) не очень важно само по себе: в конце концов, можно говорить, что Краснодарский край просто закрепился на высоте, которая для ближайших конкурентов ещё несколько лет будет недостижима. Важнее другое — та перестройка экономических процессов, которая обязательно придётся на период паузы. Суть этой перестройки — увеличение роли бизнеса, без активности которого в ближайшие годы не только расти, но и сохранять позиции региону будет трудно. Главным залогом роста самых разных отраслей региональной экономики станет инфраструктурное строительство, которое сейчас идёт при непосредственном государственном участии.                    

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №35-37 (226) 17 сентября 2012
    Инвестпроекты ЮФО - 2012
    Содержание:
    Торможение!

    Составив в этом году базу крупнейших реальных инвестпроектов ЮФО, мы увидели, что прирост их общей стоимости упал до критического однопроцентного уровня. При этом львиная доля проектов — долгосрочные. Это значит, что в ближайшие пару лет мы с высокой долей вероятности получим снижение инвестиционной активности в Южном федеральном округе

    Экономика и финансы
    Реклама